1 мая 2012, 20:43 нет комментариев

Российские тюрьмы до сих пор не отличаются от сталинских лагерей

Поделиться

Шесть перемен, которые превратят пенитенциарную систему России из карательной в исправительную

Представители Общественной палаты доложили президенту Медведеву о проблемах судебной и пенитенциарной системы. «МН» с помощью экспертов составили список изменений, которые действительно сделают российскую систему исполнения наказаний человечной, спасут сотни жизней заключенных и окончательно избавят ФСИН от наследия сталинских лагерей.

«Ты пыль лагерная», ничтожество, не заслуживающее человеческого обращения — достойно оплачиваемого труда, медицины, доброго слова. Такова, по мнению опрошенных «МН» экспертов, ситуация в исправительных учреждениях — тюрьмах и колониях. Они высказали свое мнение о том, как и что нужно исправить, чтобы понятие «лишенный свободы» перестало быть тождественным «лишенный будущего».

1. Независимая медицина

Отсутствие нормальной медицины — это одно из слабых мест исправительной системы, считает член общественной наблюдательной комиссии за местами принудительного содержания граждан Александр Куликовский.

«У человека, попавшего в изолятор, есть склонность заболевать. Обычно это происходит из-за стресса. Денег на лечение заключенных нет, а зарплата тюремного врача ниже, чем у гражданского, в полтора-два раза. Кроме того, человек за решеткой теряет доступ к профильным специалистам, не может получить консультацию, например, окулиста», — объясняет Куликовский.

Ситуацию может изменить допуск к больным в местах лишения свободы гражданских врачей. Это, по словам правозащитника, уже практикуется в московском СИЗО №6, а в будущем возможность обратиться к врачу из поликлиники появится и у арестантов из других изоляторов. «Московские СИЗО начнут формировать списки необходимых им профильных медицинских специалистов для передачи в окружные управления департамента здравоохранения. То есть врач из поликлиники сможет ходить в изоляторы. Почти у всех в СИЗО есть страховые полисы, а значит, работа врачей будет оплачена», — говорит Куликовский.

Еще дальше предлагает пойти член Совета по правам человека при президенте Валерий Борщев. Медицина, по его мнению, должна быть полностью выведена из тюрем, а заниматься больными заключенными должны гражданские специалисты. «До 1932 года с заключенными работали гражданские врачи. Медицину разделили после того, как начал мужать ГУЛАГ. С этих пор врач в тюрьме не может принять ни одного решения без санкции тюремного начальства», — говорит Борщев.

2. Отмена принудительного труда

Согласно Уголовно-исправительному кодексу осужденные к лишению свободы могут привлекаться без оплаты труда «к выполнению работ по благоустройству исправительных учреждений и прилегающих к ним территорий» (ст. 106 УИК). По мнению эксперта группы защиты прав граждан открытого правительства Владимира Осечкина, данная статья должна быть отменена. «Она противоречит Конституции, которая прямо запрещает использовать бесплатный и принудительный труд. Я считаю необходимым запретить использование бесплатной рабочей силы в колониях, а тем, кто работает за деньги, платить не ниже МРОТ», — поясняет эксперт.

Зарплата в колониях может составлять примерно 100-300 руб. в месяц, говорит Осечкин, а один заключенный официально вообще получил за месяц работы 2 руб. 65 коп. «Если будет нормальная зарплата, то человек сможет в тюремном магазине купить поесть, выслать деньги родным, погасить долги по гражданским искам. Это было бы лучшим стимулом для заключенного», — считает Осечкин.

Создать рабочие места можно за счет ресурсов ФСИН, которая обладает огромным количеством неосвоенных территорий, складов и рабочей силой. Осечкин предлагает агитировать бизнесменов развивать бизнес в местах лишения свободы. «Если предложить бизнесу налоговые льготы, он придет в колонии, а если сделать зарплату в 5-6 тыс. руб., то многие заключенные захотели бы работать даже на две ставки. Такие проекты есть во Льговской ИК-3, там построили литейный цех за 280 млн руб.», — объясняет эксперт.

3. Гуманизация

Член Общественной палаты Мария Каннабих считает, что реформа ФСИН должна затронуть и сотрудников системы исполнения наказаний. «У работников колоний должна быть хорошая заработная плата, у них должны быть решены социальные проблемы, предоставлено временное служебное жилье», — говорит она. Часто колония является градообразующей, объясняет член ОП, в поселке при колонии должна быть школа, спорткомплекс, ДК. «Тогда будет эта работа престижной, можно будет отобрать достойных людей, а люди, которые склонны издеваться, просто не смогут там работать», — уверена Каннабих.

Менять отношение тюремного начальства к заключенным необходимо, полагает глава Казанского правозащитного центра, бывший начальник колонии строгого режима Игорь Шолохов. «Уходить от гулаговского «ты пыль лагерная» к уважительному отношению к человеку. Все остальное, например новые туалеты и кровати, — вопрос вторичный. Он напрямую зависит от отношения к заключенным», — полагает правозащитник.

В рамках реформы ФСИН все колонии будут переделаны в тюрьмы, а заключенным обещают предоставить нормальные кровати, просторные камеры и прочие удобства, отмечает Каннабих. А сейчас, по словам Осечкина, ситуация с условиями содержания в тюрьмах оставляет желать лучшего. «Все тюрьмы и колонии построены при СССР, даже сохранились тюрьмы, построенные в царской России, например "Бутырка" или Коломенское СИЗО, — перечисляет эксперт. — Условия там ужасные, а ведь люди не приговорены к пыткам. Поэтому необходимо строительство комфортабельных тюрем».

Половина жалоб в Европейский суд по правам человека от граждан России — это жалобы от заключенных и осужденных на пыточные условия содержания, рассказывает Осечкин. Россия каждый год проигрывает эти дела в Страсбурге и платит денежные компенсации. «Это мы, налогоплательщики, платим эти деньги», — говорит эксперт.

4. Общественный контроль и надзор

Для того чтобы в местах лишения свободы заключенных не избивали, необходимо установить камеры видеонаблюдения в коридорах, сборных отделениях, на вахтах, в карантинах и дежурных частях колоний и тюрем. «После выборов осталось большое количество веб-камер, которые на ближайшие шесть лет не нужны. Можно использовать их. Доступ к онлайн-трансляции должны иметь сотрудники собственной безопасности ФСИН и прокуроры по надзору за местами лишения свободы. Также нужно дать возможность смотреть эти видео правозащитникам из Общественной палаты и членам общественной наблюдательной комиссии», — предлагает Осечкин. Количество членов ОНК при этом он считает нужным увеличить, ведь их иногда просто не хватает на регион. В Красноярском крае, например, более 40 мест лишения свободы и всего три человека состоят в региональной наблюдательной комиссии.

5. Облегчить условия этапирования

Необходимо пересмотреть правила перевозки заключенных, так как действующий приказ Минюста и МВД позволяет перевозить заключенных в тяжелейших условиях, говорит член правления правозащитной комиссии «Мемориал» в Коми Эрнест Мезак. «Закон, например, позволяет перевозить в камерах площадью 3,5 кв. м до 12 человек. В таких условиях ни о каком полноценном сне и питании в процессе этапирования не может быть и речи. Помимо 12 заключенных туда помещают и их личные вещи. Безусловно, такие условия перевозки носят бесчеловечный характер, Европейский суд их признавал таковыми. Некоторые до суток так проводят в подобных условиях», — говорит правозащитник.

6. Ужесточить ответственность сотрудников ФСИН за должностные преступления

Сотрудников колоний, совершивших должностные преступления, нужно сажать на длительные сроки, сделать это можно, введя поправки в Уголовный кодекс, предлагает Осечкин. «Кроме того, сотрудники колоний должны нести ответственность за то, что они не донесли на своего коллегу. О каждом нарушении сотрудник должен доложить в управление собственной безопасности. Например, по специальной горячей линии для приема звонков от сотрудников полиции и ФСИН. Данная информация должна отправляться в прокуратуру», — полагает эксперт. Тюремщиков, сообщивших о должностных преступлениях коллег, он предлагает премировать.

Источник: Московские новости

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Пронин Дмитрий Евгеньевич

Пронин Дмитрий Евгеньевич

Координатор Gulagu.net, член ОНК Московской области

Я считаю, что законы Российской Федерации для всех граждан равны и их нужно соблюдать, тем более тем кто служит в ФСИН и МВД, они - лицо государства. И только реальный и честный общественный контроль может поменять неблагоприятную ситуации в ИК, СИЗО, ИВС и отделах полиции.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3232 обращения
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ