30 апреля 2012, 17:50 3 комментария

«Агора» планирует отправить в Генеральную прокуратуру жалобу на Марию Каннабих

Поделиться

Общественный совет при ведомстве хочет законодательно запретить ранее судимым контролировать колонии

Федеральная служба исполнения наказаний пытается ограничить независимость общественных наблюдательных комиссий за тюрьмами, колониями и СИЗО. Общественный совет при ФСИН готовит поправки в законодательство, запрещающие становиться наблюдателями тем, у кого была судимость по уголовным статьям, или если таковая была у их родственников. В Общественной палате уже начали собирать информацию о наличии уголовного прошлого у наблюдателей. Правозащитники действия совета при ФСИН и ОП считают неконституционными. 

О том, что председателям региональных общественных наблюдательных комиссий (ОНК) начали приходить письма с просьбой сообщить об уголовном прошлом наблюдателей, «МН» рассказали председатель московской комиссии Валерий Борщев и зампред комиссии по Чувашской Республике Алексей Глухов. Автор письма — куратор института ОНК в Общественной палате (ОП), руководитель Фонда помощи заключенным Мария Каннабих. 

«Сообщите, кто из членов руководимой Вами ОНК привлекался ранее к уголовной и (отдельно) административной ответственности. Пожалуйста, дайте им краткую оценку в части отношения к выполнению возложенных общественных обязанностей как члена ОНК. Были ли к ним претензии со стороны правоохранительных органов в процессе посещения ими мест принудительного содержания. Если были, токакие, и как они разрешены», — говорится в разосланном по комиссиям письме. 

Отдельным пунктом обозначена просьба проинформировать о том, кто из членов ОНК имеет родственников, отбывающих наказание «в учреждениях уголовно-исполнительной системы». В письме Каннабих объясняет, что запрашиваемая информация ей нужна для «подготовки обстоятельного и аргументированного выступления на очередном заседании Общественного совета при ФСИН России». Информацию председателям комиссий рекомендовано предоставить к 1 ноября. 

Правозащитники отнеслись к письму критически. «Ассоциация общественных наблюдателей рекомендовала контролерам не отвечать на это письмо, потому что изложенные в нем просьбы незаконны. Рекомендации подписали я, Людмила Алексеева (глава Московской Хельсинкской группы. — «МН») и Лев Пономарев (лидер движения «За права человека». — «МН»)», — заявил «МН» Валерий Борщев. 

С ним согласен Алексей Глухов, правда, он на письмо ответил. «Я предоставил ответ своему председателю, но суть просьбы, конечно, настораживает. Мне непонятен интерес к родственникам, причем непонятно в первую очередь, о каких родственниках идет речь — дальних или близких. К примеру, я ни разу в жизни не видел свою двоюродную сестру и не могу о ней ничего рассказать. А если она, допустим, сидит, мне теперь нельзя контролировать тюрьмы?» — риторически вопрошает Глухов. В беседе с корреспондентом «МН» Каннабих заверила, что информация об уголовном прошлом членов ОНК и тюремном настоящем их родственников нужна ей, чтобы доказать представителям пенитенциарного ведомства несостоятельность их критики в адрес контролеров. 

«Много лет ФСИН критикует нас за то, что в регионах большое количество наблюдателей, привлекавшихся к уголовной ответственности. Что эти люди связаны с криминальным миром, получают от криминала деньги и провоцируют бунты. Но мы понимаем, что все это преувеличение», — заявила «МН» Каннабих. Она отметила, что председатели ОНК имеют право не отвечать на ее письмо: «Все добровольно — просто нам нужна информация».

Многолетняя критика пенитенциарного ведомства может получить и документальное выражение. Общественный совет при ФСИН намерен подготовить поправки в закон «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания», которые бы запрещали становиться наблюдателями тем, кто привлекался к уголовной ответственности. Будет закрыт вход в ОНК и для тех контролеров, у которых есть родственники, находящиеся за решеткой. 

Суть поправок и сроки их передачи в Госдуму совет обсуждал на своем внеочередном заседании 14 октября. В заявлении совета по итогам встречи говорится, что отсутствие законодательного запрета создает ««возможность вхождения в ОНК лиц, имеющих негативный криминальный опыт, нацеленных на конфронтацию с администрацией следственных изоляторов и исправительных учреждений». 

«По имеющейся информации, членами общественных наблюдательных комиссий республик Башкортостан, Дагестан, Коми, Марий Эл, Алтайского и Краснодарского краев, Брянской, Воронежской, Ивановской, Иркутской, Кировской, Мурманской, Нижегородской, Омской, Ростовской, Тюменской и Ульяновской областей и Санкт-Петербурга являются лица, ранее привлекавшиеся к уголовной либо административной ответственности или имеющие судимых родственников», — утверждают в совете. 

«Они действительно очень мешают и нередко связаны с криминалом», — заявили «МН» в пресс-службе ФСИН. Поначалу поправки планировалось передать сразу после заседания совета, но позже было решено собрать «круглый стол» с привлечением законодателей и представителей ОП для более детальной проработки законодательных предложений, сообщили во ФСИН. 

«Поправки незаконны. Человек с погашенной судимостью имеет такие же права, как и люди, которые не привлекались к уголовной ответственности. В Госдуме есть ранее судимые депутаты, почему члены ОНК должны быть ущемлены в правах?» — негодует Валерий Борщев. Мария Каннабих согласна с правозащитником. «Вряд ли поправки будут одобрены депутатами. Инициатива общественного совета противоречит законодательству, если поправки пройдут, будет скандал, люди будут протестовать. В Госдуме это понимают», —  выразила уверенность Каннабих. 

Впрочем, куратор ОНК сама нарушила закон и превысила свои полномочия члена ОП, уверен партнер правозащитной ассоциации «Агора» Рамиль Ахметгалиев. «Член общественной палаты фактически толкает членов ОНК на правонарушение. Председатель ОНК не имеет право запрашивать информацию о судимости члена комиссии – этим правом обладают лишь органы дознания, следствия, прокуратуры и суда», - заявил «МН» Ахметгалиев. Судимость же члена ОНК согласно профильному закону должна проверяться в рамках процедуры оформления мандата наблюдателя. «И больше никогда», - отмечает юрист. Сегодня «Агора» планирует отправить в Генеральную прокуратуру жалобу на Марию Каннабих с тем, чтобы надзорное ведомство выписало ей представление о нарушении законодательства. «Нельзя, защищая представителей гражданского общества, грубо нарушать закон», - считает Рамиль Ахметгалиев.

Источник: Московские новости

Комментарии

Не совсем понял - это информация прошлогодняя или же уфсиновцы вновь пытаются свой интерес соблюсти?!

Марьин Сергей 30 апреля 2012, 22:24

Чем больше наблюдателей, тем неуютнее чувствуют себя тюремщики. Дай им волю, они не пустили бы в наблюдатели даже Солженицина. А Канабих имеет достаточно глубокие связи с УИС.

НАПРОТИВ, В ОНК ДОЛЖНЫ БЫТЬ ЛИЦА, НЕ ПО НАСЛЫШКЕ ЗНАЮЩИЕ СИСТЕМУ "ИСПРАВЛЕНИЯ", ДЕЙСТВУЮЩИЕ ПО СПРАВЕДЛИВОСТИ, ПО СОВЕСТИ. ЧТОБЫ ВЕРА К НИМ БЫЛА, ЧТОБЫ НАДЕЖДЫ БЕСПРАВНЫХ И БЕСПОМОЩНЫХ ОПРАВДЫВАЛИСЬ.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Меркачева Ева Михайловна

Меркачева Ева Михайловна

Журналист, заместитель председателя ОНК Москвы

Проект против пыток и коррупции Gulagu.net  сделал то, во что даже трудно поверить. Он объединил тысячи людей в борьбе против произвола в тюремной  системе.  О проекте знают в каждой колонии и в каждом СИЗО, и попасть "на карандаш" блогеров  для многих тюремщиков означает потерять авторитет и, возможно,  даже работу и порой - свободу.  Gulagu.net читают люди в ФСИН, в Кремле, его изучают граждане, живущие за рубежом, в том числе журналисты с мировым именем.  Мне известны случаи, когда после публикации на сайте возбуждались уголовные дела, задерживались коррупционеры, освобождались наконец невиновные.   Многие жалобы заключенные пишут сначала сюда, а потом уже в ОНК. Это говорит о высочайшем уровне доверия, о том, что арестанты знают - их просьбу о помощи не оставят в стороне. 
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3196 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ