5 июня 2015, 13:32 нет комментариев

"Нужно подумать о перезагрузке отношения к осуждению человека"

Поделиться

Заключенных смогут трудоустроить на предприятиях вдали от исправительных учреждений. Речь идет о тех, кто отбывает наказание в колониях-поселениях и осужденных к принудительным работам. Руководитель соцсети ГУЛАГу.нет Владимир Осечкин ответил на вопросы ведущей "Коммерсантъ FM" Оксаны Барыкиной.

Как сообщает газета "Коммерсантъ", соответствующие поправки к Уголовно-исполнительному кодексу подготовил депутат Александр Хинштейн. Они могут коснуться 40 тыс. заключенных.

— Как вам эта инициатива?

— Я к ней отношусь абсолютно неоднозначно, потому что не сказано самое главное: краеугольный камень и секрет в том, что ГУЛАГ и НКВД СССР от современной пенитенциарной системы практически ничего не отличает. Другой вопрос: будут ли с заключенными заключаться трудовые договоры, то есть в качестве кого их привлекают на сегодняшний день к труду и предлагают привлекать, вывозя в коммерческие компании. Если это будет принудительный труд с минимальной заработной платой, с плохими условиями содержания — тогда, конечно же, мы, правозащитники, будем против. Если, наоборот, речь идет о шаге от ГУЛАГА в сторону современной пенитенциарной системы с заключением соответствующего трудового договора, когда уже в заключенном будут видеть гражданина, человека с соответствующими правами, которые будут регламентироваться и защищаться трудовым договором, конечно, мы эту идею будем приветствовать. Но самое интересное, инициаторы данной инициативы, к сожалению, об этом всерьез не говорят, не обсуждают с экспертами и правозащитниками, и боюсь, что, скорее всего, идея трудовых договоров, она останется как идея. 

— Элла Памфилова уже, якобы, эту идею одобрила?

— Элла Александровна заступила на свой пост не так давно, и, к содержанию, в местах принудительного содержания на сегодняшний день огромное количество серьезных проблем и нарушений прав граждан, в местах лишения свободы. И данная проблема, которую поднимает ФСИН, Хинштейн и Памфилова, она не самая главная и не самая актуальная.

Мне кажется, что сегодня есть глобальнейшая проблема: предприниматели боятся идти открывать свои предприятия на территориях исправительных колоний, там, где существуют промышленные зоны, коммуникации. То есть, по сути дела, на сегодняшний день ФСИН сам по себе кластер: более 500 исправительных колоний, каждая обладает десятками гектар, у каждой есть своя система отопления, канализации, электричества. То есть готовое место для организации любого производства. Но до сих пор ФСИН не разработал единого стандартного договора между предпринимателем и исправительным учреждением, и права предпринимателей, которые организуют свои производства совместно с ФСИН, практически никак не гарантированы системно и стандартно по всей территории страны. И решать нужно эту, в первую очередь, проблему, а не придумывать некий вывоз заключенных за пределы и организацию там дополнительной системы безопасности. 

И последний момент — очень важно обратить внимание и ФСИН, и судов, и, вообще, всего государства на проблему: к сожалению, суды очень часто вместо исправительных принудительных обязательных работ назначают человеку совершенно необоснованно наказание в виде заключения под стражу и в последующем отбытие наказания в колонии с изоляцией от общества. Очень многие люди действительно готовы работать, и нужно не колоний-поселений раздвигать территории, организовывать на каких-либо заводах и фабриках, а нужно подумать о сокращении тюремного населения, перезагрузке отношения к осуждению человека, и как можно шире применять вид наказания — обязательные исправительные работы. 

— Есть ли спрос на такие рабочие руки?

— А здесь самый интересный момент: если с ними будут заключаться трудовые договоры, им будет предлагаться рыночная зарплата, то, конечно же, это не будет выгодно предпринимателю, и ему проще нанять бесправных гастарбайтеров. А если в данном случае государство пойдет на нарушение прав заключенных, и их будут принуждать к труду за минимальную заработную плату, то, да, кончено, на такую дармовщину, конечно, я уверен, найдется масса недобросовестных предпринимателей, которые захотят эксплуатировать труд заключенных и платить им копейки. Но еще раз повторю: очень важно нам понимать, в какую сторону мы двигаемся — мы хотим возродить ГУЛАГ, только уже с коммерческим выражением лица, либо мы хотим уйти в сторону современной пенитенциарной системы и, еще раз вернусь, к трудовому договору. Права трудящихся, в том числе заключенных трудящихся, должны защищаться официальным договором, а не эфемерными воззваниями руководства ФСИН Памфиловой и Хинштейна.

— Если, допустим, они во всем разберутся, начнут договоры делать, и все будет в порядке, куда могут отправить заключенных, на какое производство, какую промышленность, что это вообще может быть?

— Слава богу, есть на данный момент уже целый ряд успешных проектов, где труд заключенных широко используется крупными предприятиями, возьмем Красноярский край, тот же самый "Норникель", там есть целый ряд исправительных учреждений, с которыми крупные корпорации уже давно работают, принимают участие в подготовке некоторого оборудования для данного предприятия и получают достойную заработную плату. Поэтому действительно есть крупные корпорации, которые готовы проявить свою социальную ответственность, которые готовы развивать это направление совместно с ФСИН. Но для крупного бизнеса, особенно для того, который работает и на мировой арене, и чьи акции торгуются на международных биржах, конечно же, в первую очередь, важно сохранить свое лицо. Они боятся связываться с системой, которая нарушает права людей в местах принудительного содержания. 

Поэтому очень важно во ФСИНе решить системно проблемы, которые сегодня существуют, исключить условия, когда нарушаются права людей, — и об этом пишут постоянно СМИ, — коррупция, факты пыток и убийства заключенных. Очень важно изменить эту ситуацию, уйти от порочного наследия ГУЛАГа, и тогда любой крупный бизнес, не боясь рисков для своей репутации, будет привлекать и социально ответственных, и заключенных, которые будут работать на основе трудовых договоров.

— А первый замдиректор ФСИН Анатолий Рудый говорит, что обсуждали с Хинштейном эту инициативу, ФСИН, естественно, поддерживает, вы тоже это уже читали. Он сказал: "Мы обсуждали, как можно привести бизнес в колонии, чтобы были нормальные зарплаты".

— Я уже лично говорил Анатолию Анатольевичу. И пользуясь эфиром, еще раз хочу обозначить: ФСИН до сих пор, несмотря на свои громкие заявления в течение нескольких лет про некий торговый дом, не разработал единую систему договоров, чтобы все предприниматели на абсолютно прозрачных условиях могли с ним взаимодействовать, в том числе, и размещать производства на территории колоний. Пока это происходит в ручном управлении в разных регионах. Крупные корпорации, у которых филиалы располагаются во многих регионах, не могут работать с разными колониями на разных условиях. Необходима единая стандартная договорная база, четкие прозрачные условия, общественный контроль, защита бизнес-омбудсменов, и только тогда, конечно же, бизнес придет в колонии и эти территории будет осваивать.
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2733793

Источник: Коммерсант.ru

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

Михаил Федотов

Михаил Федотов

Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3171 обращение
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ