21 августа 2015, 16:35 нет комментариев

Депутаты предлагают штрафовать правозащитников

Поделиться

Система общественного контроля за местами заключения работает недостаточно эффективно. Фото с сайта www.sovetonk.ru

Депутаты Госдумы намерены ввести для членов общественных наблюдательных комиссий (ОНК) уголовную ответственность. За сокрытие фактов насилия и коррупции в тюрьмах, а также невнимательное отношение к заключенным им будет грозить серьезный штраф или принудительные работы. Просто же бездеятельность обойдется в лишение мандата.

Усиление ответственности для членов ОНК за негативные последствия их работы считают актуальной мерой и сами правозащитники. По словам источника «НГ», «наблюдатели нередко делают вид, что в тюрьмах ничего не происходит, а через какое-то время вскрываются факты избиения и поборов с заключенных». Поэтому совместно с депутатами Госдумы они дорабатывают пакет инициатив, направленных на повышение открытости и эффективности деятельности ОНК. В начале сентября документ будет внесен в ГД.

Речь идет о поправках в Федеральный закон «Об общественном контроле». Сейчас он не предусматривает никакой ответственности для наблюдателей именно за ненадлежащее исполнение своих обязанностей. Поэтому многие вроде бы правозащитники формально подходят к работе.

Авторы инициативы намерены обязать членов ОНК публиковать в Интернете отчеты о каждом своем визите в СИЗО и колонии. В этих отчетах им предлагается подробно описывать все выявленные нарушения и фиксировать все жалобы от заключенных. Публикация – не позднее трех суток с момента посещения. Наиболее острые отчеты должны будут отправляться в прокуратуру и в региональное управление Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН). За игнорирование этого требования предлагается предусмотреть ответственность – как минимум лишение мандата. А вот «за сокрытие наблюдателями тяжкого преступления», например за умалчивание фактов превышения должностных полномочий с применением насилия, законопроектом предусмотрена уголовная ответственность в виде серьезного штрафа – до миллиона рублей –  или исправительных работ.

Правозащитники понимают, что отдельные хитроумные руководители колоний могут попытаться воспользоваться инициативой в своих интересах. Допустим, с помощью постановочного происшествия, в игнорировании которого потом и обвинят члена ОНК, избавиться от наиболее надоедливых правозащитников. Поэтому в качестве страховочного механизма предлагается по каждому случаю проводить расследование с привлечением экспертов из президентского Совета по правам человека (СПЧ) и аппаратов федерального и регионального омбудсменов.

Авторы проекта полагают, что более строгие требования нужны и для председателей ОНК. Их хотят автоматически лишать мандата «в случае массовой акции протеста заключенных в СИЗО или исправительной колонии, или возбуждения уголовного дела по факту насильственной смерти заключенного». Избежать ответственности глава ОНК сможет лишь в том случае, если ранее им были поданы соответствующие жалобы и обращения к начальнику УФСИН и прокурору.

«Если председатель ранее сообщал в госорганы о том, что в конкретной колонии нарушаются права сидельцев, он обязан продолжать работать. Те недобросовестные председатели, которые намеренно замалчивали факты пыток и коррупции, должны быть лишены мандата ОНК как минимум на шесть лет, то есть на два созыва», – говорится в пояснительной записке.

По словам одного из авторов проекта, основателя соцсети gulagu.net Владимира Осечкина, на сегодняшний день ОНК работают более чем в 80 регионах страны, в них входят несколько тысяч человек: «Но о результатах эффективного общественного контроля и защиты прав заключенных мы знаем только в единичных случаях». По его словам, причина этому следующая: «Мандаты в первую очередь получают не правозащитники и люди, борющиеся с коррупцией, а лица, лояльные к местным управлениям ФСИН и МВД. Они иногда даже не знают законов и обычно не имеют искреннего желания помогать заключенным в защите их прав».

На горячую линию правозащитников ежедневно поступают десятки жалоб на пытки и вымогательства в местах заключения, продолжил общественник. А когда оперативники ФСБ реагируют и задерживают правонарушителей, то местные ОНК нередко стараются выгородить администрацию колонии. «Члены ОНК обязаны помнить все три года действия мандата наблюдателя, что они – глаза и уши общества, а не рупор для администраций учреждений», – подытожил Осечкин.

«Мы с коллегами всегда публикуем отчеты о каждом посещении СИЗО и колоний, детально описывая в них результаты проверок», – отметил в разговоре с «НГ» член ОНК Московской области Алексей Павлюченков. – Руководство центральной ФСИН и МВД внимательно относится к этим публикациям».

А вот что рассказал «НГ» главный редактор портала ОНК.рф Игорь Голендухин: «За последние пару лет независимые правозащитники стали выкладывать отчеты о проделанной работе. Но их мало. Большинство наблюдателей используют свой мандат в корыстных целях». По его словам, чаще всего членов ОНК ловят на умалчивании фактов нарушения прав заключенных: «Таким образом, они покрывают должностные преступления в обмен на незаконные услуги со стороны начальников учреждений». «К сожалению, и из председателей наблюдательных комиссий журналистам известны единицы с искренней правозащитной позицией. Большинство лоббирует интересы силового блока или попросту некомпетентно исполняет возложенные на них законом обязанности», – резюмировал собеседник «НГ».

Екатерина Трифонова

Источник: Независимая газета

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

Михаил Федотов

Михаил Федотов

Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3168 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ