2 сентября 2015, 14:17 нет комментариев

Заключенным дадут право на жизнь

Поделиться

Ульяновское СИЗО № 1 правозащитники уже проверили, всероссийский рейд еще впереди. Фото с сайта www.73.fsin.su

Правозащитники после недавней трагедии в ульяновском СИЗО намерены отстаивать право заключенных на жизнь. Они требуют провести поголовные проверки в спецучреждениях, многие их которых пренебрегают правилами безопасности. Не забыли правозащитники напомнить и о том, что нередко обвиняемых содержат чуть ли не в подвалах.

На массовых проверках настаивают сейчас члены президентского Совета по правам человека (СПЧ) – они указывают, что из-за нарушений правил безопасности страдают и заключенные, и сами сотрудники Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН). Эксперты вместе с  активистами Общественных наблюдательных комиссий (ОНК) заявляют о необходимости введения в законодательство такого понятия, как «право заключенного на жизнь». По их словам, Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) гарантирует зэкам защиту только чести и достоинства. Например, тюремщики обязаны обращаться к заключенным исключительно на «вы».

В первую очередь правозащитники требуют пересмотреть все внутриведомственные приказы. По их словам, многие из них существуют еще со времен СССР. Другие – считающиеся секретными – необходимо после снятия этого грифа вынести на общественное обсуждение, чтобы внести туда обязательные изменения. Есть и такая проблема, говорят правозащитники, что зэки, по сути, лишены права первой медицинской помощи. Сотрудников реанимации или скорой сегодня в камеру к пострадавшему не пускают, а времени, чтобы вынести заключенного на носилках на улицу, тратится много. Бывало и так, что некоторые просто не переживали подобную транспортировку. Так что допуск гражданских врачей в камеры, считают правозащитники, обеспечить тоже необходимо.

Предлагают они также кардинальную перезагрузку взаимоотношений сотрудников ФСИН и заключенных. По словам общественников, сегодня, если в колонии возникнет ЧП, тюремщики в первую очередь думают о том, как не допустить побега заключенных, а вовсе не о спасении их жизней. Такое отношение, по словам координатора сайта gulagu.net Владимира Осечкина, часто и приводит к трагическим последствиям: «При опросах мы выяснили, что для сотрудника важнее исполнять ведомственные приказы и даже личные поручения начальника, нежели думать о защите конституционных прав следственно-арестованных, в том числе о праве на жизнь». Он напомнил недавний случай в ульяновском СИЗО, где в результате пожара погибли четыре человека.

«К нам поступил ряд обращений от родственников следственно-арестованных из ульяновского СИЗО № 1. Из этих сообщений складывается неблагоприятная картина: около часа, пока шло возгорание и задымление помещений штрафных изоляторов, заключенные кричали и просили о помощи, но из карцеров их не выводили», – рассказал «НГ» главный редактор портала ОНК.РФ Игорь Голендухин.

По его словам, если бы администрация СИЗО действовала оперативно и во главу угла ставилась бы задача не изоляции, а сохранения жизни, жертв удалось бы избежать: «Надзирателям пора избавляться от порочного гулаговского мышления, которое складывалось во времена НКВД. Важно донести до каждого сотрудника, что жизнь любого человека, даже если он совершил что-то страшное, представляет ценность, за которую каждый сотрудник несет персональную ответственность. Более 98% всех граждан, содержащихся в местах принудительного содержания, потом возвращаются на свободу и живут среди нас. Об этом обязаны помнить все сотрудники ФСИН», – отметил правозащитник.

По словам Осечкина, «и генералы ФСИН, и надзирающие прокуроры, и общественные наблюдатели из ОНК и Общественной РФ просто обязаны объединить усилия и вместе сделать все возможное, чтобы исключить повторение трагедии». По словам члена СПЧ Александра Брода, «есть изоляторы и колонии, находящиеся в старых, неприспособленных зданиях, где нарушаются санитарные нормы и нормы пожарной безопасности». Поэтому СПЧ, в свою очередь, направил запрос во ФСИН с целью выяснить, в каких российских СИЗО есть «резиновые камеры» с мягкой обивкой, подобные той, которая горела в изоляторе Ульяновска.

Член ОНК Московской области Алексей Павлюченков заметил «НГ»: «Мы регулярно проверяем условия содержания во всех подмосковных СИЗО и видим, что в некоторых ремонт сделан ненадлежащим образом, на полу деревянные доски без соответствующей обработки, в камерах курят – в любой момент может начаться пожар». А в отличие от колоний, где, если он случается, заключенных выводят на улицу, «в камерах СИЗО без оперативной помощи сотрудников люди в случае пожара и задымления фактически обречены на смерть».

Екатерина Трифонова

Источник: Независимая газета

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Охотин Сергей Владимирович

Охотин Сергей Владимирович

Член ОНК Кемеровской области, координатор Gulagu.net

Потому, что до настоящего времени верю, что человек, гражданин, может и должен, влиять и вмешиваться в деятельность должностных лиц и органов власти, когда знает (достоверно осведомлён) о фактах нарушения прав человека и Основного Закона Государства, без этого невозможно самоуважение: тут либо нужно не "знать и не ведать", либо Делать (противостоять).
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3230 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ