8 декабря 2015, 03:04 нет комментариев

Экстремистов и вербовщиков будут искать в тюрьмах

Поделиться

Общественники объяснили, как выявлять завербованных радикалами людей. Фото Александра Щербака/ТАСС.

Депутаты Госдумы и эксперты выражают озабоченность всплеском экстремизма в тюрьмах. Уголовная среда может стать благоприятным местом для вербовки новичков в ряды, например, радикальных исламистов. Поэтому появилось предложение содержать террористов и экстремистов отдельно от других осужденных. Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) наличие проблемы признает, но не считает ее острой.

Представители Общественной палаты (ОП) РФ сообщили вчера о выпуске брошюры с рекомендациями для родителей и педагогов, чьи дети или ученики подпали под вербовку со стороны радикальных организаций. 

В ней, к примеру, перечислены признаки, по которым можно выявить таких завербованных. В ближайшее время методичка будет распространена в российских вузах, она будет в полном объеме опубликована и в Интернете. На сегодняшний день под влиянием террористических группировок, как известно, находится уже несколько тысяч россиян. При этом вербовочная сеть, утверждают в ОП, постоянно расширяется.

Немало занимающихся активной пропагандой исламистов находятся сейчас в российских колониях. Распространения там идей экстремизма и терроризма можно избежать, если содержать радикалов отдельно от других осужденных, считает первый замглавы комитета Госдумы по делам национальностей Михаил Старшинов. По его словам, именно в тюрьмах идейные джихадисты находят людей, восприимчивых к пропаганде, и образовывают из них первичные ячейки огромной сети. «Места принудительного содержания – наиболее благотворная почва, где люди склонны к восприятию подобной информации. Я недавно изучил статистику и оперативные данные в этой области и пришел к выводу, что проблема растет, а реальной работы по противодействию вербовке среди зэков не так уж и много», – отметил депутат.

«Нужно предусмотреть дополнительный уголовный срок за пропаганду радикализма в местах принудительного содержания», – заявил «НГ» член ОП и Общественного совета при ФСИН  Дмитрий Галочкин. Осужденных по экстремистским статьям, согласен он, необходимо изолировать от остальных заключенных – создать для них отдельные тюрьмы либо особые отделения. При этом эксперт подчеркнул, что главная задача – «перевербовать этих людей обратно». Он считает, что раскаяние должно подкрепляться и тяжелым физическим трудом – например, на урановых рудниках.

«Сейчас среди заключенных много идейных личностей, и я сам неоднократно становился свидетелем, когда в местах лишения свободы в результате подобной пропаганды объявляют чуть ли не джамааты», – пояснил эксперт. Галочкин настаивает, что ситуация не могла бы стать столь сложной, если бы не попустительство работников ФСИН. «Вычислить пропагандистов среди зэков довольно легко – вся их деятельность на виду. Поэтому в ближайшее время нужно в первую очередь провести служебную проверку сотрудников – с помощью полиграфа, детектора лжи и специальных психологических исследований. И тех, кто разделяет эти идеи и способствует их распространению, привлекать к уголовной ответственности», – заявил Галочкин.

В самой ФСИН опровергли, что проблема стоит настолько остро. Представители ведомства отметили «НГ», что ситуация контролируется – соответствующие заключенные ставятся на профилактический учет, за ними закрепляются наиболее опытные сотрудники воспитательных служб, с ними проводится отдельная работа – в том числе и с привлечением священнослужителей.

«Важным направлением сотрудничества ФСИН РФ и централизованных религиозных организаций является совместная деятельность по консолидации гражданского общества в решении задач по противодействию терроризму и экстремизму. Сотрудничество с Советом муфтиев – совместные выезды в учреждения для проверки сведений о нарушении права на свободу совести и вероисповедания в отношении осужденных-мусульман, оказание помощи в обустройстве культовых объектов, дислоцированных на территории исправительных учреждений, реализация отдельных социальных проектов дают положительные результаты», – такой ответ пришел из ФСИН на запрос «НГ».

Там также говорится, что с целью совершенствования методов работы с осужденными мусульманами в местах лишения свободы в июне и декабре 2015 года были организованы курсы повышения квалификации для сотрудников ФСИН: «В ходе обучения слушатели ознакомлены с историей ислама в России, ее основами и понятиями, современными течениями и сектами в исламе, а также вопросами противодействия распространению религиозного экстремизма». По данным ведомства, в настоящее время в исправительных учреждениях насчитывается более 950 религиозных общин, из которых 279 – исламские. Для них функционируют 61 мечеть и более 230 молельных комнат. «Осужденным и лицам, содержащимся под стражей, исповедующим ислам, предоставляется возможность совершать молитвы без наложений каких-либо ограничений или запретов, но в строгом соответствии с установленным в учреждении распорядком дня, а именно в период времени от подъема до отбоя, в свободное от учебы и работы время».

Интересно, что ряд правозащитников тоже отрицают рост радикализма за решеткой. «Есть люди, которые этим идеям сочувствуют, но у них нет влияния, популярности и возможности свободно излагать эти взгляды – тюремный мир не поощряет эти разговоры и пропаганду терроризма»,  – сказал «НГ» член Московской Хельсинкской группы Валерий Борщев. «Я не сталкивался с подобным явлением. В колониях даже нет национализма. Заключенные толерантно относятся к разным национальностям и вероисповеданиям, нет той ненависти к украинцам или кавказцам, которая существует на свободе», – утверждает глава движения «За права человека» Лев Пономарев. По мнению правозащитников, чиновники намеренно запускают «страшилку» о волне радикализма в тюрьмах, чтобы сохранить существующую систему насилия и отказаться от ее гуманизации.

Основатель соцсети gulagu. net Владимир Осечкин, напротив, считает, что практически все российские тюрьмы – это питательная среда для распространения идей экстремизма. Дело в том, что в сознании простых заключенных любой носитель погон – это представитель официальной власти. Он подчеркнул, что «профессиональным вербовщикам не составляет труда убеждать тех, кто подвергался пыткам и бесчеловечному отношению, встать на путь экстремизма и даже терроризма. Все предпосылки для этого и закладывают многие сотрудники ФСИН, попирая закон и права заключенных». Поэтому Осечкин уверен, что воспитывать надо не столько последних, сколько первых.

Источник: Независимая Газета

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Меркачева Ева Михайловна

Меркачева Ева Михайловна

Журналист, заместитель председателя ОНК Москвы

Проект против пыток и коррупции Gulagu.net  сделал то, во что даже трудно поверить. Он объединил тысячи людей в борьбе против произвола в тюремной  системе.  О проекте знают в каждой колонии и в каждом СИЗО, и попасть "на карандаш" блогеров  для многих тюремщиков означает потерять авторитет и, возможно,  даже работу и порой - свободу.  Gulagu.net читают люди в ФСИН, в Кремле, его изучают граждане, живущие за рубежом, в том числе журналисты с мировым именем.  Мне известны случаи, когда после публикации на сайте возбуждались уголовные дела, задерживались коррупционеры, освобождались наконец невиновные.   Многие жалобы заключенные пишут сначала сюда, а потом уже в ОНК. Это говорит о высочайшем уровне доверия, о том, что арестанты знают - их просьбу о помощи не оставят в стороне. 
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3207 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ