11 декабря 2015, 01:33 нет комментариев

Правительство РФ приравняет правозащитников к заключенным

Поделиться

«Троянским конем» назвали эксперты законопроект об общественном контроле, который в среду внесло в ГосДуму Правительство РФ. Под видом расширения полномочий общественных наблюдателей их лишат самого важного - нормального общения с заключенными. При этом половина нынешних членов ОНК лишится своих мандатов. Правоохранители также получат возможность избавляться от слишком активных правозащитников, заводя на их родственников уголовные дела или признавая иностранными агентами. В Совете по правам человека при президенте РФ считают, что законопроект приведет к дискредитации самой идеи общественного контроля и даже к полному его уничтожению. Что скрывается внутри «троянского коня» - выясняла обозревать «МК», член ОНК Москвы.

Закон об общественном контроле, принятый в России несколько лет назад, был победой над системой пыток и издевательств. С тех пор, как появились общественные наблюдатели, ужасы за решеткой почти прекратились. «Почти» - потому что в некоторых регионах до сих пор надзиратели-садисты расправляются с заключенными (из последних кровавых новостей: убийство 16-летнего подростка в колонии Краснодарского края и 28-летнего мужчины в зоне Калмыкии). Не успели родители убитых похоронить их, как появился этот законопроект - самый спорный и хитрый из всех.

Сначала о хорошем. Кстати, это хорошее появилось благодаря правозащитникам и экспертам СПЧ и московской ОНК.

Первое - члены общественной наблюдательной комиссии будут вправе производить кино-, фото- и видеосъемку в целях фиксации нарушения прав подозреваемых и обвиняемых с их письменного согласия. Это то самое, чего мы все добивались многие годы.

Второе — члены ОНК станут проверять тех, кого госпитализировали в медицинскую организацию, оказывающую принудительную психиатрическую помощь.

Третье - члены ОНК будут наделены правом использовать приборы для контроля за микросредой (измерять температуру, влажность, наличие грибка и т.д.) в камерах.

А теперь о плохом (оно, плохое, - результат титанических трудов ФСИН, СК и прочих силовиков, которым правозащитники за последнее время не раз вставляли палки в колеса).

Цитирую документ: «в случае обсуждения членами ОНК вопросов, не относящихся к обеспечению прав подозреваемых и обвиняемых в местах принудительного содержания, либо нарушения членами ОНК правил внутреннего распорядка беседа немедленно прерывается».

Вот что получается. Если правозащитники увидели побои, то могут их зафиксировать, но выяснить, откуда они — нет. Ведь в большинстве случаев бьют при задержании, во время допросов и т.д. А как быть с ситуациями, когда заключенные просят связаться с их родными? Когда просят найти их детей? Когда умоляют помочь в решении тех проблем, что у них остались на воле? Теперь даже за выслушивание всех этих рассказов членов ОНК накажут? А что значит «нарушение правил внутреннего распорядка членами ОНК»? Ведь эти правила для заключенных. Если член ОНК не поздоровался, покурил в неположенном месте — его теперь выгонят из СИЗО? Что за бред?

- Это дисциплинирует правозащитников, - считают во ФСИН. - Плюс они будут сконцентрированы на своей работе и не станут задать лишних вопросов.

- Это тактика установления психологического давления, - парирует член СПЧ Андрей Бабушкин.- Эти нормы надо убирать однозначно. И не только их. В законопроекте сказано, что членом ОНК не может быть представитель НКО, признанного иностранным агентом. По факту это самые активные и эффективные правозащитники. Также не сможет войти в ОНК тот, у кого есть родственник в местах лишения свободы. До сих пор в таком случае правозащитник не мог просто инспектировать именно в то учреждение, где его близкий сидит, но все остальные свободно проверял. Если документ примут в таком варианте, это дискриминирует и даже уничтожает весь общественный контроль. Мы будем ставить вопрос резко. Если потребуется — перед президентом.

И напоследок еще одно новшество, спрятанное в «троянском коне»: «не допускается вмешательство субъектов общественного контроля в оперативно-розыскную, уголовно- процессуальную и т.д. деятельность». Если вдруг заключенный станет сам рассказывать про свое дело, ему заткнут рот? Если член ОНК по итогам такого разговора пошлет запрос в прокуратуру, его лишат мандата? Иногда единственная возможность заключенного докричатся до общества — сделать заявление через общественных наблюдателей. Входишь в камеру к человеку, а он с порога кричит о том, что с ним сделали. Силовики всегда боялись и боятся, что общественники сделают публичным то, что скрыто. Направят «луч света» на то, что происходит. Похоже, теперь бесчинство будет твориться в полной темноте...

Ева Меркачева

Источник: MK.RU

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

Петер Оборн

Петер Оборн

Главный политический комментатор газеты "Тhe Daily Telegraph"

Избиение любого задержанного или осужденного абсолютно неприемлемо и является грубым нарушением их человеческих прав.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3378 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ