26 декабря 2015, 19:33 нет комментариев

ИК-2 Челябинска. Справка о посещении группой независимых наблюдателей под руководством Н. Щура

Поделиться

На снимке — оборудование для обысков.

Группа независимых наблюдателей ОНК Челябинской области в составе Дины Латыповой, Николай Щура и Татьяны Щур предлагает Справку о посещении ИК-2 г. Челябинска. (Аварийное состояние отряда СУС, обыски с абсолютным нарушением закона, тотальное изъятие личных вещей, угрозы, опасение за здоровье и жизнь, наглое поведение сотрудников по отношению к членам ОНК). И возвращение на руководящую должность,  Евгения Зяхора – одиозного персонажа из эпопеи о Копейских событиях 2012года, когда от заключенных поступали массовые жалобы и свидетельства о пытках, избиениях и угрозах с его стороны.

Справка

о проверке соблюдения прав граждан, находящихся в принудительном заключении в

ФКУ ИК-2 г.Челябинска (ГУФСИН России по Челябинской области)

 Дата проведения проверки: 2 ноября  2015г.

Члены ОНК Латыпова Д.А., Щур Н.А., Щур Т.М. провели инспектирование учреждения с целью проверки жалоб осуждённых и их родственников на нарушение прав осуждённых в учреждении.

Адрес учреждения: г. Челябинскк, ул. Монтажников, 7А

Руководитель учреждения: полковник внутренней службы Каримов Рустам Амрилоевич

Лимит  учреждения 1.366 человек, фактически 1.159

РЕЗУЛЬТАТЫ ИНСПЕКТИРОВАНИЯ

Посещены следующие места:

Жилая зона (отряд 13) отряд СУС, ШИЗО, ПКТ.

Проведены встречи с несколькими десятками осуждённых

 Около недели  тому назад членам ОНК поступили жалобы на условия содержания осуждённых в ИК-2. В жалобах,  в частности, отмечалось, что 16 октября с.г. в отряде 13 был проведён обыск, после которого несколько десятков  осуждённых из этого отряда были водворены в штрафной изолятор (для многих плавно перетекший в ПКТ), отряд, как таковой,  в прежнем составе перестал существовать и практически все осуждённые этого отряда после обыска не досчитались своих личных вещей: одежды, обуви, гигиенических принадлежностей и т.д.

Что выяснилось при инспектировании колонии:

1.Обыск в отряде 13 действительно был. Личные вещи десятков осуждённых на самом деле исчезли после обыска: к отряду был подогнан грузовик КАМАЗ и в него были сгружены личные вещи осуждённых, изъятые во время обыска, а также прикроватные тумбочки. КАМАЗ вывез всё это из колонии и убыл в неизвестном для осуждённых направлении. Не опровергает этот факт и администрация учреждения, давая при этом объяснение, что обыск был обычным – обыски в колонии проходят, считай, ежедневно – и к тому же происходила смена мебели в отряде.

Интересно при этом следующее: обысковые мероприятия (выражаясь языком тюремщиков) проходили следующим образом: все осуждённые были выведены из помещения (и дневальные), в помещении во время обыска находились только сотрудники ГУФСИН.

Никаких описей изымаемых вещей не составлялось – что и у кого конкретно изымалось не фиксировалось. А это бы нужно было делать хотя бы потому, чтобы иметь объективные основания для вынесения наказания конкретным осуждённым, у кого бы в вещах обнаружились запрещённые предметы. Сделано этого не было. Таким образом, изъятие личных вещей у осуждённых можно квалифицировать как обычное хищение чужого имущества.

Содержимое прикроватных тумбочек просто вываливалось в общую кучу в проход между кроватями и таким образом было приведено в состояние, исключающее его дальнейшее применение. Этими действиями сотрудников, проводивших обыск, осуждённым был причинён материальный вред. Учитывая положение, в котором находятся осуждённые, ущерб для них является значительным, а для многих и невосполнимым.

2. В ШИЗО после обыска отправили всех тех осуждённых, которые проявили недовольство произошедшим и заявили претензии на компенсацию причинённого ущерба.

3. Существуют два объяснения произошедшего.

     3.1. Объяснение сотрудников:

В отряд 13 были собраны все смутьяны колонии, и отряд был поселён в ближайшее к дежурной части общежитие. Отряд стал выходить из повиновения администрации колонии: перестали заправлять постели, как положено; перестали выходить на зарядку. Побывавший в колонии генерал раз сделал замечание, второй,  руководству колонии. Наконец, терпение его лопнуло (отряд отказался выходить на поверку!): жёсткий обыск, отряд раскидали по колонии, были сняты замполит колонии и начальник отряда. Короче, навел генерал порядок, как и должно быть.

       3.2. Объяснение осуждённых:

Когда отряд посещал генерал, осуждённые пожаловались ему, что с их лицевых счетов стали исчезать большие суммы денег – тысячи, которые присылали им родственники (в колонии таких денег не заработаешь). Генерал выслушал и… грянул вот этот обыск: показал начальник, кто здесь право имеет, а кто тварь дрожащая.

Возникает вопрос: кому верить?

Верить, представляется, надо обеим сторонам: и осуждённые распустились (администрация позволила им распуститься), и сотрудники, привычным им способом, показали, кто в доме хозяин. Однако комиссия отмечает, что осужденные имеют основания опасаться провокаций со стороны сотрудников учреждения, так как даже по отношению к членам ОНК во время инспектирования поведение сотрудников, сопровождающих комиссию, было провоцирующим (капитан вн. службы Ломаев допускал некорректные высказывания и действия), а еще два сотрудника (капитан и подполковник) отказались назвать себя для внесения в Акт. Комиссия полагает, что такое недопустимое поведение вероятно и по отношению к заключенным.

Выводы комиссии

Проблемы ИК-2 известны давно и проблемы эти точно такие же, как и в других учреждениях Челябинского ГУФСИН: отсутствие занятости основной массы осуждённых, невозможность сотрудникам управлять спецконтингентом законным образом, чуть ли ни тотальная коррумпированость персонала.

Причина всех проблем, по нашему мнению – крайне низкая квалификация (граничащая с профессиональной непригодностью) как сотрудников учреждений, так и руководства Управления.

Вторая причина – отсутствие контроля за ГУФСИН со стороны прокуратуры Челябинской области и областного Следственного комитета: деятельность этих структур носит декоративный и показной характер, о чём ярко свидетельствуют итоги работы этих структур по событиям в ИК-6 в 2012-ом году: до сих пор не предъявлены обвинения сотрудникам ФСИН, заявлений о преступлениях которых в эти органы подано несколько тысяч (!) и имеются сотни объективных свидетельств этих преступлений. Но такие одиозные личности, как Зяхор Е.П., продолжают занимать руководящие должности, и, судя, по многочисленным жалобам осужденных, делают это точно так же, как и в ИК-6 Копейска.

Что касается конкретных жалоб осуждённых из  ИК-2 на пропажу большого количества  личных вещей, то комиссия считает, что эти жалобы должны быть всесторонне и объективно исследованы Следственным комитетом и прокуратурой для принятия процессуального решения о необходимости возбуждения уголовного дела по факту хищения чужого имущества.

Комиссия считает недопустимым проведение обысковых мероприятий в отсутствие осужденных, изъятие их личных вещей без соответствующих актов.

Комиссия выражает тревогу за здоровье и условия отбывания наказания осужденных, которые общались с членами ОНК. Члены ОНК предполагают, что осужденные, общавшиеся с членами ОНК, будут подвергнуты репрессиям со стороны администрации и возможно этапированы в другие учреждения, в том числе и за пределы Челябинской области.

Конкретные замечания, появившиеся во время инспектирования, в том числе и на условия содержания в отряде СУС (аварийное состояние помещения, вырванные дверцы у прикроватных тумбочек и изъятие этих тумбочек из спального помещения) указаны в Акте комиссии, копия которого, как обычно, передана руководству колонии и представителю Управления ФСИН.                                        

Члены ОНК:
Латыпова Д.А.

Щур Н.А.
Щур Т.М.

Источник: Правозащитники Урала

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

Михаил Федотов

Михаил Федотов

Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3204 обращения
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ