12 января 2016, 00:03 нет комментариев

Признания проверят на чистосердечность

Поделиться

Силовое давление на подозреваемых начинается с момента задержания. Фото Интерпресс/PhotoXPress.ru

Правозащитниками подготовлены поправки в Уголовно-процессуальный кодекс (УПК), призванные воспрепятствовать силовому воздействию на задержанных для получения от них нужных показаний. По информации «НГ», от заключенных и их родственников в последнее время стали чаще поступать жалобы, что приговоры построены на «выбитых» признаниях, однако суды отказываются принимать эти заявления во внимание.

Предполагается, что данные поправки в УПК должны сделать бессмысленными пытки и выбивание «чистосердечного признания» в отделах полиции. На сегодняшний день, говорят авторы проекта, оперативники добывают нужные им показания и самооговоры избиением и издевательствами над задержанными. 

Те же, не зная, как себя от этого по-иному защитить, и подписывают предлагаемые им бумаги.

Поправки, по данным «НГ», уже на этой неделе правозащитники передадут в Госдуму депутатам от «Единой России» с просьбой внести их на рассмотрение. Депутат ГД Рафаэль Марданшин заочно согласился рассмотреть обращение и обсудить проблему с экспертами. Смысл предложенных изменений в УПК, по сути дела, формулируется таким образом: показания, полученные в ходе расследования, нельзя приравнивать к доказательствам, «если обвиняемый позже заявил о применении к нему насилия или психологического давления».

«Ежегодно нам поступают тысячи жалоб на пытки в отделениях полиции и изоляторах временного содержания МВД. Осужденные приносят медицинские заключения о наличии следов побоев и пыток на момент их доставки в СИЗО, но суды их игнорируют, закладывают «выбитые» показания в основу обвинительного приговора», – сказал «НГ» один из разработчиков поправок, основатель соцсети gulagu.net Владимир Осечкин. Он также утверждает, что сегодня выбивание показаний все чаще приводит к летальным исходам.

Статистика, по словам Осечкина, такова: в 2015 году правозащитники зафиксировали 197 смертей в отделениях полиции, СИЗО и изоляторах временного содержания (ИВС). В отделениях полиции умерли 109 человек, в ИВС – 42, в СИЗО – 31, еще 10 задержанных погибли в служебных автомобилях полиции и по одному – в помещении следственного управления, в здании УФСКН, вытрезвителе, ГИБДД и на выездном следственном эксперименте.

Причем речь идет не о заключенных, подчеркнул он, а лишь о задержанных и административно арестованных. Самой распространенной официальной причиной смерти является «внезапное ухудшение самочувствия», на втором месте – суицид. Адвокат Аркадий Завалько на собственной практике убедился, что судьи не идут на конфликт со следователями, «несмотря на телесные повреждения у подсудимого на момент ареста и дачу явки с повинной в отсутствии адвоката, они все равно выносят обвинительный приговор». Поправка, считает он, кратно уменьшит насилие при первичном дознании.

Второе предложение – учесть в законах, что перед подачей явки с повинной заявителю обязательно должен быть предоставлен адвокат. Консультация наедине с защитником, по их мнению, должна длиться не менее часа. «При даче явки в письменной форме адвокат расписывается на заявлении с обязательным указанием даты и времени. При устном заявлении адвокат расписывается в протоколе, фиксирующем явку с повинной, с обязательным указанием даты и времени», – говорится в документе.

По словам правозащитника Игоря Голендухина, осенью 2015 года ЕСПЧ, рассматривая дело гражданина России Андрея Турбылева, отметил, что в российском законодательстве отсутствует требование об обязательном наличии адвоката во время «явки с повинной». Тем самым РФ пренебрегает правами граждан на получение юридической помощи. «Это уже не первое и, конечно, не последнее подобное решение против РФ. Поэтому мы проанализировали пробелы в уголовно-процессуальном законодательстве и предложили депутатам их восполнить», – сказал «НГ» Голендухин.

Федеральный судья города Сочи Дмитрий Новиков дважды становился фигурантом уголовных дел. «Меня задерживали, избивали, пытали, приводили голым на допрос. На мои жалобы был один ответ – определять ход расследования может только следователь. Коллеги-судьи разводили руками – они ограничены в полномочиях», – рассказал он «НГ». И продолжил: на расследование уходят годы.

«Ничего не меняется, – сказала «НГ» правозащитница Елена Елисеева, которая больше 10 лет посещает тюрьмы и колонии. – Местные обитатели рассказывают похожие истории о давлении на стадии дознания, о принуждении их к даче явок с повинными в преступлениях, которых они не совершали. И все как один жалеют, что проявили слабость и согласились взять на себя вину под давлением».

Член Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Московской области Алексей Павлюченков рассказал, что на момент написания явки с повинной заключенные, которых он посещает в СИЗО и ИВС, «были испуганы, находились под давлением, ничего не знали о своих правах и поэтому были вынуждены поставить подпись в лживой явке с повинной, рассчитывая на смягчение приговора». По его словам, многие заблуждались, полагая, что через какое-то время откажутся от самооговора. «Однако именно на основе явок и первичных показаний суды выносят однотипные обвинительные приговоры, безапелляционно направляя невиновных людей в колонии», – подчеркнул он.

Источник: Независимая Газета

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

Михаил Федотов

Михаил Федотов

Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3160 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ