11 февраля 2016, 11:56 нет комментариев

Адвокатов нельзя допрашивать по делу их подзащитных, подтвердил КС

Поделиться

Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) запрещает допрашивать адвоката об обстоятельствах, которые стали ему известны по уголовному делу, и этот запрет распространяется на любые события независимо от того, произошли они до или после допуска адвоката к участию в деле. Об этом говорится в отказном определении Конституционного суда (КС) по жалобе бизнесмена Василия Буркова: он оспаривал ч. 4 ст. 49 УПК, согласно которой защитник допускается к участию в уголовном деле после предъявления удостоверения адвоката и ордера.

В начале сентября 2011 г. адвокатом Буркова, против которого было возбуждено уголовное дело, стал Виктор Доможиров, он посещал Буркова в сизо и по его поручению собирал документы, которые хранил дома и в офисе. В конце сентября у адвоката был проведен обыск, а его самого привлекли к уголовной ответственности как соучастника Буркова и отстранили от защиты. В 2015 г. Буркова признали виновным в преднамеренном банкротстве, а Доможирова – в пособничестве. Суды посчитали, что Доможиров не приобрел статус защитника, поскольку не предъявил следователю удостоверение и ордер на защиту, а значит, положенные в основу приговора документы, изъятые в ходе обысков, не относятся к адвокатской тайне и были изъяты правомерно. По мнению Буркова, оспоренная норма ограничивает пределы действия адвокатской тайны, так как правоприменители не относят к ней сведения, собранные адвокатом при оказании помощи по делу до предъявления следователю удостоверения и ордера. Фактически обвиняемый обязан согласовывать со следователем выбор защитника и уведомлять его о действиях по своей защите, говорилось в жалобе.

В октябре 2015 г. адвокат Владимир Дворяк, приговоренный к исправительным работам за разглашение тайны следствия, пожаловался в ЕСПЧ на дискриминацию. По его мнению, защитник – единственный участник процесса, которому грозит наказание за раскрытие данных следствия.

КС напомнил, что адвокат не может быть допрошен в качестве свидетеля, проведение оперативных мероприятий в отношении адвокатов допускается только на основании решения суда, а полученные в ходе таких мероприятий сведения могут быть использованы в качестве доказательств обвинения, только если они не входят в производство адвоката по делам его доверителя. Ранее КС указывал, что право на адвоката не может быть ограничено ни при каких обстоятельствах. А помощь адвоката в уголовном судопроизводстве включает предварительные консультации, разъяснения по правовым вопросам и т. д. В связи с этим КС посчитал, что неопределенность в статье УПК отсутствует.

Подобная проблема весьма распространена, говорит статс-секретарь Федеральной палаты адвокатов Константин Добрынин: «И вопрос здесь не столько в защите статуса адвоката, сколько в защите интересов доверителей или обычных граждан. Поскольку зачастую правоохранители произвольно толкуют нормы УПК, расширяя их по своему усмотрению». Правозащитник Павел Чиков полагает, что у КС нет четкой последовательной позиции относительно прав адвокатов: «Позиция КС противоречива, потому что, например, подписку о неразглашении данных следствия у адвокатов отбирать можно, хотя у их подзащитных нельзя, а допрашивать адвокатов по делу клиента нельзя». Уголовных дел в отношении адвокатов со времени дела ЮКОСа становится все больше, а КС в очередной раз уклонился от выражения четкой позиции о неприкосновенности прав защитников, формально сославшись на существующий в УПК запрет, который не помешал адвоката осудить, рассуждает правозащитник: «Тревожная тенденция, что КС в последний год часто приходится возвращаться к ситуации с правами адвокатов по уголовным делам. Суд не понимает, что это сигнал того, что на адвокатскую профессию идет давление со стороны правоохранительных органов, – а КС как раз та инстанция, которая могла бы выступить в защиту. Сейчас выступление в защиту адвокатов означает выступление в защиту уголовного процесса вообще». По мнению Чикова, КС мог бы вынести постановление, где сформулировал бы ряд антиконституционных практик, которые сложились в отношении защитников по уголовным делам.

Источник: Ведомости

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

Михаил Федотов

Михаил Федотов

Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3184 обращения
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ