24 февраля 2016, 18:08 нет комментариев

ЕСПЧ признал «дело Кировлеса» нарушающим право на справедливый суд

Поделиться

Ну вот. 2,5 года и Европейский суд по правам человека признал то, что было очевидно всем, кто следил за «делом Кировлеса», читал материалы дела и тем более смотрел трансляцию из суда. Дело тотально сфабриковано.

ЕСПЧ признал, что судом такое называть нельзя. Мне и Офицерову присуждено по 8000 евро компенсации ущерба. Также компенсируются судебные издержки: 22 и 48 тысяч евро.

Теперь по закону Верховный суд РФ должен отменить приговор по делу.

Я хочу поблагодарить всех, кто поддерживал нас и наши семьи до суда, во время суда и после суда. Тех, кто приезжал на процесс. Кто стоял с пикетами у суда. Отдельно — всех, кто вышел на улицу 18 июля 2013 года. Именно благодаря вам мы с Офицеровым дожидались этого решения на свободе, а не в тюрьме.

Спасибо большое всем, кто распространял информацию о деле и помогал нам с экономической экспертизой.

Большое спасибо нашим адвокатам: Ольге Михайловой, Вадиму Кобзеву, Светлане Давыдовой и Сергею Кобелеву.

Ну и отдельно хочу выразить признательность Пете Офицерову, который жил себе поживал, пока совершенно случайно не оказался из-за меня в этом водовороте. Сколько раз к нему не приходили и не говорили: просто дай на него показания и всё у тебя будет хорошо, это даже не оговор, он с властью сцепился, его всё равно посадят — столько раз он говорил «нет» до самого конца, пока ему самому за принципиальность не впаяли 4 года.

Всем в тот момент было нелегко, а его семье с пятью детьми — особенно.

Правда за нами и мы победим, ведь мы делаем именно то, что сегодня празднуют — защищаем Отечество от воров и негодяев, захвативших власть в России.

Рано или поздно будут отменены приговоры и по сфабрикованному «делу Ив Роше», по которому несправедливо и подло посажен в тюрьму мой брат Олег, и по «Болотному делу», и по всем остальным политическим процессам.

А наступит время, и справедливости можно было добиться и в российском суде, а не только в ЕСПЧ. Наша задача это время приближать своей работой.

Решение суда полностью здесь: http://hudoc.echr.coe.int/eng?...

P.S.

Заявление ЕСПЧ о политической подоплеке «дела Кировлеса»

116. Вышеуказанные результаты показывают, что национальные суды не смогли обеспечить справедливое слушание по уголовному делу заявителей, и можно даже предположить, что они не заботились о правдоподобности. Стоит отметить, что суды отклонили без рассмотрения утверждения заявителей о политическом преследовании, которые были, по крайней мере, достойны обсуждения по следующим причинам.

117. Суд отмечает, что антикоррупционная кампания первого заявителя получила свое развитие в течение 2010 года; в том же году ее мишенью стали высокопоставленные должностные лица, включая президента Российской Федерации, заместителя премьер-министра и главу Следственного комитета. Расследования г-на Навального привлекли большое внимание среди интернет-последователей, а также среди более широкой аудитории через другие средства массовой информации. Независимо от того, признавали ли соответствующие чиновники эти публикации и были ли оспорены обвинения, должностные лица, несомненно, нашли их нежелательными. Кроме того, стало ясно, что первый заявитель не будет ограничить свои расследования аудиторией нишевой прессы, а стремится стать действующим политиком на национальном уровне, способным обращаться к широкой общественности. С момента, когда вступил в силу приговор, он лишился права на участие в выборах и был ограничен в свободе передвижения. Уместно также отметить, что его судимость стала формальным поводом для домашнего ареста, условия которого включали, среди прочих ограничений, запрет на публичные заявления, в том числе, связанные с уголовными делами.

118. По всей видимости, публикации первого заявителя были обычным явлением, и практически любая дата, с которой могло начаться его преследование, неизбежно совпадала с некоторыми из его статей, появляющимися в средствах массовой информации. Тем не менее, невозможно не заметить, что впервые следствие по делу Кировлеса было открыто 9 декабря 2010 года, через три недели после публикации расследования о громком финансовом скандале, связанном с проектом нефтепровода Восточная Сибирь-Тихий океан, к которому были причастны высшие должностные лица России. В течение следующих двух лет следствие приостанавливалось и возобновлялось несколько раз, но в 2012 году было бесповоротно начато снова по прямому указанию г-на Бастрыкина, главы Следственного комитета. Это событие пришлось на период, когда первый заявитель расследовал бизнес и вид на жительство самого г-на Бастрыкина, несовместимых с его официальным положением (см.параграф 31 выше). Уголовное дело было возобновлено по прямому поручению Бастрыкина, что нашло отражение в его речи 5 июля 2012 года, когда он выразил сожаление о его прежней приостановке и недвусмысленно пообещал принять дисциплинарные меры в отношении любого следователя, отказавшегося продолжать уголовное дело против первого заявителя.

119. Для Европейского суда очевидно, как это должно быть и для отечественных судов, что общественная деятельность первого заявителя и решения Следственного комитета выдвигать обвинения против него связаны. Именно поэтому обязанностью национальных судов было тщательно исследовать утверждения первого заявителя о политическом давлении и решить, имело ли место, несмотря на эту связь, подлинное основание для привлечения его к ответственности. То же самое касается второго заявителя, который имел обоснованную жалобу о том, что он был привлечен исключительно в качестве средства для открытия уголовного дела против первого заявителя. Пренебрегая этими утверждениями заявителей, суды сами укрепили уверенность, что истинная причина преследования и осуждения заявителей была политической.

120. Изложенные соображения приводят Суд к выводу, что уголовное дело в отношении заявителей, рассматриваемое в целом, представляет собой нарушение их права на справедливое судебное разбирательство в соответствии с пунктом 1 статьи 6 Конвенции.

121. В связи с этим Суд не считает необходимым рассматривать следующие жалобы заявителей по отдельности в соответствии со статьей 6 §§ 1-3 Конвенции.

Источник: Навальный

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

Михаил Федотов

Михаил Федотов

Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3204 обращения
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ