21 марта 2016, 17:25 нет комментариев

Оперуполномоченная по правам человека

Поделиться

У уполномоченного по правам человека Эллы Памфиловой 1 марта состоялось совещание с омбудсменами разных субъектов страны при участии представителей Генеральной прокуратуры РФ. Обсуждали вопросы соблюдения избирательных прав в преддверии старта предвыборной кампании. В распоряжении «Новой» оказалась аудиозапись вопроса омбудсмена Московской области Екатерины Семеновой о том, что делать с «иностранными агентами» на ее территории. Мы приводим этот диалог дословно.

Семенова: «Вопрос <…> по поводу национальных агентов… иностранных агентов. У нас сейчас дополнения вышли к закону, чтобы определить, кто они, чего, как их классифицировать. Но мы в любом случае — по крайней мере, у нас в Московской области — мы продолжаем с ними контактировать. И наблюдательную деятельность и подрывную деятельность — я, уж извините, я своим языком скажу — они все равно ведут. Вот какие меры воздействия предполагаются — по крайней мере, в преддверии большого политического сезона, может быть, будут какие-то еще поправки воздействия на этих иностранных агентов и ограничения их деятельности на территории?»

Александр Буксман, первый заместитель генпрокурора: «У вас есть конкретные…»

Памфилова: «Да, данные?»

Семенова: «У меня на территории очень активно, равно как и у других коллег, по крайней мере, в прилегающих к Московской области, там, не знаю, в Костроме, шумят, значит, агенты «Голос» и «Сонар».

Памфилова: «Ну, простите меня, тут я должна вступиться, извините. Значит, Екатерина Юрьевна, подрывной деятельностью занимаются спецслужбы. Это их задача. А вешать ярлык на тех, кто внесен в реестр иностранных агентов только потому, что они внесены в реестр иностранных агентов, что они уже априори занимаются подрывной деятельностью, со стороны уполномоченного было бы странно. Тут надо в конкретном случае… Для этого есть спецслужбы. Извините».

(Слабые аплодисменты.)

Буксман: «Ну, «Голос» — это известная организация. Она, наверное, в числе первых и попала в списки, потому что там совершенно явное иностранное финансирование. И понятно, что эти люди должны иметь вывеску «Иностранный агент». Если они нарушают попутно еще какое-то законодательство, есть меры воздействия, арсенал их великий. И превентивное предостережение, и административная ответственность, и если уж совершают преступления, то, понятно, уголовная. Но если есть факты, а не потому что, вот, находится в списке».

Памфилова: «Еще раз хочу добавить: иностранные агенты у нас не поражены в правах. Есть презумпция невиновности, давайте так».

Екатерина Семенова занимает должность омбудсмена Московской области меньше года, с 11 июня 2015-го. До этого она была министром потребительского рынка и услуг в Подмосковье, меньше года работала заместителем главы Ленинского района, а еще раньше два созыва провела в Госдуме от «Единой России». Точнее, полтора: в 2012-м ушла работать в правительство МО. Занималась она в Думе тоже не правозащитной деятельностью: состояла в комитете по вопросам собственности, а позже в комитете по вопросам семьи, женщин и детей.

Еще в 1991 году в Тюмени Семенова основала успешный бизнес — ООО «Облкультурторг», который стал единственной в городе сетью розничных канцелярских магазинов. В 2001-м она получила от тогдашнего губернатора Тюменской области Сергея Собянина диплом и медаль за победу в региональном конкурсе «Женщина — директор года».

За время пребывания в нынешней должности Семенова уволила многих опытных работников, привлеченных ее предшественниками и имеющих большой стаж правозащитной деятельности. Чтобы заменить их новыми сотрудниками, такого опыта часто не имеющими, Семеновой пришлось внести изменения в штатное расписание, на недопустимость чего ей было указано в предписании Управления кадров губернатора и правительства МО. Сейчас 6 уволенных сотрудников (из них двое судей в отставке) обратились в суды за восстановлением на работе, и их шансы оцениваются как высокие.

Поиск московским областным омбудсменом «иностранных агентов» вместо содержательной работы по защите прав граждан хорошо иллюстрирует любимый в правоохранительных органах и в госаппарате тезис о предпочтительности «государственной правозащиты» (перед всякими там НКО). Главным, конечно, для нас остается вопрос: каков будет «анамнез» нового уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в том случае, если Элла Памфилова покинет этот пост ради работы в ЦИК?

Отдел политики

P.S. Екатерина Семенова отказалась давать комментарии в ответ на наш запрос.

 

Прямая речь

Леонид Телелейко, бывший сотрудник аппарата уполномоченного по правам человека в Московской области:

— 11 июня 2015 года Екатерина Семенова принесла присягу. В первый раз на работе она появилась в конце июня, один-два дня проработала и 1 июля ушла в отпуск на две недели. 20 июля впервые собрала нас всех, единственный раз за год, и сказала, что всех нас взяли на работу незаконно, в аппарате будет реорганизация, добавив: «Что уши прижали? Испугались?»

21 августа мне поступила жалоба: люди жаловались, что налоговая не регистрирует их ТСЖ. Они обратились в Красногорскую налоговую инспекцию, им отказали, они обжаловали это в областной инспекции. Затем обратились к нам и в Федеральную налоговую, приложили к письму очень много документов. Я подготовил предложение, что нам тоже надо обратиться по этому поводу в налоговую. Семенова вернула мне предложение, а затем меня вызвал мой непосредственный начальник, замруководителя аппарата, и сказал, что не надо писать в налоговую, а стоит сказать заявителям, что они правы и пусть нам звонят. А чего им звонить-то? Они помощи хотят! Я работаю в аппарате с 2004 года, и такого позора я никогда не испытывал.

Но я подготовил такой ответ, как мне поручили, а сам позвонил в налоговую, объяснил там, что мы всем своим авторитетом навалимся на этот случай. Через 5 дней заявители говорят: «Спасибо вам, нам пришел ответ, полностью отменили предыдущее решение, назначили расследование в отношении чиновников, которые нам отказали». Через два дня Семенова и замруководителя аппарата вызывают меня после работы. Оказывается, люди послали Семеновой благодарность и добавили, что у ТСЖ есть еще проблема с передачей имущества от управляющей компании — просьба взять под контроль. И Семенова начинает выяснять, как так получилось? Я сказал, что я позвонил в налоговую. Семенова стала возмущаться: «Запретить телефонное право! Запретить общаться с заявителями! На хрена мне это обращение в налоговую?» — вот в таких выражениях.

На посту государственного правозащитника оказался человек, который мыслит какими-то категориями гестапо. На встрече со своими представителями в муниципальных образованиях она сказала: «Мы больше не будем заниматься бабушками и дедушками, а будем заниматься выборами». Сейчас уполномоченные должны контролировать выборы, чтобы затем сделать заявление, что они прошли по закону (ведь на Западе будут следить за нашими выборами, а там институт омбудсмена — это почти как Ватикан, и доверие гражданскому обществу огромное).

Семенова поменяла почти всех представителей в муниципальных образованиях, вместо 60 оставила 45, объединив некоторые МО. Среди этих представителей были федеральные судьи в отставке, ветераны, хорошие юристы, многие из них — очень известные в своих муниципальных образованиях люди. Они ведут прием граждан, как правило, в здании администрации, и в 80% случаев им достаточно было позвонить какому-нибудь начальнику, нарушающему права, и проблема была решена. Но Семенова назначила на эти посты малоизвестных людей, которые ей лояльны и которые никакой работы не ведут. Раньше у нас люди толпами ходили к представителям, а сейчас такого количества обращений уже нет.

28 декабря по обращению от меня и еще двух сотрудников губернатор назначил в аппарате уполномоченного проверку. Она показала, что при реорганизации были нарушены законы Московской области и что неправомерно уволили двух сотрудников.

Меня самого уволили 18 января формально за отказ от предоставления иной должности, хотя такого отказа не было: мне четыре раза выдавали уведомления об изменении условий контрактов, но они были оформлены не по закону. А 28 февраля Семенова обратилась в Тверскую прокуратуру с требованием возбудить против меня уголовное дело за угрозу убийством: якобы с самого ее назначения я ее выслеживал, караулил. Сейчас идет доследственная проверка. В первый раз отказали в возбуждении дела, но затем отменили отказ. Я же подал заявление за ложный донос.

Анна БАЙДАКОВА,
«Новая»

Источник: Новая Газета

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

Михаил Федотов

Михаил Федотов

Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3160 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ