26 сентября 2016, 14:41 нет комментариев

Полковник Захарченко в «Лефортово» потребовал свидания с самыми важными людьми

Поделиться

Каждый день полковника МВД Дмитрия Захарченко - как день битвы. С собой, за себя (со следствием), с общественным мнением (вся страна «гудит» о найденных квартире его сестры и на счетах семьи миллиардах). Полковник- «миллиардер» оказался в месте, которого боялся больше всего — в легендарном СИЗО «Лефортово» (бывшая тюрьма КГБ). Здесь его в очередной раз навестили правозащитники.

Захарченко считал: в «Лефортово» с ним может случиться что угодно, как в свое время случилось с генералом Борисом Колесниковым. «Приходите ко мне, пожалуйста, каждый день!» - просит полковник членов Общественной наблюдательной комиссии Москвы.

Что происходит сейчас с ним за решеткой?

Дмитрий Захарченко

Дмитрий Захарченко

Итак, проведя много дней в ИВС на Петровке, 38 полковник Захарченко был переведен в СИЗО «Лефортово». И так удивительно совпало, что как раз на период его поступления сюда в изоляторе случились большие перемены. Резко и неожиданно была ужесточена процедура посещения заключенных членами ОНК. Так, например, им запретили проводить беседы с арестантами в камерах — только в отдельных помещениях.

А в камере у Захарченко правозащитникам запретили даже присесть на железную лавку, чтобы задать вопросы полковнику об условиях содержания и записать ответы. «Старожилы» правозащиты говорят, что такого за всю историю не было. Но у нас в истории никогда не было и полковника-миллиардера...

- Как же я рад вам! - Дмитрий Захарченко говорит совершенно искренне.

Полковник сейчас на карантине, так что у него нет ни телевизора, ни холодильника, вообще ничего кроме железной миски и ложки. Одет — в телогрейку, которую выдали в «Лефортово».

- Я прямо в ней и сплю, потому что холодно очень.

Температуру в камерах никто не замерял, но от холода сразу мерзнут руки. И в день нашего посещения в «Лефортово» 37 заключенных написали заявление о выдаче им теплых вещей. С учетом того, что в последнее время вещи выдают здесь через 2-3 недели после обращения, то одежду они получат к середине октября...

- Вы боялись, что вас будут пытать. Пытают? - спрашиваем у Захарченко, хотя сотрудники пытаются нам помешать и просят покинуть камеру (на наш взгляд, в нарушении закона «Об общественном контроле»).

- Зачем пытать? Можно проще сделать — создать невыносимые условия. Мне не хватает самого главного - воды! Дают ее два раза в день — утром и вечером, и говорят, что больше не положено. Я хочу пить.

Руководство СИЗО обещает разобраться и выдавать воду по первому требованию. Но выполнит ли?

Еще у Захарченко отобрали лечебную зубную пасту и крем от аллергии. Мотивация? - Сделаны за границей и на тюбиках иностранные (требующие перевода) надписи.

- Но ведь их покупали в России, когда их принимали, они были в коробках, на которых наклеен текст перевода, - протестует Захарченко. - Я без них не могу: зубы пострадают так, что не восстановить, и кожа покроется пятнами. Это мне врачи прописали.

Полковник Захарченко постоянно повторяет: «Я не жалобщик, но разве можно так с людьми?». Чтобы согреться, Захарченко приседает, а чтобы отвлечься от тяжелых мыслей — читает. Но в «Лефортово» ему не дали «12 стульев и «Золотого теленка», как в ИВС на Петровке, а вручили Шолохова «Судьба человека» и томик рассказов Максима Горького. Не самые веселые книги, прямо скажем. На вопрос о необходимости помощи психолога Дмитрий отвечает так:

- Они потом скажут всем, что со мной что-то не так, что я ненормальный. А я в полном порядке. Очень хотел бы просто пообщаться с кем-то. Кроме вас, никого не вижу. Адвокаты еще ни разу не были.

Очень хочу свидание с отцом или женой, но уверен, что следователь не даст.

Идти на сделку со следствием Захарченко не хочет.

- Мне признаваться совершенно не в чем. Совершенно, слышите? Мне главное - дождаться суда. Суд ведь у нас самый гуманный в мире, разве не так? Он во всем разберется.

Больше всего Захарченко — о чем повторяет много раз — опасается именно полнейшей изоляции. Полковник просил членов ОНК обратиться к обществу с просьбой не оставлять его судьбу без контроля. Он готов общаться, отвечать на письма. Но пока полковнику, как в известном романе, никто не пишет...

Источник: MK.RU

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

Михаил Федотов

Михаил Федотов

Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3148 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ