9 января 2017, 12:28 нет комментариев

Длинная дорога Дадина: почему осужденного "прятали" так долго

Поделиться

Осужденный активист Ильдар Дадин, которого безуспешно разыскивали 37 дней, нашелся. Прямо на Рождество его доставили на новое место отбывания наказания — в Алтайский край, колонию №5. Дадин, вопреки опасениям близких, жив-здоров (есть даже подтверждающие это видеозаписи).

Что ж, теперь можно выдохнуть. Но вопросы по-прежнему остались: неужели нельзя было раньше назвать колонию или хотя бы регион? Неужели нельзя было позволить ему дать какую-то весточку родным? Неужели в XXI веке на доставку арестанта из одной колонии в другую нужно затрачивать по 1,5–2 месяца (в конце концов, не на лошадях же и собачьих упряжках везут)? «МК» постарался найти ответы на эти вопросы.

«15 дней, как от Ильдара Дадина нет вестей», «25 дней неведения», «35 дней не знаем, где он»… — отмечали на календарях и в соцсетях близкие первого в России осужденного за нарушение правил проведения митингов. Писатели, политики, журналисты практически устроили флешмоб, забросав ФСИН запросами: «Где находится Ильдар Дадин?» Известные деятели в соцсетях высказывали даже такое: «Вполне допускаем, что он уже умер». В ответ на это ФСИН отвечала: мол, с Дадиным все в полном порядке, он едет к месту отбывания наказания, но где именно — не скажем.

— Это не черствость, не жестокость, не тем более месть со стороны ФСИН, как может показаться, — объясняет замглавы ведомства Валерий Максименко. — Таков закон. Не мы его придумали, но именно с нас спросят за его исполнение.

— Как бы ни хотелось признавать, но ФСИН права, и никакого нарушения закона с его стороны не было, — говорит юрист-правозащитник, бывший член ОНК Москвы Максим Пешков. — А этот закон говорит, что тюремное ведомство не имеет права раскрывать сведения о маршруте и даже о конечном пункте назначения. И только по прибытии (в 10-дневный срок) осужденный отправляет письмо-уведомление кому-то из родственников. Пока оно дойдет до адресата — пройдет еще минимум неделя. Но, повторюсь, так прописано в законодательстве. Другое дело, что мы, правозащитники, с этим категорически не согласны. Но все претензии — не ко ФСИН.

Почему законодатели изначально запретили сообщать об этапе осужденных? Юристы ФСИН говорят: мол, это ради безопасности как самих арестантов (вдруг, узнав маршрут их передвижения, потерпевшие или бывшие подельники захотят напасть?), так и общества от них (во избежание побегов и т.д.). А еще бывают ситуации, когда осужденный не хочет, чтобы жена знала, где он.

Но с Дадиным ситуация совсем другая. Он — не член ОПГ, не маньяк, с родными поддерживает близкие связи… «Закон одинаков для всех», — отвечают во ФСИН. Случай с Ильдаром — как раз отличный повод, чтобы его поменять. А еще — законодательно запретить длительные этапы: 37 дней пути из одной колонии в другую! Но говорить, что это произошло только с Дадиным, — несправедливо. Сплошь и рядом осужденных этапируют по месяцу, два или даже три. И по этому поводу до сих пор особенно никто не возмущался (а вот в «МК» мы писали о проблеме не раз). Законом не предусмотрен максимальный период этапирования, так что того же Дадина могли «катать» по России до окончания его срока. И опять-таки — может, случай с ним станет поводом для изменения закона?..

Кстати, на сегодняшний день практически нет маршрутов перевозки заключенных воздушным транспортом — только железнодорожным и водным. А ведь билет на самолет обойдется дешевле, чем двухмесячное «путешествие» на поезде. Были случаи, когда арестанты предлагали сами купить себе и конвоирам билеты, только бы не ехать в «столыпинском вагоне». Так вот, даже тяжелобольным в этом отказывали.

Сколько Дадин времени провел на пересыльных пунктах, какое количество СИЗО в скольких городах он посетил? Сказать сложно, но, по нашим подсчетам, — не менее трех, причем больше всего дней пробыл в Тюмени.

«Там меня каждый день поили молоком, — сообщит потом Ильдар жене по телефону. — Отношение было очень хорошим».

Выяснилось, что Новый год он отмечал в изоляторе Новосибирска, а не в поезде. «Было общее указание ФСИН приостановить все этапы на время новогодних праздников, — говорит Максименко. — Последний день перевозок — 29 декабря. Сделано это было для того, чтобы люди, которые были на этапе и не успевали к месту назначения, могли встретить Новый год в нормальных условиях: помыться, получить горячую пищу (у всех был праздничный обед)».

Про Дадина до последнего во ФСИН говорили только одно: с ним все в полнейшем порядке, сразу после Нового года он отправится дальше и скоро прибудет в конечный пункт. А потом сообщили 7 января 2017 года, что он прибыл. Но куда?

— Ильдар позвонил в обед! — рассказала в воскресенье супруга Анастасия Зотова. — Он в ИК №5 на Алтае. Говорят, это образцово-показательная колония…

Почему была выбрана эта колония?

— Для начала вспомните, почему вообще его решили перевести в другое место, — объясняет Максименко. — Об этом просили многие правозащитники, включая уполномоченного по правам человека в России. Кроме того, в самой карельской колонии сложилась конфликтная ситуация. Алтайская ИК №5 — колония с прекрасной репутацией, к которой никогда не было претензий со стороны правозащитников. К тому же Дадин — человек творческий, интеллигентный. Есть основания полагать, что особенности климата благоприятно скажутся на его физическом и эмоциональном здоровье. Сейчас он на карантине, его осмотрели врачи и не нашли никаких оснований для опасений. Он засел за написание писем близким, в которых расскажет подробности своей новой жизни.

Источник: MK.ru

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Бабушкин Андрей Владимирович

Бабушкин Андрей Владимирович

Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, член ОНК Москвы

Социальная сеть  Gulagu.net  - наиболее авторитетный и эффективный негосударственный правозащитный ресурс.  Авторы постов и открытых писем не всегда бывают правы  и не всегда могут  проверить достоверность информации, однако  они всегда действуют в общественных интересах и пытаются помочь людям. Обижаться на Gulagu.net, если они бывают неправы, то же самое, что  ругать полицейского, который, задержав киллера при захвате, сломал ему щипчики для ногтей.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3185 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ