3 февраля 2017, 19:45 нет комментариев

Подрастающее поколение пенитенциарной системы

Поделиться

Положение беременных и женщин с маленькими детьми в местах лишения свободы остается тяжелым, уверяют правозащитники. Их обращения во всевозможные инстанции результатов не приносят. Сами же заключенные на свои беды жалуются редко, опасаясь, что их разлучат с детьми. Эксперты настаивают, что в случае беременности замена срока заключения на альтернативные виды наказаний должна происходить только по одному этому факту.

Институт проблем современного общества (ИПСО) подготовил доклад об условиях, в которых сегодня содержатся в колониях беременные женщины и те, кто родил ребенка за решеткой. В нем утверждается, что вопреки мнению о предоставлении им каких-то льгот в реальности их положение не лучше, чем у обычных заключенных.

Как отмечают правозащитники, женщины на последних сроках нередко оказываются в СИЗО за мелкие правонарушения, к примеру, кражу в супермаркете. Затем их отправляют в такие колонии, где есть дом ребенка. По данным ФСИН, на 1 сентября 2016 года в пенитенциарных учреждениях содержалось более 48,4 тыс. женщин. Совместно с матерями в местах лишения свободы проживали 62 ребенка (втрое больше, чем год назад). В 13 домах ребенка в системе ФСИН находится 643 ребенка. В 61 СИЗО и трех помещениях, функционирующих в режиме СИЗО, содержались 104 беременные женщины и 64 женщины с детьми. За восемь месяцев 2016 года в учреждениях уголовно-исполнительной системы оказалось более 1,7 тыс. беременных женщин.

Сотрудники ИПСО приводят в докладе и конкретные примеры. Колония-поселение № 48 в Красноярском крае, куда привозят женщин на последних сроках беременности и где они остаются до достижения их детьми трехлетнего возраста, расположена в тайге – в 50 км от ближайшей больницы.

Как правило, пишут эксперты, врачи-гинекологи приходят на осмотры крайне редко, «они могут сделать только общие анализы мочи и крови». Об УЗИ и речи не идет, говорится в докладе. В больницу роженицу отправляют при первых же признаках родов, как только заключенные сообщают об этом, однако не всегда дежурный реагирует вовремя.

По последнему отчету ФСИН, всего 11% новорожденных за решеткой здоровы, 23% детей появляются там на свет с хроническими заболеваниями. Официально это объясняется «отношением женщин, которые попадают в места лишения свободы, к своему здоровью, их образом жизни». При этом все дети находятся на искусственном вскармливании, поскольку матерей к ним допускают в строго отведенное время – в обед и вечером на час.

Впрочем, жалоб от матерей, как правило, поступают единицы, хотя от остальных категорий заключенных все знают о плохих условиях в колониях.

Руководитель ИПСО Ольга Киюцина привела в пример одну из женских колоний-поселений. За первое полугодие 2016 года было 45 случаев наказаний штрафным изолятором. Напомним, что взыскания лишают возможности получить условно-досрочное освобождение. За тот же срок положительную характеристику к УДО получили всего 13 осужденных, а вот отрицательную – 60.

«В таких условиях вряд ли кто-то посмеет жаловаться», – отметила Киюцина. Тем более что на женщин, сидящих с детьми, именно дети и есть главный рычаг давления. «Официально нахождение малолетних детей с осужденными матерями в учреждениях закрытого типа нормами федерального законодательства не предусмотрено. Альтернативами являются только разлучение матери и ребенка, вывод детей с территории учреждения, передача их в семьи родственников, опекунов или в детские учреждения края», – пояснила Киюцина. В колонии-поселении осужденные могут проживать с семьями, но с разрешения администрации.

В течение прошлого года в правительстве говорили о необходимости позволить матерям проживать совместно с детьми. Разрабатывалась и «дорожная карта», по которой ФСИН за пять лет – к 2021 году – бралась обеспечить условия для детей до трех лет во всех колониях и СИЗО.

«Само по себе то, что вместо применения отсрочки наказания судьи отправляют беременных и женщин с грудными детьми в СИЗО и колонии, говорит о жестокости современной судебной системы», – заявил «НГ» основатель соцсети gulagu.net Владимир Осечкин. Он, кстати, напомнил, что, когда ребенку исполняется три года, его отправляют в детский дом, лишь иногда делая поблажку, если его мать должна освободиться в течение полугода. По закону, пояснил Осечкин, есть и возможность встречаться с ребенком в детском доме, но в реальности администрация не хочет брать на себя хлопоты и затраты, чтобы возить ребенка к матери, а ее для этого временно отпустить из колонии нельзя.

Координатор программы «Адвокаты против пыток» Анна Кутузова высказалась против того, чтобы проблему отсутствия надлежащих условий содержания родителей и детей решать через их разлуку. По мнению эксперта, нужно добиваться от властей законодательной возможности для правозащитных организаций направлять в суды ходатайства и представления о замене срока лишения свободы иными видами наказания, не связанными с содержанием в колонии.

Источник: Независимая Газета

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Пронин Дмитрий Евгеньевич

Пронин Дмитрий Евгеньевич

Координатор Gulagu.net, член ОНК Московской области

Я считаю, что законы Российской Федерации для всех граждан равны и их нужно соблюдать, тем более тем кто служит в ФСИН и МВД, они - лицо государства. И только реальный и честный общественный контроль может поменять неблагоприятную ситуации в ИК, СИЗО, ИВС и отделах полиции.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3234 обращения
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ