26 марта 2017, 15:28 нет комментариев

Общественная палата ответит в суде

Поделиться

В октябре прошлого года совет Общественной палаты (ОП) России так сформировал общественно-наблюдательные комиссии (ОНК) в 42 регионах России, что в них не осталось правозащитников. 20 членов ОП, в большинстве своем не знакомых с правозащитной работой (например, певица Гурцкая, директор института глазных болезней Нероев, председатель редакционного совета «Воинское братство» Слепак, сотрудник калмыцкого туристско-экскурсионного фонда «Признание» Тарбаев, генеральный директор «Агрофирма Трио» Уваркина, президент ГК корпорации «ГазЭнергоСтрой» Чернин), ответственны за то, что ОНК в этих регионах фактически уничтожены. 20 членов совета Общественной палаты назначили в ОНК 635 человек, а отклонили кандидатуры 487 претендентов.

Из информационной записки, подготовленной СПЧ для президента РФ: «г. Санкт-Петербург. Общественная палата РФ снизила численность ОНК в городе с 40 до 33 членов, а назначила всего 25 человек. При этом туда не попал ни один из тех членов ОНК, кто наиболее часто посещал места принудительного содержания. Зато в комиссию вошли 4 чел., которые за предыдущие три года либо ни разу не посетили места принудительного содержания, либо максимум — 2—3 раза в год. Об этом Общественную палату РФ своевременно информировал уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге А.В. Шишлов, однако его обращение было проигнорировано. А из 14 кандидатов, рекомендованных Советом при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, в ОНК включили лишь 5 чел.

Республика Марий Эл. Здесь в ОНК было выдвинуто 14 кандидатов. Жесткий секвестр списка привел к образованию комиссии лишь в составе 6 чел. Сокращение численности ОНК привело к снижению количества посещений мест принудительного содержания. Однако даже там, где такого снижения не произошло, проверки стали менее глубокими и комплексными, так как упор делается на краткосрочные посещения, связанные с проверкой жалоб нескольких лиц, а не на оценку соблюдения прав человека в целом».

В ноябре 2016 года я, как не прошедшая в ОНК Москвы, и мои коллеги по правозащитной деятельности, не попавшие в ОНК Московской области, Любовь Волкова и Лидия Дубикова подали коллективный административный иск в Тверской суд Москвы к совету ОП в связи с нарушением им закона «Об общественном контроле», закона «Об Общественной палате» и регламента ОП. Судья Москаленко отказалась принять иск, сославшись на то, что наше заявление должно рассматриваться «судом в порядке гражданского или уголовного судопроизводства либо арбитражным судом». Какое отношение к делу имеет уголовное разбирательство или арбитражное, судья Москаленко не разъяснила, впрочем, по Гражданскому кодексу она пояснения тоже не дала.

Решение судьи Тверского суда мы обжаловали в Мосгорсуде. Там тоже отказали. Далее — президиум Мосгорсуда. Ответа пока нет. Ждем.
Тем временем мы решили воспользоваться советом судьи Москаленко и подать иск по Гражданско-процессуальному кодексу (ГПК). И что удивительно, тот же самый Тверской суд, отказавший в принятии иска по административному судопроизводству (КАС), принял наше заявление по ГПК. 23 марта состоялось предварительное слушание.

Судья Стеклиев, который вел себя по отношению к заявителям подчеркнуто высокомерно, сказал адвокату, представлявшему наши интересы, что ему «не дозволено перебивать суд, когда он (суд) что-то разъясняет», и предложил обратиться за юридической помощью… Заседание по существу назначено на 21 апреля.

«Конечно, это дело надо было рассматривать по КАСу. Оно должно оспариваться как решение публичного органа, — говорит заместитель председателя Совета по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) Евгений Бобров. — Но если есть определение о недопустимости рассмотрения по КАСу, вступившее в силу, то тогда как остаточная компетенция иск идет по исковому производству по ГПК. Есть спор о гражданском праве, который можно защитить в суде. Это общие статьи — 3-я («Право на обращение в суд»), 4-я («Возбуждение гражданского дела в суде») ГПК, то есть любое заинтересованное лицо, чье право нарушено, может обратиться в суд. Это чуть большая конкретизация 46-й статьи Конституции о праве каждого на судебную защиту. В данном случае право на участие в деятельности ОНК, гарантированное 76-м законом об общественном контроле».

Как и следовало ожидать, Общественная палата наши исковые требования не признала и попросила суд отказать по всем пунктам. Мотивировка следующая: ОП и ее постоянно действующий орган — совет Общественной палаты не являются юридическим лицами. Таким образом, ОП и совет ОП не могут быть ответчиками в суде. Аппарат ОП является федеральным казенным учреждением и не осуществляет публично-значимых функций. Аппарат, осуществляющий организационное, правовое, аналитическое, информационное, документационное, финансовое и материально-техническое обеспечение деятельности ОП, совета ОП, также не может выступать ответчиком в суде, поскольку уставом и регламентом ОП не наделен правом принимать какие-либо решения об образовании ОНК.

По мнению аппарата ОП, «граждане РФ Масюк Е.В., Волкова Л.В., Дубикова Л.Б. правом на подачу искового заявления о признании незаконным решения совета ОП об отклонении их кандидатур в состав ОНК не обладают». Аппарат ОП считает нас «ненадлежащими истцами», и потому правомочны обращаться в суд только общественные организации, выдвинувшие нас в ОНК. «Они не правы. Здесь права организации ничем не нарушены, — поясняет Евгений Бобров, — потому что организация имела право выдвинуть, и это право она реализовала. Далее уже наступают правоотношения с физлицами, которые будут работать в ОНК. И в будущем эта организация ни в малейшей степени не участвует в деятельности делегировавших ее членов в ОНК. Все права, связанные с работой (права и обязанности), возникают у членов ОНК, а не у рекомендовавших их организаций».

Что касается сути иска, то аппарат ОП заявил следующее: «Законодательство РФ не обязывает членов совета ОП голосовать за принятие решения об утверждении кандидата при наличии всех необходимых документов, а также при соответствии кандидата критериям, предусмотренным ФЗ-76». И в качестве подтверждения своих слов ответчики предоставили апелляционное определение Иркутского областного суда от 2013 года об отказе в удовлетворении иска кандидату в члены ОНК, оспаривавшему отказ ОП включить его в состав ОНК Иркутской области.

Ну здесь аппарат ОП явно что-то недопонимает. В регламенте ОП четко прописано, в каких случаях совет ОП отклоняет кандидатуру. Согласно ст. 62, п. 6 действующего на момент голосования Регламента ОП РФ, «кандидатура отклоняется членами совета Общественной палаты путем выставления нулевого числового значения (балла) в случае несоответствия требованиям Федерального закона «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания»:

— заявления и иных материалов, поступивших от общественного объединения о выдвижении кандидатуры в состав общественной наблюдательной комиссии;

— кандидатуры, выдвигаемой в состав общественной наблюдательной комиссии;

— общественного объединения, выдвинувшего кандидатуру в состав общественной наблюдательной комиссии».

 Надо сказать, что ОП упорно не хочет признавать, что провела назначение в ОНК 42 субъектов РФ с огромными нарушениями. Пытаясь это скрыть, ОП отказывается по запросам депутатов Госдумы и Совета Федерации предоставить им затребованные документы: опросные листы с итогами персонального голосования членов совета ОП, протоколы заседаний совета ОП, постановления совета ОП о назначении членов ОНК и т.д. Мотивировка отказа — «эти документы содержат охраняемую законом тайну (персональные данные граждан)». Интересно, какая же в этих бумагах охраняемая тайна — ФИО кандидата в ОНК? Больше там охранять нечего.

 Безусловно, Общественная палата, проведя в прошлом году процедуру назначения в ОНК непрозрачно, с огромными нарушениями, в угоду ФСИН, МВД и ФСБ, себя полностью скомпрометировала. Об этом в декабре прошлого года на встрече с президентом России В. Путиным говорили члены СПЧ. По итогам той встречи президент дал ряд поручений, в том числе по разработке усовершенствования механизма формирования ОНК. СПЧ, выполняя поручение президента РФ, провел анализ и выработал предложения. «Одна из самых резонансных проблем: монопольное право Общественной палаты РФ назначать членов ОНК из числа кандидатур, выдвинутых общественными объединениями, и самостоятельно определять процедуру их отбора, — отмечается в документе, подготовленном СПЧ. — Оптимальным механизмом такого сотрудничества Общественной палаты РФ с основными государственными правозащитными институтами могло бы стать создание нового общественного органа — Общественной комиссии по формированию ОНК и содействию общественному контролю в местах принудительного содержания. В ее состав предлагается включить 7 членов Общественной палаты РФ, назначенных Советом Общественной палаты РФ, 7 представителей Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации и 7 членов Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, назначенных Президиумом Совета».

Пока это лишь предложения. Все, что касается ОНК, во властных коридорах движется очень медленно. Вот и предложения по дополнению 76-го законом пунктом о донаборе в ОНК уже почти полтора месяца лежат в Госдуме. На недавнем круглом столе в Госдуме о проблемах общественного контроля первый заместитель комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций, единоросс Вяткин пообещал обсуждение депутатами этой поправки в конце мая. А если не успеют, то рассмотрят осенью. Действительно, куда торопиться…

Источник: Новая Газета

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

Петер Оборн

Петер Оборн

Главный политический комментатор газеты "Тhe Daily Telegraph"

Избиение любого задержанного или осужденного абсолютно неприемлемо и является грубым нарушением их человеческих прав.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3160 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ