11 апреля 2017, 16:11 нет комментариев

Тюрьмы зареклись от правозащитников

Поделиться

Очередные выборы членов общественных наблюдательных комиссий, завершившиеся на этой неделе, повторили сценарий предыдущих выборов в ОНК, которые вызвали широкий негативный резонанс осенью 2016 года. Многие представители правозащитных организаций вновь не вошли в комиссии, которым предстоит контролировать соблюдение прав человека в тюрьмах и СИЗО. При этом Госдума в пятницу одобрила в первом чтении законопроект, который должен снять проблемы при формировании ОНК. Глава президентского Совета по правам человека (СПЧ) Михаил Федотов заявил “Ъ”, что будет разбираться в ситуации.

Правозащитники раскритиковали выборы в общественные наблюдательные комиссии (ОНК), которые прошли на этой неделе в 13 регионах. Новые члены ОНК в ближайшие три года будут следить за тем, как соблюдаются права человека в отношении россиян, находящихся в тюрьмах, изоляторах и колониях. Совет Общественной палаты (ОП), которая по закону единственная вправе формировать ОНК, провел очередной отбор наблюдателей — так же, как сделал это осенью, спровоцировав тогда конфликт с правозащитниками и СПЧ.

Новые выборы в ОНК прошли одновременно с принятием Госдумой в первом чтении законопроекта, который описывает процедуру формирования ОНК так, чтобы она не вызывала скандалов. Поправки в закон «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания…» были внесены в феврале в ответ на скандальное формирование ОНК 42 регионов осенью (см. “Ъ” от 24 октября 2016 года). В новых ОНК тогда стало меньше правозащитников, зато больше — представителей ветеранских организаций, которые защищают бывших служащих из силовых структур. Правозащитники были убеждены: их не допустили в ОНК с умыслом, который имела ОП. СПЧ предложил провести дополнительное выдвижение членов ОНК, так как закон не устанавливает жесткой численности. Однако ОП отказалась, ссылаясь на то, что процедура не предусмотрена законом.

О том, что осенью «выявилось отсутствие процедуры инициирования назначения дополнительных членов ОНК», в Госдуме заявил автор поправок — первый зампред думского комитета по развитию гражданского общества Дмитрий Вяткин. Как только закон будет принят и вступит в силу, в состав ОНК можно будет назначать дополнительных членов, если их предложат уполномоченный по правам человека, СПЧ или три общественные организации, которые причастны к правозащитной деятельности. Дополнительных наблюдателей смогут рекомендовать и сами ОНК. «Мы считаем, что были допущены ошибки (в октябре.— “Ъ”). ОП считает, что она ошибок не допускала. Хорошо, что мы нашли способ, как эту ситуацию исправить»,— заявил “Ъ” глава СПЧ Михаил Федотов. По его мнению, «подобного конфликта уже не будет за счет того, что во все ОНК можно будет объявить дополнительный набор».

Однако новый конфликт не заставил себя ждать. ОП, состав которой сейчас обновляется, провела выборы 13 ОНК по прежней технологии, хотя подбором кандидатов занималась рабочая группа из правозащитников, в том числе из СПЧ. Член СПЧ Андрей Бабушкин указал: между СПЧ и ОП была договоренность, что «комиссии формируются в максимально возможном количестве» (40 человек), куда в первую очередь войдут те, кто имеет опыт правозащитной деятельности. «ОП эти договоренности нарушила»,— подчеркнул он. Например, по словам члена СПЧ, в Приморском крае состав комиссии снижен с 30 до 25 человек, в него не вошли четыре правозащитника. «В ОНК Приморского края набрали новых людей, а самых активных почему-то не взяли»,— сказал “Ъ” президент организации «Надежда», экс-член ОНК Артем Трембовлев. Его также не взяли в новый состав. Господин Трембовлев рассказал, что несколько раз в неделю ездил по местам заключения: «У нас много проблем. Часто принуждают людей к признанию и явке с повинной. В СИЗО-1 Владивостока заключенных держат в подвалах, где сырость, грибок и мало света. Мы часто обращались в прокуратуру, ФСИН». Он опасается, что теперь ОНК может превратиться в ручную структуру, так как в ней появились ветераны правоохранительных органов и ФСИН.

О том, что права заключенных теперь будут защищать бывшие силовики, говорит экс-член ОНК Кабардино-Балкарии, председатель отделения движения «За права человека» Валерий Хатажуков. «В новом составе четыре-пять представителей правоохранительных органов»,— указал “Ъ” господин Хатажуков. Он вместе с рядом организаций выдвигал восемь кандидатов, в том числе себя: «Мы все документы согласовывали с координатором Общественной палаты. Все кандидаты имеют самое непосредственное отношение к правозащите. Но из наших прошли только трое». Всего, по его оценкам, было подано около 20 заявок, в окончательном списке — лишь 12 человек. Господин Хатажуков опасается, что институту ОНК грозит уничтожение.

В Ингушетии, где подано всего лишь 16 заявок, не прошли представители Красного Креста и правозащитного центра «Мемориал». Представитель «Мемориала» не вошел и в псковскую ОНК. В сахалинскую ОНК было выбрано всего семь человек, а еще пятеро кандидатов, в том числе представители «Экологической вахты Сахалина», отклонены.

Михаил Федотов заявил “Ъ”, что будет разбираться в ситуации: «Мы видим, что в ОНК в 13 регионах прошли далеко не все кандидаты, рекомендованные рабочей группой, в состав которой входили члены СПЧ и другие правозащитники. И мы хотели бы понять, почему эти кандидаты остались за пределами ОНК. Пока мы не располагаем информацией, но надеемся, что получим ее в ближайшее время».

«Дополнительные выборы проблемы не решат»,— заявил “Ъ” член Московской Хельсинкской группы член ОНК Подмосковья Валерий Борщёв. Он уверен, что законодатели должны лишить ОП «монополии на формирование ОНК». Оптимальным он считает вариант, при котором состав ОНК утверждала бы комиссия, сформированная на паритетных началах из представителей уполномоченного по правам человека, СПЧ и ОП.

Виктор Хамраев, Анастасия Курилова

Источник: Коммерсант.ru

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Меркачева Ева Михайловна

Меркачева Ева Михайловна

Журналист, заместитель председателя ОНК Москвы

Проект против пыток и коррупции Gulagu.net  сделал то, во что даже трудно поверить. Он объединил тысячи людей в борьбе против произвола в тюремной  системе.  О проекте знают в каждой колонии и в каждом СИЗО, и попасть "на карандаш" блогеров  для многих тюремщиков означает потерять авторитет и, возможно,  даже работу и порой - свободу.  Gulagu.net читают люди в ФСИН, в Кремле, его изучают граждане, живущие за рубежом, в том числе журналисты с мировым именем.  Мне известны случаи, когда после публикации на сайте возбуждались уголовные дела, задерживались коррупционеры, освобождались наконец невиновные.   Многие жалобы заключенные пишут сначала сюда, а потом уже в ОНК. Это говорит о высочайшем уровне доверия, о том, что арестанты знают - их просьбу о помощи не оставят в стороне. 
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3188 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ