4 июля 2017, 19:34 нет комментариев

"Пьяный мальчик" как симптом: Генпрокуратура признала несовершенство экспертиз

Поделиться

Фото: © Shutterstock.com

Генпрокурор указывает на недостаточный законодательный контроль судебных экспертов, из-за чего нельзя гарантировать "справедливость судебного разбирательства".

Генпрокуратура провела исследование работы судебных экспертов. Прокуроры сочли, что положение в этой сфере плачевное: мол, эксперты зачастую работают в связке со следователями или просто зависят от силовиков. Это не способствует объективности в расследовании дел. Более того — некоторые эксперты не имеют достаточных знаний, что приводит к неточным результатам исследований. Тогда за решётку попадают невиновные. Прокуратура уведомила о ситуации президента и теперь ищет способы исправить положение.

Фото: © РИА Новости / Сергей Венявский  

Фото: © РИА Новости / Сергей Венявский

Судебные эксперты — специалисты в своих областях, которые по запросу суда или следователей ФСБ, МВД или СК оценивают обстоятельства уголовного дела. Они делают медобследование трупов или, например, изучают бухгалтерские документы в поиске признаков афер. Самый, наверное, известный судмедэксперт в стране — Михаил Клейменов. Это он нашёл 2,7 промилле алкоголя в крови у шестилетнего ребёнка, которого сбила машина (примерно бутылка водки). Абсурдность результатов привлекла к истории широкое общественное внимание.

На фоне этих событий прокуроры пишут: у них нет гарантий, что судебные эксперты в России достаточно компетентны. В подтверждение своих слов приводят статистику.

— За два минувших года 5,5 тысячи заключений экспертов [получены] с нарушением законов. Из них 450 содержат взаимоисключающие выводы по итогам исследований одних и тех же объектов, — по словам источников близких к Генпрокуратуре об этом в письме секретарю Совбеза Николаю Патрушеву сообщил глава ГП Юрий Чайка.

Из-за ошибок экспертов в 2015–2016 годах незаконно привлекли к уголовной ответственности полсотни человек. Правда, их потом реабилитировали и дали право на возмещение морального вреда.

Множество экспертиз государственные — то есть их делают сотрудники госбольниц, бюро и подобных учреждений. Но в каких-то случаях привлекают частных экспертов. Например, на космодроме Восточный для оценки ущерба от мошенничества привлекли именно негосударственные экспертные учреждения. И у прокуратуры нет к ним доверия.

Фото: © РИА Новости / Андрей Стенин  

Фото: © РИА Новости / Андрей Стенин

— Из-за [того, что нет процедур] подтверждения компетентности экспертов, не может быть гарантирована объективность заключений, — гласит письмо Чайки.

К государственным экспертам тоже есть претензии из-за того, что те "срослись" с судебной системой. Во-первых, пишет Чайка, государственные эксперты слишком зависят от воли начальства. Во-вторых, они подчиняются и другим участникам, заинтересованным в исходе дела, — например, руководителям следственных органов.

— Осуществление экспертной деятельности в таких формах <...> не гарантирует беспристрастность и справедливость судебного разбирательства, — указано в тексте.

Такую структуру отношений между экспертом, следствием и судом Генпрокуратура назвала "архаичной, изжившей себя". Кроме того, за счёт такой структуры появляются коррупционные риски.

Всё это, по мнению представителей Генпрокуратуры, получилось из-за несовершенства законодательства в "судебно-экспертной" сфере. Нет и единых стандартов работы: "Методики экспертиз разрабатываются [экспертными учреждениями] самостоятельно в условиях разобщённости".

Лайф спросил у одного из московских следователей, который по долгу службы регулярно обращается к экспертам, что он думает по поводу выводов Генпрокуратуры.

— Экспертам, что при Минздраве, — им вообще на всех плевать. На них никак давление не окажешь. Привезёшь к ним материал, просишь: "Мне очень срочно, сделайте, пожалуйста". Они отвечают: "Ждите очереди". И делают только через полгода, — рассказывает следователь. — Дальше. Эксперты Минюста. Эти вообще никак на контакт не идут. Единственное, где теоретически возможно давление, — это полицейский Экспертно-криминалистический центр, потому что эксперты там в прямом подчинении МВД.

А вот вопрос о независимых экспертах вызывает у собеседника отрицательные эмоции.

— С этими я бы вообще не связывался. Большинство [частных экспертных организаций], с которыми я имел дело, работают непрофессионально и занимаются в основном извлечением прибыли, — сетует собеседник. — Хотя по закону у нас экспертной деятельностью могут заниматься только некоммерческие организации. Поэтому я в подобных случаях отказываюсь приобщать результаты экспертизы к делу.

Как заявили Лайфу в Минздраве, бюро судебно-медицинских экспертиз и так достаточно независимы.

— Бюро СМЭ находятся в ведении регионов, — рассказали Лайфу в пресс-службе. — Неподчинённость бюро органам следствия или другим правоохранительным органам обеспечивает их независимость и беспристрастность при проведении экспертиз.

В Минздраве не согласны, что судмедэксперты не имеют единых стандартов:

— Общее методологическое единство работы бюро судебно-медицинских экспертиз обеспечивает Минздрав. Были разработаны и внедрены новый порядок проведения судебно-медицинских экспертиз, ряд методических рекомендаций и пособий, обучающих программ.

По мнению Генпрокуратуры, исправить ситуацию могли бы следующие нововведения. Нужно ввести новые требования к сертификации и лицензированию экспертной работы, которые предусмотрены проектом закона "О судебно-экспертной деятельности в РФ". Там же прописаны новые стандарты работы экспертов. Только вот, сетует прокуратура, этот законопроект с 2013 года "буксует" и прошёл только первое чтение. А пока что, резюмируют прокуроры, страна не может привести работу экспертов в соответствие с международными нормами.

Фото: © РИА Новости / Сергей Венявский  

Фото: © РИА Новости / Сергей Венявский

Об этой ситуации прокуратура уже уведомила Администрацию Президента и надеется, что вопрос рассмотрят на одном из грядущих заседаний Совбеза.

В Минздраве поддерживают идею совершенствования деятельности судмедэкспертов, но считают, что это должно делаться без масштабных юридических перемен:

— Вопросы, связанные с эффективностью работы бюро СМЭ, должны решаться в рамках существующей правовой конструкции через точечные меры по повышению эффективности данных учреждений, — добавили в пресс-службе. Другие ведомства не ответили на запросы Лайфа.

Кстати, Лайф уже писал о возможном "сращивании" экспертов с силовиками. Тот самый эксперт Клейменов, который дал заключение об алкоголе в крови мальчика, выдавал и другие спорные результаты экспертиз. Некоторые из них были в пользу полицейских. Однажды он выдал заключение о том, что местная учительница, которая подралась с полицейскими в отделе, получила травмы ещё до инцидента. В другом случае экспертиза Клейменова показала, что задержанный полицейскими молодой человек умер от падения с высоты своего роста, а не потому, что его избивали в отделении.

Источник: Life.ru

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

Петер Оборн

Петер Оборн

Главный политический комментатор газеты "Тhe Daily Telegraph"

Избиение любого задержанного или осужденного абсолютно неприемлемо и является грубым нарушением их человеческих прав.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3229 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ