24 июля 2017, 13:29 нет комментариев

«Секретная тюрьма» ФСБ. Главное, что мы узнали из расследования Republic

Поделиться

Иллюстрация: Аня Леонова / Медиазона

Журналист РБК Илья Рождественский обнаружил «секретную тюрьму» ФСБ в Московской области, где подозреваемых в терроризме пытают еще до официального задержания. РБК текст публиковать не стал, и материал вышел на Republic, где доступен только подписчикам издания. «Медиазона» пересказывает главное из расследования Рождественского.

О «секретной» тюрьме стало известно из жалоб предполагаемого организатора теракта в петербургском метро. Аброр Азимов, которого ФСБ считает одним из ответственных за взрыв 3 апреля в Петербурге, подал в Главное военное следственное управление СК жалобу на пытки. Он рассказал, что его схватили 4 апреля, две недели истязали в каком-то подвале, добиваясь признаний, и лишь после этого официально задержали 17 апреля. Рождественский нашел истории еще нескольких человек, которые жаловались в ЕСПЧ на жестокое обращение. В их жалобах описания камер, подробности жестокого обращения и применявшихся для пыток предметов совпадают с деталями, упомянутыми Азимовым — скорее всего, речь идет об одном и том же помещении.

В тюрьме побывали обвиняемые в убийстве полковника Буданова и подрыве «Невского экспресса». В том же подвале держали и Акрама Азимова — брата подозреваемого в организации петербургского теракта. 15 апреля Акрама забрали из больницы в Киргизии местные силовики, а 19 апреля ФСБ объявила о его задержании в Подмосковье. Между этими датами он находился в «секретной тюрьме», где его пытали, рассказывает Акрам. Такие же жалобы с описанием подвала и пыток до официального задержания направляли в ЕСПЧ Ислам Хамжуев и Мансур Эдильбиев, осужденные за попытку подрыва «Сапсана» в июне 2011 года, и Юсуп Темерханов, признанный виновным в убийстве полковника Юрия Буданова.

Тюрьма — подвал, заполненный бутылками с фекалиями. Все пострадавшие рассказывают, что после задержания им надевали на голову мешок или шапку, которые обычно заматывали скотчем, на руки – наручники, а затем везли на машине и спускали в подвал. Там выше уровня колен располагалась труба, к которой пристегивали заключенных. Из показаний следует, что камер размером от шести до восьми квадратных метров было по крайней мере две. Аброр Азимов рассказывал, что в коридоре встретил другого пристегнутого заключенного, который приехал из Сирии. Его брат Акрам жаловался, что пользоваться туалетом не давали: «Можно было ходить только в бутылку, там их было много, и все наполнены фекалиями. Когда я увидел бутылки с фекалиями, я подумал, что больше я отсюда не выйду».

Там пытают током, водой и газом. Все пятеро фигурантов рассказывают, что их пытали электричеством с помощью некой «динамо-машины», присоединяя провода к пальцам рук и ног, к мочкам ушей и к половым органам. Эдильбиев рассказывал, что на голову ему надевали пакет, наполненный газом. Аброр Азимов говорит, что его также пытали водой: держали за руки и за ноги и лили воду на лицо, на котором лежала тряпка. По его словам, в другой камере он видел различные приспособления для пыток: помимо электроприборов там были кусачки, ремни для подвешивания и биты.

После пыток в подвале сотрудники ФСБ инсценировали официальное задержание. Все пострадавшие от пыток рассказывают, что после окончания истязаний их отводили в душевую, отдавали им одежду (либо приносили новую) и затем увозили, чтобы инсценировать задержание. Так, Аброра Азимова якобы задержали 17 апреля у железной дороги в Одинцовском районе Подмосковья, съемку продемонстрировала ФСБ. «Мужчины, которые снимали постановку с моим участием, были другими, не теми, кто меня пытал», — указывает Азимов. Затем его вновь погрузили в машину, вынудили оставить отпечатки пальцев на пистолете Макарова, который ему засунули за пояс, и после этого доставили к следователю, у которого уже был напечатан протокол допроса. Через два дня ФСБ опубликовала видео задержания его брата, которого оперативники хватают на остановке. Фигуранты дела о подрыве «Сапсана» и осужденный за убийства Буданова Юсуп Темерханов тоже рассказали, что официальное задержание и допрос последовали лишь после длительных пыток в подвале.

«Секретная тюрьма» находится на юго-западе Московской области. Два источника среди силовиков подтвердили, что знают о «секретной тюрьме», один из них уточнил, что ей пользуются только сотрудники ФСБ, а основной «контингент» — уроженцы Средней Азии. Сопоставив места реального задержания подозреваемых и примерное время, проведенное ими в пути к подвалу, Рождественский выяснил, что «секретная тюрьма» скорее всего находится на юго-западе Подмосковья — в ареал попадают такие города, как Подольск и Одинцово.

В этом районе есть три объекта, официально относящиеся к спецслужбе, однако «секретная тюрьма» может располагаться и в здании, формально не связанном с ФСБ.

Возможно, пытают задержанных не действующие сотрудники ФСБ, а некие «отставники». Похитители обычно были в гражданской одежде, и нельзя утверждать, что они работают в ФСБ — некоторым из узников пытавшие их люди говорили, что уже вышли в отставку. При этом четырех заключенных они передали действующим оперативникам спецслужбы, которые и проводили официальные задержания — это указывает на то, что свои действия эти люди как минимум координировали с ФСБ. Эдильбиев утверждает, что уже после задержания, когда его привели в квартиру, где шел обыск, он узнал двоих оперативников — на них была та же обувь, как и на двух мужчинах, участвовавших в пытках. По словам Темерханова, некоторые из них утверждали, что «они из военной разведки, двое говорили, что они — "Белая стрела"» (согласно городской легенде, так называется тайное общество силовиков, борющихся с оргпреступностью).

Источник, знакомый с ходом расследования дела о петербургском теракте, рассказал Рождественскому, что в этом случае оперативники пошли на «крайние меры». Он не исключает, что для похищения братьев Азимовых действительно привлекались вышедшие в отставку сотрудники правоохранительных органов и спецслужб, которые затем передали подозреваемых ФСБ.

Источник: Медиазона

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Меркачева Ева Михайловна

Меркачева Ева Михайловна

Журналист, заместитель председателя ОНК Москвы

Проект против пыток и коррупции Gulagu.net  сделал то, во что даже трудно поверить. Он объединил тысячи людей в борьбе против произвола в тюремной  системе.  О проекте знают в каждой колонии и в каждом СИЗО, и попасть "на карандаш" блогеров  для многих тюремщиков означает потерять авторитет и, возможно,  даже работу и порой - свободу.  Gulagu.net читают люди в ФСИН, в Кремле, его изучают граждане, живущие за рубежом, в том числе журналисты с мировым именем.  Мне известны случаи, когда после публикации на сайте возбуждались уголовные дела, задерживались коррупционеры, освобождались наконец невиновные.   Многие жалобы заключенные пишут сначала сюда, а потом уже в ОНК. Это говорит о высочайшем уровне доверия, о том, что арестанты знают - их просьбу о помощи не оставят в стороне. 
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3289 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ