27 октября 2017, 20:58 нет комментариев

С чистыми руками и пустой головой: расследование "Трансперенси интернешнл" - свидетельство профнепригодности

Поделиться

Студенты-театроведы из Петербурга на акции в защиту коллег из ГИТИСа. Фото: tvc.ru / YouTube. Некоторые права защищены.

23 октября антикоррупционная НКО "Трансперенси интернешнл - Россия" опубликовала расследование о деятельности государственных театров Москвы и Санкт-Петербурга. В жизни гражданского общества России это беспрецедентная катастрофа, масштаб которой еще только предстоит оценить. 

Авторы расследования утверждают: "система финансирования московских театров пронизана конфликтами интересов. Как минимум четырнадцать художественных руководителей […] получают госконтракты от своих театров, искусственно создавая себе дополнительные возможности для зарабатывания денег".

Один из упомянутых худруков – Кирилл Серебренников. Расследование опубликовано на фоне кампании против режиссера, так называемого "дела "Седьмой студии", жертвами которой уже стали работавшие с Серебренниковым театральные менеджеры, а теперь и бывшая чиновница Минкульта России, сейчас директор РАМТа Софья Апфельбаум. Она была задержана 26 октября. Серебренников и бухгалтер Нина Масляева находятся под домашним арестом, бывший директор "Гоголь-центра" Алексей Малобродский – в СИЗО.

Эксперты “Трансперенси” сообщили о всех "выявленных нарушениях" в прокуратуру и получили ответ: "Прокуратура подтвердила, что Юрий Куклачев и Кирилл Серебренников пошли на нарушение закона, не уведомив свое руководство о сделках, в которых они были лично заинтересованы". В случае руководителя Театра кошек Куклачева нарушение заключалось в том, что он арендовал склад у собственного сына. В случае Серебренникова – в том, что он ставил спектакли. Или, как пишут авторы расследования, "нанял индивидуального предпринимателя К.С. Серебренникова на постановку спектаклей".

На протяжении всех 2000-х годов театральные деятели самых разных взглядов, лоялисты и критики власти, традиционалисты и новаторы, говорят о том, что существующая система финансирования и отчетности сильно затрудняет работу театров. С 2005 по 2013 основным объектом критики был федеральный закон о госзакупках 94-ФЗ. Так описывал ситуацию в 2009 году худрук театра "Et Cetera" Александр Калягин на заседании Совета по государственной культурной политике при Председателе Совета Федерации: "Сколько мы сейчас боремся с законом 94 ФЗ! Его идиотизм в применении к театру всем понятен, но изменить мы ничего не можем. Директора театров поставлены в условия, когда приходится идти на еще более изощренный обман, чем тот, в котором их все время подозревают. […] Все эти реформы последних лет, начиная с казначейства, закона об автономных учреждениях, закона 94 ФЗ, нарушили равновесие в театре: всегда был некий баланс между творческой составляющей и организационной. Все административно-организационные структуры существовали для того, чтобы обеспечить творческий процесс".

В 2013 на смену 94-ФЗ был принят закон о контрактной системе в сфере закупок 44-ФЗ, но ситуация принципиально не улучшилась. Подробный анализ проблем можно прочитать на портале "Справочник руководителя учреждения культуры", общий знаменатель критики – закон усложнил процедуры закупки, найма и оплаты труда актеров и режиссеров и не учитывает особенности и специальные потребности театральной сферы.

Расследование “Трансперенси” не сообщило ничего нового о положении в театре, зато выявило неожиданную проблему: оказалось, что эксперты одной из ведущих независимых антикоррупционных организаций России не способны отличить коррупцию от искусственно провоцируемых нарушений. Хуже того: они не видят политических причин такого положения вещей.

Эксперты одной из ведущих независимых антикоррупционных организаций России не способны отличить коррупцию от искусственно провоцируемых нарушений. Хуже того: они не видят политических причин такого положения вещей

Российская конституция запрещает цензуру, что не позволяет органам власти создать отдельное цензурное ведомство - поэтому власть ограничивает свободу слова, науки и творчества опосредованно. Для этого в последние годы были приняты несколько законов и поправок в законы: о защите детей от вредной информации (включая запрет на "пропаганду гомосексуализма", "пропаганду суицида" и "пропаганду наркотиков"), о защите чувств верующих, о противодействии фальсификации истории, о клевете. Кроме этого для давления на СМИ и учреждения культуры используются и "традиционные" методы – экономическая зависимость от административных органов, финансовые проверки и наказания по экономическим статьям. Разные чиновники, от замминистра связи и массовых коммуникаций Алексея Волина до министра культуры Владимира Мединского говорили о том, что видят государство в роли "заказчика музыки", а государственные учреждения культуры в роли исполнителей, которые должны дисциплинированно играть то, что от них требуют.

Минкульт при Мединском последовательно проводит политику сокращения творческой и научной автономии и усиления зависимости от него учреждений культуры от музеев до театров. Показательный пример – то, как Мединский в 2015 году осуществил смену администрации (и репертуарной политики) Новосибирского оперного театра: для этого были использованы и "чувства верующих", которые якобы оскорбила постановка оперы Вагнера "Тангейзер", и внеплановая финансовая проверка. Тогда Мединский уволил директора Бориса Мездрича и назначил на его место предпринимателя с репутацией афериста Владимира Кехмана, который в то время проходил обвиняемым в деле о мошенничестве. Очевидно, приоритетом министра не был контроль за расходованием бюджетных средств. Именно в этом контексте и следует рассматривать и само неудобное законодательство - и то, как именно его нарушают театральные деятели.

Основная претензия экспертов “Трансперенси” к худрукам – это то, что они за отдельную плату ставят спектакли в театрах, которыми руководят, и исполняют роли в этих спектаклях. Именно это борцы с коррупцией назвали в своем докладе "искусственно создаваемые дополнительные возможности для зарабатывания денег". В том, что художественные руководители вынуждены нанимать сами себя, эксперты “Трансперенси” видят не искусственно созданные сложности и не изъян бюрократической системы, который мешает нормальной работе, а признак коррупции и конфликта интересов. А доказательством своей правоты считают то, что такие нарушения они нашли всего в 14 из 100 московских театров.

Авторы расследования не учли (во всяком случае, это никак не отражено в опубликованных материалах), что с художественными руководителями заключаются разные контракты, и именно от этого зависит, получают ли они гонорары за постановку спектаклей и участие в них. Размеры гонораров и их обоснованность эксперты "ТИ-Р" тоже оставили без внимания: в частности, например, тот факт, что суммы гонораров худжественных руководителей могли быть согласованы с нанимателем еще при заключении основного договора, поэтому они не сами решают, сколько себе платить. Зато даже строгое соблюдение неудобных формальностей эксперты "ТИ-Р" оценивают негативно: "Практика показала, что согласование сделки с заинтересованностью с московским департаментом культуры в нынешнем правоприменении — это имитация разрешения конфликта интересов, а получение одобрения можно считать своего рода коррупционной индульгенцией".

Кирилл Серебренников у Басманного суда 4 сентября. Фото: (c) Рамиль Ситдиков / РИА Новости. Все права защищены.

По собственному определению "ТИ-Р" коррупция – это "злоупотребление должностным лицом своим служебным положением для извлечения личной выгоды", при этом никаких доказательств принятия худруками необоснованных решений или получения завышенных гонораров расследование не приводит. Зато оно содержит критику существующих правил и предложения по их изменению: расширить действие норм антикоррупционного законодательства на театр и наделить комиссию минкульта по контролю за госслужащими дополнительными полномочиями.

Цель этих предложений – сделать невозможными "схемы". Предложения эти основываются на презумпции "все воруют", и, по сути, предполагают усложнение бюрократии и усиление зависимости театров от государства. И это в то самое время, когда театральные деятели добиваются принятия специального законодательства, которое обеспечивало бы творческую независимость и нормальную работу театров и избавило бы их от необходимости эти самые "схемы" изобретать.

Как и следовало ожидать, расследование спровоцировало массу критических отзывов. При этом, ответная реакция сотрудников “Трансперенси” показала, что они не понимают специфику сферы, в которой они обнаружили "злоупотребления", и не хотят в ней разбираться. Генеральный директор “Трансперенси Интернешнл-Р” Антон Поминов в разговоре с телеканалом "Новое время" сравнил художественного руководителя театра с руководителем троллейбусного парка ("делает то же самое"). По этой логике, действительно, нет никакой разницы между режиссером, который придумывает спектакль для своей жены, и мэром, который устраивает в городе реновацию, чтобы закупить у собственной жены тротуарную плитку.

Позиция “Трансперенси” отражает собственные, домашние проблемы гражданского общества России, где антикоррупционная повестка вышла на первый план и оттеснила правозащитную

Руководитель PR-службы “Трансперенси” Глеб Гавриш написал в фейсбуке: "Защита интересов режиссера Серебренникова - не наша задача. Мы не правозащитная организация", а пресс-секретарь организации Артем Ефимов уточнил: "Мы исходим из того, что законы надо соблюдать все, а не только те, которые вас устраивают". Нет никаких оснований подозревать сотрудников "Трансперенси интернешнл – Россия" в недобросовестности, даже несмотря на то, что согласно действующему российскому законодательству они выполняют функции агентов иностранного государства. Позиция организации отражает собственные, домашние проблемы гражданского общества России, где антикоррупционная повестка вышла на первый план и оттеснила правозащитную. Более того, борьба с коррупцией и защита гражданских прав воспринимаются в России чуть ли не как антагонистические виды деятельности. Очень ярко эта особенность проявляется в работе (и популярности) Алексея Навального, и, очевидно, стала нормой и в институтах гражданского общества вплоть до международных НКО.

"Защита интересов режиссера Серебренникова" - это защита интересов всего общества, защита фундаментальных прав на свободу совести, слова, творчества (к Серебренникову у властей и близкого властям духовенства есть претензии по каждому из пунктов). Эксперты "Трансперенси" не в состоянии понять неправовой характер российского законодательства, которое принимается нелегитимными органами власти. Они не могут различать добросовестную деятельность (работу в театре, даже с нарушением неправовых законов) и недобросовестную (работу в Госдуме и принятие там неправовых законов), отказываются учитывать в своей оценке политические факторы - не говоря уже о неполитических особенностях исследуемой сферы и этических вопросах. Эта слепота к репрессивному характеру российского государства делает антикоррупционную организацию "Трансперенси интернешнл – Россия" сообщником этого государства и обесценивает ее экспертизу.

Среди ценностей, перечисленных в "миссии" "ТИ-Р", значатся демократия и солидарность. Жаль, что ее сотрудники не понимают, что защищать демократию – это значит отстаивать права и свободы, а не стоять на страже законов, их ущемляющих. И что солидарность бывает с жертвами репрессий, но никак не с осуществляющим их прокурором.

Источник: openDemocracy

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Бабушкин Андрей Владимирович

Бабушкин Андрей Владимирович

Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, член ОНК Москвы

Меня лично задевает и беспокоит ситуация, когда в тюрьмах оказываются невиновные  люди или когда эти люди виновны, но  с ними  происходит нечто, в результате чего они будут хуже и опаснее, а не лучше и честнее. Люди ожидают  от меня помощи, при этом они возлагают на меня последнюю надежду на справедливость. Я убежден, что если человеку вовремя прийти на помощь, он  также поможет другим.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3268 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ