10 ноября 2017, 16:13 нет комментариев

Разоблачителей в России не жалуют. Но их становится больше

Поделиться

Магнитский обвинял группу чиновников в хищении 5,4 млрд рублей из госбюджета. Он умер в СИЗО

В России стремительно растет число разоблачителей - лиц, публично раскрывающих информацию о различных нарушениях. При этом сами люди все чаще подвергаются уголовным преследованиям, а информация засекречивается, следует из доклада правозащитной группы "Агора".

Юристы "Агоры" подсчитали, что за период с 1995 года зафиксировано не менее сотни случаев предания гласности различных фактов нарушений и злоупотреблений, представляющих общественный интерес.

И речь идет только о так называемых внутренних разоблачениях, когда человек узнает информацию в основном благодаря своему служебному положению.

Два пика

Если в период с 1995 по 2008 год речь шла о единичных случаях, то в 2009 году произошел первый пик разоблачений - в основном благодаря сотрудникам милиции. Наиболее известный случай - видеообращение майора Алексея Дымовского, о "скотском", по его оценке, отношении начальников милиции к подчиненным, принудительных переработках и требованиях повышать количество раскрытых преступлений даже путем фабрикации дел.

После публичного выступления Дымовский был уволен, а потом оказался под следствием. В 2010 году дело закрыли, правда, не по реабилитирующим обстоятельствам, а из-за истечения сроков давности.

После спада в 2011-2014 годах был снова отмечен рост числа разоблачений. Второй пик начался в 2015 году и, по наблюдениям "Агоры", продолжается до сих пор: в 2017-м разоблачителями все чаще становятся школьники, выкладывающие в интернет записи разговоров со своими учителями, критикующими их за поддержку оппозиционера Алексея Навального.

Не в последнюю очередь этот пик связан с развитием интернета, суточная аудитория которого выросла в России с 21 миллиона человек летом 2009 года до 70 миллионов летом 2017-го, отмечается в докладе.

"Если еще восемь лет назад YouTube все еще оставался для русских экзотичной платформой, то в настоящее время, когда смартфон с безлимитным доступом к сети доступен практически каждому, для того, чтобы обратиться к публике, достаточно нескольких прикосновений к экрану", - объясняют юристы.

Как отмечает руководитель "Агоры" Павел Чиков, нынешний пик говорит о росте числа сотрудников внутри госсектора, заинтересованных в опубликовании значимой информации. И теперь часто даже не нужен посредник (которым, по мнению Чикова, всегда выступал журналист), чтобы донести информацию до ее потребителя: "Теперь источник информации может напрямую апеллировать к потребителю".

Полиция и медицина среди лидеров

Ровно половина (50 из 100) случаев разоблачений, которые зафиксировала "Агора", посвящена проблемам в сферах внутренних дел, медицины и здравоохранения.

Павел Чиков так объясняет этот график: "Причина - долгие годы копившийся негатив от публики к тогда еще милиционерам, который взорвался после истории майора Дениса Евсюкова в Москве. Эта история потащила за собой политическую волю на реформу МВД. [С учетом] недовольства публики и при этом крайней неэффективности работы органов внутренних дел, началась волна видеообращений. Дымовский создал прецедент, после которого вскрылось недовольство самих сотрудников полиции условиями работы, с которыми они вынуждены мириться".

Чиков считает, что тогда разоблачение внутренних проблем полиции привело к улучшению уровня работы самих полицейских.

С медициной похожая ситуация, потому что в России система здравоохранения находится, по его мнению, в очень плохом состоянии, но при этом съедает гигантское количество бюджетных денег.

"Идет реформа, идут сокращения, и прежде всего внутренние разоблачители реагируют на ухудшение условий труда, на нарушение их трудовых прав, профессиональную несправедливость, с которой они сталкиваются на текущей работе. Как правило, [внутренними разоблачителями] бывают люди, не включенные в системы распределения бюджетных средств, чувствующие некоторое ущемление", - считает Павел Чиков.

По его мнению, большое число разоблачителей, работающих в сфере здравоохранения и в МЧС, можно объяснить массовыми сокращениями,

Последствия

Часто раскрытие чувствительной информации ставит под угрозу безопасность ее источника. При этом не помогает даже использование "допустимых с точки зрения властей" механизмов - обращений к руководству, заявлений в правоохранительные органы.

"Отсутствие эффективных механизмов защиты от дискриминации приводит к тому, что заявителей увольняют или привлекают к уголовной ответственности, а нередко и то, и другое сразу", - говорится в докладе.

Только восемь случаев из 100, приведенных "Агорой", обошлись без последствий для источника информации. Данных о последствиях для многих разоблачителей просто нет.

В тех случаях, когда раскрытие информации влекло за собой проблемы, чаще всего людей увольняли с работы (в 39 случаев из ста). В значительном количестве случаев (18) разоблачители становились фигурантами уголовных дел.

Иногда (в 5% случаев) к ним даже применялось насилие или оказывалось иное давление (в 2%).

Никто из людей, включенных в доклад "Агоры", за исключением главы Серпуховского района Александра Шестуна, попавшего в программу защиты свидетелей, не получил государственной защиты.

Сотрудница центра кинологической службы Петербурга Оксана Семыкина больше месяца провела в психиатрическом стационаре - как писали российские СМИ, она часто критиковала руководство центра за бесчеловечное отношение к сотрудникам и опубликовала в интернете запись разговора с начальством.

Бегун Андрей Дмитриев, рассказавший в интервью немецкому телеканалу ARD об употреблении допинга российскими спортсменами, уехал из страны после того, как его сначала уволили из двух тренировочных центров, где он получал стипендию, а потом пришли из военкомата.

"Многие люди негативно расценили мое интервью и информацию, которую я предоставил. Меня называли предателем, лжецом и, извините, вылили на меня тонну дерьма. [...] Россия не готова к тому, чтобы принять культуру информаторов", - заявил тогда Дмитриев, добавив, что "отправиться в тюрьму было бы бесцельным героизмом".

Александра Литвиненко отравили радиоактивным полонием. Сергей Магнитский умер в СИЗО.

Следователь из Уфы Ильгизар Ишмухаметов опубликовал видеообращение о конфликте с начальством и покончил с собой. Местное отделение следственного комитета возбудило уголовное дело по статье "доведение до самоубийства".

Белгородский полицейский Сергей Татаринцев, опубликовавший видеообращение о фактах коррупции, после увольнения был избит бывшими коллегами - их позднее приговорили к лишению свободы.

В России все сложнее

Руководитель "Агоры" Павел Чиков считает, что тренд на засекречивание информации не является глобальным - напротив, демократические страны двигаются в другом направлении, принимая законы о доступе к информации и об открытых данных.

"Наша страна идет по противоположному пути на фоне декларируемой политики открытости. В России, как всегда, все сложнее. С одной стороны, мы видим, как в последние годы начали публиковаться декларации о доходах, тендеры, госзакупки, информация, связанная с деятельностью госкорпораций. С другой стороны, мы видим, что, например, в последние три года резко сократилась прозрачность вооруженных сил. Начиная с российско-украинского конфликта указом президента были засекречены потери военнослужащих, в том числе и в мирное время. Практически свелись к нулю ранее распространившиеся способы контроля за армией, например, Комитет солдатских матерей. Милитаризация силового блока с централизацией тоже влечет за собой снижение эффективности общественного контроля за ними", - говорит Чиков.

Отлична ситуация в других странах и в сфере предоставления защиты разоблачителям. Большинство международных актов в этой сфере сходятся в том, что эффективная защита невозможна без гарантий, предусмотренных национальным законодательством.

Специальный докладчик ООН по свободе выражения Дэвид Кайе в 2015 году представил на Генеральной ассамблее доклад, посвященный защите источников информации. Он отмечал, что по меньшей мере 60 государств в той или иной форме включили в свои национальные законодательства положения о защите лиц, сообщающих о нарушениях.

"По сравнению с тем, что сделано в большинстве стран мира для защиты разоблачителей, в России не сделано, к сожалению, ничего. Правового регулирования в этой сфере нет", - говорит Чиков.

"Агора" заключает, что в России гарантии защиты устанавливаются лишь общими положениями о свободе слова, а также вытекают из общепризнанных принципов и норм международного права.

Интересно, что "Типовой кодекс этики и служебного поведения госслужащих России", на основе которого, как отмечается в докладе, разрабатывались все ведомственные этические кодексы последних лет, призывает воздерживаться от публичных высказываний, суждений и оценок в отношении деятельности государственного органа или органа местного самоуправления, его руководителя, если это не входит в должностные обязанности государственного служащего.

"Немолчание предпочтительнее молчания"

Доктор социологических наук Искандер Ясавеев - один из тех, кто упоминается в докладе. Будучи преподавателем Казанского университета, он неоднократно критиковал ректора КФУ, публично призвав тогдашнего президента Дмитрия Медведева снять ректора Ильшата Гафурова с должности.

По словам Ясавеева, Гафуров создал в Казанском университете обстановку страха, лицемерия, запрета на критику и высказывание своего мнения. Сам ректор называл обвинения враньем. Но в итоге должности лишился сам Ясавеев.

Би-би-си спросила у Искандера Ясавеева, ныне - старшего научного сотрудника центра молодежных исследований НИУ ВШЭ, - жалеет ли он о своем поступке.

"Я почти всегда принимаю решение о том, чтобы сделать происходящее, если оно неприемлемо, публичным. При этом я обычно просчитываю все риски, чтобы не дать повода для инициирования судебных исков. То есть информация должна быть проверенной, обоснованной, подтвержденной фактами", - сказал Ясавеев.

Искандер Ясавеев

По его мнению, огласка в определенной степени спасает и гарантирует безопасность.

"Я думаю, что немолчание предпочтительнее молчания, иначе ситуацию не изменить во многих сферах", - заключил он.

Отвечая на вопрос, с чем связан рост числа разоблачений в последнее время, Ясавеев предположил, что этому способствуют новые медиа и социальные сети: "Достаточно легко обрести поддержку, хотя бы символическую, с помощью "Фейсбука". Ты быстро понимаешь, что не одинок".

"Еще одно предположение: может быть, люди уже подошли к черте, когда мириться с тем, что происходит, больше нельзя. Люди начинают думать о том, что же впереди. Если не изменить ситуацию, в этом же положении будут и дети", - сказал он.

Источник: BBC

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Меркачева Ева Михайловна

Меркачева Ева Михайловна

Журналист, заместитель председателя ОНК Москвы

Проект против пыток и коррупции Gulagu.net  сделал то, во что даже трудно поверить. Он объединил тысячи людей в борьбе против произвола в тюремной  системе.  О проекте знают в каждой колонии и в каждом СИЗО, и попасть "на карандаш" блогеров  для многих тюремщиков означает потерять авторитет и, возможно,  даже работу и порой - свободу.  Gulagu.net читают люди в ФСИН, в Кремле, его изучают граждане, живущие за рубежом, в том числе журналисты с мировым именем.  Мне известны случаи, когда после публикации на сайте возбуждались уголовные дела, задерживались коррупционеры, освобождались наконец невиновные.   Многие жалобы заключенные пишут сначала сюда, а потом уже в ОНК. Это говорит о высочайшем уровне доверия, о том, что арестанты знают - их просьбу о помощи не оставят в стороне. 
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3268 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ