1 августа 2012, 01:41 нет комментариев

Беспредел в Балашове

Поделиться
В распоряжении интернет-газеты «Четвертая власть» оказалось письменное заявление осужденного ФКУ ЛИУ-3 Балашова Саратовской области Павла Иванова. Письмо — не анонимка, подписано реальными именами. На нескольких тетрадных листках заключенный рассказывает о бесчинствах, которые якобы творит начальник зоны. Предлагаем вашему вниманию выдержки из обращения, опубликованные изданием. Авторская орфография сохранена.   «Загадочная смерть» осужденного Ларсанова
«Сообщаю Вам, что 02.09.2011 года, при загадочных обстоятельствах лишился жизни осужденный Ларсанов Тимур содержась в одиночной камере №17 =ТБУ=. 
Для начала хочу вернуться чуть-чуть назад: в дневное время 31.08.2011 года, за два дня до гибели, вышеуказанный осужденный Ларсанов Тимур был жестоко избит сотрудниками администрации ФКУ ЛИУ-3 в прогулочном дворике №3, – данное избиение происходило на глазах у массы осужденных. Кроме прогулочного дворика избиение происходило вне прогулочного дворика и на коридоре =ШИЗО= первого этажа. Данное избиение видели следующие осужденные, которые мною написанное подтверждают своей личной подписью: Борозин А.В., Султанов А.С., Айвазян Д.Г., Буслаев И.В., Андреев А.Б., Иванов П.А., Оганесян Г., Шаповалов В.В., <неразборчиво>, Симонов А.А. И ряд других осужденных, содержащихся на тот промежуток времени в =ЕПИТ-ШИЗО=.
Осужденного Ларсанова Т. против своей воли и желания,  – насильно с применением физической силы и спецсредств посадили в одиночную камеру №17 =ТБУ=, где спустя два дня он при загадочных обстоятельствах лишился жизни. 
Так, – в обеденное время 02.09.2011 года, находясь по соседству с одиночной камерой №17 =ТБУ= в которой содержался Ларсанов. От последнего нам, осужденным Иванову П.А., Борозину А.В., Сапарову С.М. Стало известно о том, что ему угрожали убийством. В этот же день, спустя несколько часов всем осужденным содержащимся в =ЕПИТ-ШИЗО= о том, что Ларсанов Тимур мертв.
Считаю данный трагический случай убийством на национальной почве, посколько ранее на национальной почве Ларсанова неоднократно подвергали избиению, за что масса осужденных неоднократно были вынуждены совершать акт суицида, чтобы прекращались избиения. 
Сообщаю Вам, что по данному факту я Иванов П.А. и ряд других осужденных обращались в прокуратуру и в следственные органы, – но на наши обращения надлежащей проверки не проводилось, – поступали частично дешевые, ложные отписки», – заявляет бывший сокамерник покойного (как явствует из других его записей, он также успел побывать в злополучной камере №17). 
Роль полковника Комарова
Несколько раз в заявлениях упоминается начальник балашовского исправительного учреждения, полковник Комаров. Заключенный испытывает к нему явную неприязнь.
«Прошу поставить вопрос о возбуждении уголовного дела по ст.110 УК РФ, ст. 285 УК РФ, ст. 286 УК РФ. Обязать следственные органы в порядке  ст. 114 ч-1 УПК РФ временно отстранить от занимаемой должности начальника ФКУ ЛИУ-3 полковника вн/сл С.К. Комарова, поскольку данное лицо способно причинить ущерб моим конституционным правам и свободам, и затруднить мне доступ к правосудию. Также данное лицо С.К. Комаров продолжает преследовать меня по настоящее время, – по его указанию 13.09.2011 меня опустили головой в очко унитаза, 10.08.2011 на его глазах меня избивали и по его указанию сажали в одиночную камеру №17 =ТБУ=».
«10.08.2011 года, после осуществления обхода по всем камерам =ЕПИТ-ШИЗО= начальником ЛИУ-3 полковником вн/сл С.К. Комаровым в сопровождении отряда спецназа, – в районе 10.00 часов утра, более пяти человек спецназа насильно с применением физической силы и спецсредств наручников вытащили меня из камеры № 3 =ШИЗО= <...> можно сказать так, что они меня унесли на вахту, где доставили в кабинет В. В. Тверитина, который расположен на втором этаже вахты, – в данном кабинете в присутствии С. К. Комарова и по его приказу меня избили трое сотрудников спецназа. После указанного избиения тоже сотрудники спе.наза посадили меня в одиночную камеру №17 =ТБУ=, где меня содержали одного до 17.10.2011 года и при этом чрез день кормили»
Пять заявлений 
Всего Павел Иванов в период с 10 по 20 января 2012 года написал пять заявлений, темы которых часто перекликаются. Помимо жестокого обращения, осужденный жалуется на тесноту: в двухместной камере содержатся «четверо крупных мужчин». На питание: «...макароны, которые нельзя назвать макаронами, второе блюдо было клейстером, т.е. отварены до такой степени, что получилась каша без каких-либо признаков», «тонкий кусок черного хлеба, который пекаря не допикают, поэтому осужденные кушают только корочку от хлеба, так как остальное противопоказано кушать» и т.д. 
Однако больше всего автора угнетает невозможность доказать свою правоту надзорным органам. Он снова и снова подчеркивает, что по поводу практически каждого упомянутого в письмах факта он писал в прокуратуру, но ни разу это не принесло желаемого результата. Именно сознание собственного бессилия зачастую скорее, чем побои или пытки, доводит до самоубийства. 
Конечно, в заявлениях Павла Иванова – только одна версия происходящего. Управление федеральной службы исполнения наказаний по Саратовской области комментариев пока не дает - ему предстоит ознакомиться с документами и представить прессе свое видение ситуации. Надеемся, что за время проверки к Иванову и другим подписантам не предпримут карательных мер.   «Четвертая власть» копии писем отправила в прокуратуру и уполномоченному по правам человека Нине Лукашевой.   Между тем, по информации «Балашовского проспекта», ситуация в колонии может быть совершенно не такой, как ее описывают заключенные. Некоторые осужденные ведут весьма вольную жизнь — в частности свободно общаются по телефону. И после деятельности полковника Комарова по наведению порядка, заключенные стали «забрасывать» письмами различные инстанции. Одно из таких писем и оказалось в распоряжении «Четвертой власти».  

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Охотин Сергей Владимирович

Охотин Сергей Владимирович

Член ОНК Кемеровской области, координатор Gulagu.net

Потому, что до настоящего времени верю, что человек, гражданин, может и должен, влиять и вмешиваться в деятельность должностных лиц и органов власти, когда знает (достоверно осведомлён) о фактах нарушения прав человека и Основного Закона Государства, без этого невозможно самоуважение: тут либо нужно не "знать и не ведать", либо Делать (противостоять).
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3198 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ