Меркачева Ева Михайловна

Специальный корреспондент Московского комсомольца

21 июля 2017, 01:35 нет комментариев

Победа над атрофией правосудия: "русский Стивен Хокинг" освобожден из тюрьмы

Поделиться

Русский Стивен Хокинг, обездвиженный инвалид Антон Мамаев на свободе! Именно «МК» нашел несчастного за решеткой, именно благодаря нашей газете эта история получила огласку и в итоге завершилась счастливо для героя. Суд признал, что Антон не может находиться в СИЗО, и изменил ему меру пресечения под подписку о невыезде. Победа! История с Антоном показала всему миру абсурдную жестокость нашей правоохранительной и судебной системы (напомним, что прокурор просит для Мамаева 6 лет тюрьмы, суд дал 4,5 года). Но она же, вероятно, станет для этой системы уроком: россияне устали от «закручивания гаек», устали бояться попасть за решетку за любую мелочь и уже не просят — требуют милосердия. Антон Мамаев, на защиту которого встали всем миром, сам того не ведая, изменил нас и сломил систему. Он показал, как все мы соскучились по таким вот историям с добрым концом. Обозреватель «МК» провела последние часы перед освобождением с «узником года» в качестве члена ОНК.

Победа над атрофией правосудия:

Фото: соцсети  

На железной двери камеры, где находился все последние дни заключения Антон, приклеена табличка «Для инвалидов». Мамаев сидит на кровати, его поддерживают целых две подушки (получить лишнюю подушку в изоляторе — это почти чудо!), перед ним на постели стоит стакан чая. Рядом осужденный из отряда хозобслуги, в чьи обязанности входит помогать Антону. Видно, что Мамаеву намного лучше, он бодрый, окрепший.

— Как я рад вас видеть, — улыбается Антон. — Вы спасли мне жизнь! Я ведь после вынесения приговора испытал сильнейший стресс и голодал 10 дней. Потерял несколько килограммов. Простите, что тогда вам об этом не сообщил. Я был в шоке... Понимаете, я ведь в своем последнем слове на суде сказал, что изучил все научные данные о моем заболевании. Люди с ним в среднем живут до 30 лет. А мне уже 28. Я попросил суд дать мне возможность прожить столько, сколько отмерено, не в муках, а дома, с семьей. Но судья не услышал. И когда меня привезли в «Матросскую Тишину», я был в полной уверенности, что умру здесь и никогда больше не увижу дочь. Что у меня забрали саму жизнь. А потом пришли вы, и все изменилось. Спасибо вам огромнейшее! Смотрю телевизор, там меня часто теперь показывают, это для меня такая поддержка! Надежда вернулась. Я начал опять верить в правосудие.

Фото: агн москва

Антон допивает чай и собирается на суд. Выездное судебное заседание состоится здесь же, в СИЗО, в «Матросской Тишине». Судья сделал его закрытым, ссылаясь на то, что будут озвучены составляющие медицинскую тайну сведения. Хотя о болезни Антона знает вся страна! Как бы то ни было, Мамаева привезли-принесли (часть пути на руках, часть на инвалидной коляске) в корпус, где расположены следственные кабинеты. Один из них преобразили: повесили российский герб, принесли огромный флаг.

Судья надел мантию и начал процесс.

В крохотном зале всего 5 человек, включая прокурора, адвоката и секретаря суда. Гособвинитель нервничает, потирает руки. Он уже не хочет «крови» — не просит оставить Антона за решеткой.

Судья выходит в совещательную комнату (следственный кабинет по соседству), где печатает на компьютере решение. А уже через 10 минут оглашает: Мамаева освободить в зале суда (то бишь из СИЗО), заменить меру пресечения на подписку.

Мы обнимаем Антона, который счастлив. Процедура освобождения из изолятора занимает еще примерно час: нужно собрать вещи и пройти проверку. И вот — свобода!

Фото: кадр из видео

— Я первым делом хочу обнять дочку, очень соскучился по ней, — признается Антон. — И хочу сейчас официально зарегистрировать брак со своей гражданской женой. Буду рад видеть вас на свадьбе, приходите! Буду сейчас активничать — я ведь до приговора был всегда в движении, старался занимать себя, помогать другим, чтобы чувствовать пульс жизни. А теперь все это увеличится в сто раз! Я еще четче осознал вкус каждого дня.

Апелляция на сам приговор Антону будет рассмотрена примерно через месяц. Но даже если его снова признают виновным, то есть все основания надеяться: приговорят к условному сроку или же признают, что он не может отбывать наказание по болезни.

А мы хотим поблагодарить всех, кто остался неравнодушен к этой истории. Сотрудников ФСИН, судебной системы, прокуратуры. Ведь страшны не те, кто ошибается, — страшны люди, не умеющие признавать свои ошибки. Хорошо, что в случае с Антоном Мамаевым ошибка не стала роковой.

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

Петер Оборн

Петер Оборн

Главный политический комментатор газеты "Тhe Daily Telegraph"

Избиение любого задержанного или осужденного абсолютно неприемлемо и является грубым нарушением их человеческих прав.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3267 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ