Пятницкий Павел Игоревич

заместитель Председателя

84952231191
28 января 2014, 04:55 нет комментариев

Проверка СИЗО-1 "Матросская тишина" 77/1 и СИЗО-1 "Матросская тишина" 99/1

Поделиться

 С членом ОНК М.Б.Мамиловым посетили СИЗО-1 а точнее 99/1 и 77/1

 

77/1 это привычная всем «Матросска» а 99/1 вроде бы тоже «Матросска» но отдельный изолятор с непосредственным подчинением ФСИН России.

 

По 77/1

 

Посетили Носова В.В. товарищ которого обратился в ОНК с просьбой проверить условия его содержания. Оказывается, Носов содержится в камере с Константиновым, у которого мы дважды были с А.Каретниковой и я уже отмечал ранее, что эта камера одна из самых образцовых по содержанию, чистоте и условиям, из всех, которые я видел за время работы в ОНК. Жалоб у Носова не было, о чём обратившиеся к нам граждане были проинформированы.

 

Также попросили увидеть Насрутдинова М.Н. – заместителя председателя Правительства республики Дагестан, по которому нам пришла бумага из Общественной палаты России с просьбой проверить условия содержания. Но в 77/1 Насрутдинова не оказалось. Забегая вперёд, скажу, что не оказалось его и в 99/1 а начальник 99/1, посмотрев по общей базе – сказал, что такой в ней вообще не фигурирует. Странно. Раз арестован и доставлен в Москву – где-то же он должен быть. Проинформировал Общественную палату и попросил помощника начальника ГУФСИН Москвы А.Н.Чжу «найти» нам Насрутдинова.

 

Посетили 2 и 4 блоки. В 4 кстати полным ходом идёт ремонт. Зашли  почти готовую камеру. Красота (если можно так выразиться).

Что отметили:

Расстояние между полосами на кровати стали меньше. Теперь матрацы заключенных не будут проваливаться и мять им бока. Верхний ярус оборудован специальной балкой, как в поезде, которая не позволит человеку упасть во сне. К слову сказать, кровати с такой решеткой регламентированы 407 приказом ФСИН России датированным ещё 27.07.2007 г. так что все иные кровати с большими ячейками решёток получаются вне закона. Интересный факт. Будем теперь яростнее вопрошать по всем изоляторам – почему же содержащиеся под стражей должны запихивать под матрац одежду, газеты и картон, если ещё в 2007 году ФСИН определил, что кровати должны быть другими.  Продолжая о них же – теперь кровати намертво залиты в бетонный пол и отсутствует необходимость сваривать их между собой. А на этот факт ранее нам жаловался содержащийся под стражей экс-мэр Ярославля Урлашов. Мол, когда кто-то во сне шевелится – из-за сварки кроватей между собой – все они начинают шевелиться и люди просыпаются. Теперь проблема будет снята. Стол с лавочками также вмонтирован в бетонный пол. Освещение сделано таким образом, что при выключении основного включается своеобразный «ночник», по аналогии с ночным светом в купе поезда. И спать не мешает и в случае чего – впотьмах не расшибёшься, если встанешь ночью в туалет. В новых камерах всё расставлено таким образом, что есть пространство. Молодцы, очень качественно подходят к ремонту. Жаль только, что 4 блок пока единственный, но это уже зависит от финансирования, а не от желания или нежелания руководства учреждения.

 

Зашли к Мохнаткину. А то фамилия на слуху, а кто такой и что сделал не знаю. Открывается дверь камеры. Стоит мужичок небольшого роста. Такой, каким раньше рисовали русских крестьян или домовых (в хорошем смысле). Невысок, в меру коренаст, с бородой и бегающими глазами с прищуром. Спрашиваю, какие жалобы, вопросы, предложения. Радио говорит принесли, но что-то с проводами – не работает. Сопровождающий нас зам. начальника СИЗО Передерин И.Ю. даёт команду – сейчас всё исправят. Что ещё? Жалуется на следователя, который в отсутствии адвоката пытается ознакомить Мохнаткина с материалами дела. Мохнаткин не согласен. Следователь говорит, что адвокат Макаров в установленном порядке им уведомлен. Мохнаткин понимает адвоката. Мол, он один на «Болотном деле» остался и процессов масса. Не успевает к нему. Странная позиция для «оппозиции». Если вы хотите власть в стране изменить, экономику и Конституцию – начните с малого. Предоставьте своему соратнику Мохнаткину адвоката. Того, который сможет уделить ему достаточно времени для защиты его прав и законных интересов. А то товарищи по оружию у вас без помощи, а вы о стране.  Продолжаем дальше беседу с Мохнаткиным. Спрашиваю, за что он ударил сотрудника полиции. Отвечает «Да что он как не мужик. Сам меня на … послал и тюкнул. Ну а я же мужик – дал ему в ответ». Пытаемся разъяснить ему, что действовать незаконно даже в ответ на незаконные методы, как минимум глупо и нелогично. Говорю, написали бы жалобу в прокуратуру и СК, предварительно зафиксировав неправильное поведение полицейского и дальше бы привлекали его к ответственности. А сейчас вот сидите в тюрьме и даже адвоката не видите. Ответ удивляет. «Да дайте мне его сюда этого мента я бы его вообще убил». Говорю – аккуратно, вы же видите, что с нами сотрудник а у него видеорегистратор. Объясняю, что есть соответствующая статья в УК РФ предусматривающая ответственность уголовную за угрозу убийством. Не возымело действие. Мохнаткин твердо стоит на своём, считает, что прав, а вот в вопросе «бил не бил» предлагает разобраться суду. У других содержащихся с ним в камере жалоб нет, однако, отметили, что в камере прохладно. Но тут уж не они первые и последнии. Все изоляторы Москвы старые, и действительно с отоплением есть проблемы.

 

Проверили другие камеры, в т.ч.  407,271, 263, 301, 302, 306, 601, 602 – опрошено более 30 человек. Жалоб и замечаний нет. Уточнили по подаче устных и письменных заявлений. Реагируют ли на них и регистрируют ли в журнале? Реагируют, говорят арестанты и регистрируют, приносят ля подписи. Так что коллега А.Каретникова может порадоваться. Её постоянные воззвания к этой процедуре, как мы видим возымели действие.

 

При нас провожали домой амнистированного участника боевых действий в Афганистане, задержанного ранее за мелкую кражу. Сотрудники учреждения вручили ему билет на поезд до границы с Украиной (он гражданин Украины), на что он попросил отправить его на Дальний Восток. Но, закон есть закон. Сказано – до места жительства, значит до места жительства. Странная кстати система. Имею ввиду покупка билетов для арестантов. Он ведь может его пойти и сдать в кассу. Не уехать, проесть или пропить эти деньги (разные ведь бывают заключенные). Не проще ли по аналогии с воинскими требованиями на проезд оформлять билеты и для такой категории граждан? И ФСИН удобнее будет и точно будем знать, что человек поедет. А если не поедет – не потратит бюджетные деньги на свои другие (часто пустые) цели.

 

 

По 99/1

Спецблок такой, на территории «Матросски» с прямым подчинением ФСИН России. Встретили нас там корректно, но настороженно. Долго проверяли, кто мы, что мы, знает ли дежурный по ФСИН, что мы пришли. Затем провели к начальнику, который нас тоже изучил, документы посмотрел, повторно всё во ФСИН уточнил. В принципе – такой подход считаю правильным. Всё-таки мы в тюрьме, а не в санатории. И здесь содержатся как подозреваемые в совершении тяжких преступлений,  так и уже осуждённые за них. В 99/1 я был впервые. Пришли сюда, поскольку в ОНК обратились родственники Сунь Чтэнь Цзюнь, содержащегося здесь. Жалоб у него нет. Всем доволен, ну, естественно, насколько это возможно – быть довольным, находясь в тюрьме. Родственников проинформировали. Что касается камеры, в которой он содержится, да и всех других проверенных камер – отметили чистоту, строгое соответствие количества мест количеству находящихся заключённых. Хороший ремонт, с санузлами всё в полном порядке. Дежурный по этажу имеет возможность не входя в камеру отключить освещение, телевизор и вентиляцию. Удобно. Не нужно бегать и заставлять заключенных соблюдать ПВР и не врубать ночью телевизор, мешая тем самым сокамерникам. А такие инциденты в других изоляторах сплошь и рядом.  

 

Приятно удивила строгость, чёткость и несколько уровней при осуществления доступа к камерам. Всего не буду писать, на то она и безопасность. Но в целом – сомневаюсь, что кто-то оттуда может сбежать.

 

Пройдя по камерам – везде увидели чистоту и порядок. Арестанты – взрослые люди, понимают, что на какое-то время это их дом, а в доме должно быть чисто и всё в порядке. В одной из камер к нам обратился Д.К.Белкин, который пожаловался на то, что ему не могут оказать услугу парикмахерской (начальник учреждения заверил, что вопрос будет снят) а также на неоднократное водворение в карцер за отказ от прогулки. Согласен с Белкиным. Гулять или нет – право заключенного. Но, также согласен и с начальником учреждения – правила придуманы не им и не просто так, а возложенные на сотрудников УИС обязанности по выполнению режимных мероприятий во время прогулки заключенных, осуществить не представится возможным при наличии в камере кого бы то ни было. Да и свежий воздух полезен.

 

Пожаловался Белкин и на ОНК. А в частности на несогласованность действий членов ОНК Бабушкина и Борщёва.  Говорит, был у меня Бабушкин и сказал, что гулять моя обязанность. Был и Борщёв, который сказал, что услышанное от Бабушкина – лично его мнение, а закон позволяет отказаться. Даже бумагу (копию мы посмотрели) Борщёв отправил соответствующую на имя Генпрокурора, но пока никакой реакции нет. Хотя прошло больше трех месяцев.

 

Сам Белкин в изоляторе уже почти год. Экстрадирован из Испании после 10-летнего нахождения в международном розыске. Впечатление производит нормальное, однако от статей (105,222,209,295,210 и пр.) как-то веет не совсем приятным. «Группа товарищей» Белова, дело которых рассматривается в Московском областном суде, уже осуждена к значительным срокам наказания, в т.ч. некоторые к пожизненному. Как и Горячев в Бутырке, Белкин надеется на суд присяжных. Других претензий у него нет, да и к этим он призывает присмотреться уже больше по привычке и с целью «попить кровь» УИС, чего в принципе и не скрывает. Ну что же – право его. А наша обязанность – реагировать на поступившие обращения. Будет Генпрокуратура и дальше игнорировать направленный Борщёвым запрос – направим мы повторно. 

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Охотин Сергей Владимирович

Охотин Сергей Владимирович

Член ОНК Кемеровской области, координатор Gulagu.net

Потому, что до настоящего времени верю, что человек, гражданин, может и должен, влиять и вмешиваться в деятельность должностных лиц и органов власти, когда знает (достоверно осведомлён) о фактах нарушения прав человека и Основного Закона Государства, без этого невозможно самоуважение: тут либо нужно не "знать и не ведать", либо Делать (противостоять).
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3188 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ