Осечкин Владимир Валерьевич

Член Совета по развитию общественного контроля при Комитете ГД по делам общественных объединений и религиозных организаций

7 января 2012, 19:41 нет комментариев

ЯВКА С ПОВИННОЙ

Поделиться

01.03.2011

ТАЙНАЯ СТАТЬЯ  291.1 УК «НЕДАЧА ВЗЯТКИ»

- Напишу о том, о чем не говорит большинство. Расскажу, потому что устал молчать. Есть Россия по ТВ – страна иллюзий с фабрики грез. До 2007 я был пленником иллюзий и верил в слова ВВП: инновации, ипотека и т.п. Веруя в идеалы, навязанные ТВ + ВВП, я без страха занимался инновациями в моем бизнесе.

- Разрабатывал концепцию автомобильного  аукциона, регистрировал авторские права на это, первым из российских автобизнесменов представил на Международном автосалоне этот проект еще в 2006, построил в 50 м от МКАД трассу для off-road и тест-драйва внедорожников, развивал Парк развлечений out-door  при ТВЦ «ВэйПарк», получил в одном из банков РЖД-группы 50.000.000 рублей для развития аукциона, не задумываясь, вложил все мои средства в развитие бизнеса, а квартиру оформил в ипотеку. Жил по Путину. По нему же и сел…

- У меня украли более 3.000.000 рублей и автомобиль «Порше Кайен С». Чужой автомобиль. Стоимостью почти 2.000.000 рублей. Да, территория автосалона застрахована. Но вот чтобы получить страховку, необходимо решение милиции. Мой юрист подготовил проект заявления моей фирмы в МВД в порядке ст. 141 УПК – сообщение о преступлении. И 12 декабря 2006 я подал это заявление в УВД Красногорского района Мособласти. По Уголовному кодексу эти хищения подпадали под ч.4 ст. 159 УК – мошенничество в особо крупном размере.

- В ОБЭП мне разъяснили 2 вещи: да, факты преступлений есть, есть и улики, но по таким статьям решение принимают не опера из ОБЭП, а уже следователи. И не бесплатно! Мол, по таким статьям проходят серьезные разборки – дележ бизнеса, отъем земельных участков и т.п. И без взяток никто такое дело не возбудит.

- Я с юристом своей фирмы совет держу. Он мне разъясняет: согласно ст. 291 УК, дать взятку – совершить преступление. Мне тогда было 25 лет. Работал с 18.  Бизнес создавал с нуля. И как-то мне так везло, что до этого у меня никто ничего особо не крал. И взяток мне не приходилось давать. А тут…

- Хожу по торговому центру, между стройкой и автосалоном, что-то делаю, а голова гудит: дать – не дать, дать – не дать? Как же быть? И тут, как бы случайно, опер из ОБЭП – мол, в кино приехал, какая неожиданная встреча!  И говорит мне заговорщически: «Вас там следаки ждут, решайте вопрос, дело верное, ваш должник все украденное враз вернет». И так это стало мне противно, что я возьми да и выпали в ответ: «Я в УСБ и прокуратуру обращусь, а взяток не дам. Принципиально». Тот лишь хмыкнул, и был таков. В кино, поди, подался.

- Долго рассказывать не буду, на сайте об этом предостаточно. Вкратце суть: с января по май 2007 бизнес мой пережил 8 «приходов» – опера ОБЭП, УНП, ДЭБ МВД, участковый из ОВД «Отрадное», РУБОП… Короче, все красногорские, областные, федеральные… И все мне угрожают: либо «решай», либо сживем со свету.

 

- Честно – я б уехал. Из этой гнилой страны. Омерзительно стало. Но были веские «НО». Не для того мой прадед жизнь в 1942 отдал, чтоб я страну «этим» сдал. У меня дочь-малышка. Ипотека. Да и в бизнес я душу вложил. Ни шагу назад!

- Итог – взяток не дал. «Оборотней» послал на… Втайне от меня 17.04.07 возбуждают уголовное дело… против меня. По «заказу» тех, кто меня обокрал.

- 25.04.07 налетают из ГСУ при ГУВД по Мособласти и РУБОПа на автосалон и офис, изымают ВСЁ – компьютеры, уставные и бухгалтерские документы, печати, кассовую книгу… Никаких копий не снимают, мне ничего не возвращают. Где-то наверху решили меня кончать. Меня и мои бизнесы.

- Позже меня арестовали, бизнесы под натиском постоянных наездов и приходов довели до разорения, семью до развода, квартиру без моего ведома через какой-то суд тоже переоформили…

- В России, в той, что есть на самом деле, в УК России «нулевых» есть статья «Недача взятки», но это – тсс! – большая-пребольшая тайна!!! Об этом не говорят открыто, это скрывают от Европы и россиян. Обвинение предъявят негласно, заочно, и решение о наказании никто не огласит. Размеры наказания – бессрочное лишение свободы, конфискация бизнеса и квартиры, моральный и физический прессинг, угрозы расправы в адрес семьи…

- Говорят, чистосердечное признание влияет на решение по УДО. За 3 года и 9 месяцев я осознал степень моей вины в совершенном деянии. Сегодня публично — через Сеть — хочу осуществить явку с повинной. Я полностью признаю вину в совершении преступления против коррупционного устройства страны. Мое преступление однозначно подпадает под тайную статью 291-прим УК «Недача взятки». Я неоднократно, умышленно, находясь в общественных местах, отказывался давать взятки «оборотням в погонах», препятствовал выполнению их служебного долга (собирать дань с пипла).

- Однако прошу учесть смягчающее обстоятельство – на период совершения мной преступлений мне было всего лишь 25 лет, и я не осознавал в полной мере, «куда я попал и где мои вещи»,  я не знал «расценок» и не был знаком с «решалами». В силу моей открытости должен также признаться, что, хотя я и признаю вину, но не раскаиваюсь, и по выходе на свободу возможны рецидивы – я не буду давать взяток. Ясно?

- Теперь без шуток. 17 и 18 января 2011 в книге № 1 Следственной службы УФСБ России по г. Москве и Московской области зарегистрированы мои заявления о коррупции в Красногорске. Проверкой установлены факты незаконных решений милиции и ненадлежащего надзора прокурорских работников, и я уведомлен о направлении материалов проверки из УФСБ в Главное следственное управление Следственного комитета России по Мособласти по признакам преступлений, предусмотренных ст. 293 УК (халатность) и ст. 285 (злоупотребление должностными полномочиями).

- Что касается взяток, тут все однозначно: взятки – это преступление. Именно дача взятки разлагает государство. Недавно в «Новой газете» прочитал статью Николая Куделко (ее дубликат см. на этом блоге – прим. наборщика), слышал о нем от Рощиных. Мое мнение: если человек неоднократно давал взятки по 250.000 долларов США, значит, было за что. Это раз. Более того, этот Коля усилил «оборотней» деньгами и дал им возможность откупаться от УСБ и прокурорских. Это два. И обида его на Систему не за посадку на 3 года, а коммерсантская обидка – мол, деньги взяли, а ки-ну-ли!

- Скажу Коле и всем ему подобным: вы – лохи. Вас Система выжимает, как лимон, и кидает. Но в то время, пока такие, как я, отдают годы и здоровье, чтобы бороться с коррумпированными подонками, такие, как вы, от страху суете им кучу денег, разлагая морально, стимулируя материально коррупционеров и изживая честных.

- Ребята! Хватит кудахтать, пора определяться: либо вы честны во всем, либо заткнитесь и не примазывайтесь к нам.

- Dixi.

ХВАТИТ НАС БИТЬ!

- В России привыкли к побоям. Мол, бьет, значит, любит. И еще нас, вроде, как 140.000.000 человек, и миллион туда – миллион сюда… Аварии, теракты, катастрофы… Вроде, о побоях и говорить не стоит.

- Стоит! Я требую – хватит нас бить! Либо прекратите на корню эту порочную практику, либо мы ее пресечем, хоть и позже, но уже сами, без вас! Посмотрите в УК – что там за побои светит? Ерунда. Вот и бьют. Друг друга. Муж жену. Отчим пасынка. Русские нерусских. Нерусские русских. Эти бьют бесплатно – порыв души. Это плохо…

- Но есть побои, которые гораздо омерзительнее, подлее, циничнее. Это когда все на одного, и при том «все» — в погонах, с дубинками, электрошокером, а «один» — арестованный, бесправный, как правило, обездвиженный (пристегнут наручниками к батарее, стоит на растяжке-шпагате лицом в стене).

- Мне осточертело видеть избитых, искалеченных, с разбитыми губами, порванными ушами, отбитыми почками. Я за 3 года и 9 месяцев побывал в 4 СИЗО и 4 ИВС и видел ЭТО везде. А еще я сидел с сотнями заключенных (это тоже люди, ВРЕМЕННО водворенные в заключение), которые проехали по России, и рассказы их весьма схожи. При «приемке» (поимке) бьют опера МВД, в СИЗО – изредка «режимники» и частенько «маски-шоу», на этапе – конвой, в пересылках – «козлы» (активисты). Мало, где совсем не бьют.

- Меня, мужчину, налогоплательщика, спортсмена, коробит, что какой-то урод (сотрудники, нарушающие закон, — уроды) бьет, и мне противно после этого смотреть ТВ и видеть там наглые хари, которые врут, что у нас с правами человека все в порядке. Хрена лысого! Где в порядке? В «пульмане» в окружении ФСО?

- Наученные системщики мне сейчас попробуют возразить: надо разобраться по каждому отдельному случаю, мол, нельзя так огульно… Этим демагогам сходу ответ: посмотрите внимательно все криминальные новости по ТВ в течение недели и увидите на кадрах репортажей со всей страны ссадины, кровоподтеки, царапины, синяки на лицах задержанных. По этой видеосъемке прокуратура, Следственный комитет проводят ли проверки, как это устанавливает ч.2 ст. 144 УПК?

- Есть закон, гуманный. А есть «красный кодекс» (есть и фильм с аналогичным названием, голливудский, с Томом Крузом и Джеком Николсоном, о негласном применении пыток и унижений за нарушение устава на военной базе), негласный кодекс, НА ЧТО ПРОКУРАТУРА закрывает глаза.

- Так вот, либо закон один для всех, либо скажите нам, народу, что жизнь неравна, и оставайтесь здесь жить одни. Оставьте себе Кремль, Белый дом, Лубянку и Рублевку. Вам с подобной идеологией и Охотничий Ряд не нужен, зачем вам это балаган? Раз закон не для всех, запишите это для нас, поделите нас на касты, и будет все, как в Индии прошлого века. Ах, вам  тон мой не нравится. Ну, это уж я переживу. Просто высоким стилем писать об избиениях тех, кто находится в беспомощном состоянии, я не буду!

- Каждый, кто читает эти строки, должен осознавать, что на месте тех, кого сегодня «убивают» в «убойных» отделах местного УВД, может оказаться любой. Тьфу-тьфу, но вот вчера вы нетактично прилюдно сказали что-то соседу, а завтра его труп (не дай Бог!) обнаружат в квартире, соседней с вашей, и все! У вас есть шанс быть пристегнутым к батарее в спортзале отделения милиции, к вашим ушам могут подключить ток и регулировать его напряжение, пока вы не признаетесь в том, что в душе желали смерти соседу за то, что он курит в лифте и паркует машину перед самым входом в подъезд.

- А потом вашу явку с повинной направят следователю, он будет закрывать «висяк», и ваши жалобы на оперов-гестаповцев попадут к вашему же следователю. Результат очевиден – срок! Сейчас вам все это вам кажется бредом. Желаю, чтобы подобное не стало вашим кошмаром наяву.

- В бытность Жеглова, может, и не было способов «взять на факте», как только подкинуть кошелек Кирпичу. Но сегодня есть масса современных технологий доказывания: ip-адреса, билинг телефона по станции, везде камеры видеофиксации. Может, пора ДАМу и ВВП дать команду «стоп!», может, пора забыть ГУЛАГ и фашистов? Иной раз в сердцах, когда вижу избитого, думаю: а ведь фашисты к своим ТАК не относились!

- И не надо долго рассуждать, создавать комитет по борьбе с побоями, хватит трепаться и мусолить, не надо «разводить» страну и придумывать новые названия милиционерам. Просто скажите: «Людей бить нельзя!» И введите практику, что в случае поимки опера – с должности будут снимать его начальника отдела, в случае рукоприкладства начальника убойного отдела – с должности будут сняты нач. по кадрам и нач. УВД.  То же – по СИЗО и ИК. И все — ГУЛАГ уйдет в небытие. Ведь есть спецсредства, газ, любого сопротивляющегося можно обездвижить законными средствами.

- Через год-два-три избитые выходят на свободу. В душе – лютая ненависть, злоба, желание мести за унижения. Вот почему человек идет на рецидив. Его затравили, а веру в людей, в государство – вытравили.

- Я не боюсь того, что и как пишу. Я готов ответить за каждое слово, лишь бы людей в России перестали бить. И хватит прапора, избивавшего женщину, называть «жемчужным». Он мразь и ублюдок. Имя тем, кто бьет беззащитных, — мерзавцы и негодяи!

- И я не прошу, а требую от первых лиц: вы – руководители РФ и отвечаете за действия подчиненных. Перестаньте бить людей! СТОП!

ГЕОРГИЕВСКАЯ ЛЕНТОЧКА

(начал писать в мае 2010)

- При выходе из камеры ИВС поворачиваюсь лицом к стене, руки назад, ладонями наружу. Неудобно. Дежурный застегивает наручники, и меня коридорами ведут из ИВС в суд. Конвоиры ведут нас, зэков, по стеночке, окружив сбоку, спереди и сзади. Все буднично, судебный процесс близится к концу, ведут так уже раз 40-й – 4-й год подряд.

- И тут в глаза бросается маленькая георгиевская ленточка. Между 2 и 3 этажами Красногорского УВД, на полу, в пыли. При передвижении по зданию (общее с ИВС и судом) нам, зэкам, говорить нельзя, останавливаться тоже, и наклониться подобрать с пыльного полу символ великой Победы я не могу физически – скованные руки сзади.

- Входим в конвоирку перед судебным залом. Передышка. Там я говорю конвою про ленточку и стыд, позор. Ведь каждый день мимо нее проходят сотни людей, в том числе сотрудники УВД: опера, следователи, эксперты. Обратно меня из суда повели по другой стороне, и я не видел, подобрал ли кто-нибудь ленточку или нет.

- Следующий суд был недели через 2, и вот опять конвой меня ведет по коридору, и в пыли на полу лежит та же георгиевская ленточка. Меня вели одного, и я решился нарушить правило – попросил старшего в конвое разрешить мне подобрать ленточку. Видно, у того что-то екнуло в сердце, и уже через секунду лента у меня в руке. Грязная, расхристанная, но моя!

- Вернулся в камеру, взял мыло и пару раз аккуратно постирал под холодной (другой здесь не бывает) водой. С тех пор ленточка со мной, мне так теплее. И увереннее. Ведь эта ленточка для меня значит гораздо больше, чем для тех, кто каждый день ходил на работу мимо нее.

- Прошло 6 месяцев. Я в СИЗО. Приезжает какая-то комиссия по случаю очередной волны «гуманизации» пенитенциарной системы, и перед ее приездом начинается  тотальный шмон. Все со своими сумками выходят в коридор, в камере все переворачивают вверх дном. Обыскивающий находит мою георгиевскую ленточку и, говоря: «Не положено!», — бросает ее на пол. Я сижу на корточках, слева подходит отряд спецназа, все в черном, богатыри, в масках, трое проходят по моей ленточке.

- Сижу. В душу, как наплевали.  Дернуться – спровоцировать «масок», и по случаю быть «опи…дюленным». Решил выждать. Те трое выходят из моей камеры, спрашивают: «А кто такой Осечкин?»  Ну, думаю, меня все же «опи…дюлят» сегодня. «Маски» проходят мимо и встают вдоль стены. Грозно стоят. Гадаю опять: «Точно опи…дюлят», но ленту отдавать нельзя! Когда мне командуют, чтобы я «с вещами летел» в камеру, беру свои баулы, прохожу мимо богатырей, резко наклоняюсь, поднимаю ленточку, говорю: «Мое это», и — в камеру.

- Спиной чувствую взгляды — не понимают, бить меня или не бить. Спас сотрудник СИЗО, который не один год работает и знает мой характер. Для вида прикрикнув, чтоб я больше не разбрасывал ленточки, закрывает за мной «тормоза» (железную дверь). Спасибо тебе, Никита! Побольше бы таких достойных мужчин в Системе!

- Кстати, тот, что ленточку мою сперва отшмонал, приезжий был, не из «10-ки». Чтоб не упасть в глазах «масок», он что-то бурчал про «положено – не положено». Видно, он со своими дедами и отцом мало о войне говорил, 9 мая на парад с ними не ходил. Бог ему судья!

- Недавно один человек сказал: главное, чтобы в моей семье все было хорошо, а о стране пусть другие думают. Мне кажется, что так  нельзя рассуждать. Хотя властьимущие, набивающие карманы так считают и делают. Но так нельзя. Такие вот ходили мимо ленточки неделями. Им было наплевать на нее, она им нужна для виду на 2-3 дня в мае, к антенне на «БМВ» привязать. Нехорошо. И так по отношению ко всему. Но ведь ТЕ, КТО отдал свои жизни ТАМ, думали как раз не только о своей семье. И в память О НИХ — эта ленточка. Георгиевская.

КЛЕЙМО

- Почему сегодня получили распространение «заказные», сфабрикованные дела? В 90-е стреляли, взрывали. Основным методом конкурентной борьбы было убийство. У любой серьезной структуры, бизнеса, ОПГ были свои эскадроны смерти – киллеры. Раз-два, выстрел, нет человека – нет проблемы.

- Наступили 00-е (кстати, 00 – обозначение гальюна на корабле). Нулевые – это новая эпоха. Те, кто в 90-е убивал и грабил, те, кто похитрее и дальновиднее, легализовались. Офисы, банки, заводы, газеты, пароходы, империи. Иметь дело с киллером стало уже весьма опасным – как для развития, так и для репутации, На смену выстрелам пришел циничный и подлый расчет – «заказные» уголовные дела на основе сфальсифицированных доказательств.

- Заказной арест – бац! И человек уже в клетке, а в клетке и человек, вроде, как и не человек, а так – голограмма, изолированная от общества. Вроде, по бумагам лишают человека только свободы, а на самом деле почти всего: уходят здоровье, годы жизни, жены (немалая часть), исчезает вера в справедливость, ломаются стереотипы и низвергаются идеалы, разоряются годами выстроенные бизнесы. Когда в тюрьме узнают о кончине бабушек-дедушек, родителей, случаются трагедии. Месяц назад один парень, узнав, что мать его не дождалась, вскрыл себе вены. Откачали, спасли.

- Для тех, кто сидит, понятно, о чем я, ведь об этом тут думают ежедневно. Клеймо. Вроде, вчера еще ты со всеми стоял на заправке «ВР» и заливал полный бак 95-го, позавчера в «Якитории» выбирал роллы, а сегодня тебя везут по родному городу в невзрачном сером автозаке, и в маленькое зарешеченное окошко заглядывают соседи по пробке – кто с испугом и страхом, кто с деланным презрением. И ты, вроде бы, тот же – руки-ноги, лицо, даже одежда еще та, вольная, но…

- «Заказчики» стали умнее. В 90-е после исполнения «заказа» организатор скрывался, боялся тени, разоблачения, киллер его мог шантажировать. Нынче все иначе. «Заказчики» покупают себе, как правило, статус «потерпевших» или «свидетелей обвинения», они платят и заказывают музыку, чувствуют себя уверенно, за ними – Система. И все это пройдет для них безнаказанно, им все сойдет с рук. Кого им бояться? Следователей «отблагодарили», прокурорам в суде только «фас» скажи, ну, а судьи – те вообще обвинительные приговоры штампуют. Про Мосгорсуд в «НГ» написали – Мосгорштамп.

- Вот и получается, что «заказчик» с ними заодно, и все они, как морским узлом, повязаны одним грязным делом. Все твои тирады в адрес «заказчика» гособвинители и судьи воспринимают, как личное оскорбление. Следователи на очных ставках своих «терпил» открыто инструктируют, формулируют в выгодных для обвинения свете все посылы «заказчика», а твои вопросы рубят на корню. Мол, в суде задашь.

-  А в суде эти вопросы тоже «снимут»: мол, к делу не относятся. А не устраивает – пиши в Страсбург. Пока там жалобу разберут года через 4, все местные уже устроятся. Кого за руку поймают, чтоб его место своему отдать, кто вверх пойдет, а кто наворует и будет за клумбами на вилле ухаживать, стараясь не вспоминать, ценой скольких судеб эти розовые кусты дались.

- И до той поры, пока не закончится эра «заказных» дел, уголовное преследование и обвинительные приговоры на основе сфальсифицированных доказательств будут основным методом в конкурентной борьбе за ресурсы, недвижимость и власть.

- И эта позорная страница истории будет перевернута лишь тогда, когда наступит настоящая «оттепель», и государство повернет свое око на исполнителей «заказных» дел, которые сажали заведомо невиновных и обрекали их на незаслуженные лишения. Придет время, и, как сегодня штамповка обвинительных приговоров возведена в ранг госполитики с имитацией борьбы с коррупцией, так послезавтра будет волна посадок по ст. ст. 299, 303, 305 УК РФ. Будет. Увидите.

ФАЛЬСИФИКАЦИИ

- В случае реализации «заказа» на посадку задача исполнителей (коррумпированные оперативники, следователи, прокуроры, судьи) простая – из белого сделать черное. Основной инструмент – фальсификация доказательств по уголовному делу (ст. 303 УК РФ). Вариантов – тьма. По моему опыту вот варианты:

- 1. Лживое судебное заключение эксперта с заведомо надуманными выводами. Например, заключение судебной почерковедческой экспертизы № 1522 от 27.05.08 (ЭКЦ ГУВД по Мособласти), согласно которому ряд подписей от имени Мазаевой Т.А, выполнен, ВЕРОЯТНО, мной. При этом эксперт – не камикадзе, следователь-исполнитель «заказа» снабдил его образцами, которые я по его просьбе сымитировал от имени Мазаевой Т.А. по представленному образцу ее подписи. Сразу совет — не надо верить на 100% следователю, иногда встречаются «оборотни», пытающиеся что-то сфабриковать, а не вести полное всесторонне объективное следствие.

- Эксперту предоставляли для исследования и образец подписи того, кто на самом деле подделывал подписи Мазаевой Т.А.. Но если я наделал 10 листов имитаций в наивном порыве помочь ГСУ, то образцы почерка Ивана П-ва были представлены в виде… копии его паспорта с единственной подписью!

- Эксперту лишь оставалось подытожить то, что заготовил ему следователь 2 отдела СЧ ГСУ при ГУВД по Мособласти Ю.М.Носов. И не верьте адвокатам-успокоителям, что ВЕРОЯТНОСТНЫЕ заключения не могут лечь в основу обвинительного приговора. Могут. В России могут!

- 2. Заведомо ложный донос (ст. 306 УК РФ). Решили трое злоумышленников вас очернить. Будьте уверены, очернят. В РФ достаточно, чтобы трое  пришли в милицию и написали три аналогичных заявления. Мол, гражданин Н. – верблюд, у него три горба. Недобросовестный оперативник, исполнитель-1, опросит троицу, и все трое дадут схожие объяснения, после чего материал проверки по заявлениям (ложным доносам) направят следователю, исполнителю-2, который в этих материалах усмотрит признаки состава преступлений, предусмотренных  ст. «Верблюд» УК, ч.3 (горба же три). И возбудит дело. Уголовное.

- 3. Лжесвидетельство (ст.307 УК РФ). В ходе реализации «заказа» следователь, исполнитель-2, допрашивает заинтересованных в вашей посадке лиц, которые обильно поливают вас грязью, при этом исполнитель-1 и исполнитель-2 дополняют эту грязь тем, что согласуется с лживым заключением эксперта. После этого следователю остается подписать (утвердить) обвинительное заключение у прокурора и направить дело в суд.

- 4. Собственно фальсификация (ст. 303 УК РФ). Для убедительности, кроме показаний свидетелей обвинения и лживого заключения эксперта, в дело добавляют что-то материальное — вещдоки. Их попросту подбрасывают. К примеру, меня арестовали в мае 2007, осенью мой автосалон закрылся, помещения были возвращены торговому центру пустыми. Однако в марте 2008 следователь Ю.М.Носов «осмотрел место происшествия» — спустя почти  год (!!!) и обнаружил 2 системных диска, на которых позже (!!!) сам (!!!) обнаружил некие файлы, согласующиеся с показаниями «заказчиков» и «левой» экспертизой.

- Однако все это в ходе судебных заседаний можно было опровергнуть. К примеру, директор торгового центра, указанный в качестве присутствовавшего при «осмотре места происшествия», показал, что обыска не было (!!!) и компьютеры не изымались. Но ведь «заказ» же! Поэтому его показания в протоколах судебных заседаний были (кем?) изменены, и вещдоки были судом признаны доказательствами, подтверждающими вину.

- Более того, в ходе судебного следствия выступали свидетели, опровергнувшие обвинение, они отрицали факт угроз с моей стороны. Однако  каково было общее изумление (мое и этих свидетелей), когда в протоколах судебных заседаний вместо ответа «Нет» (не угрожал) было впечатано «Да» (т.е. угрожал).

- В настоящее время можно говорить о сложившихся традициях фальсификации доказательной базы, черных технологиях, дающих формальные основания для осуждения. Они уже вошли в практику неправосудных обвинительных приговоров.

- В любом случае, у человека свободного, пусть находящегося под подпиской о невыезде или под залогом, есть минимальные шансы. У того, кого содержат в СИЗО, шансы уличить «оборотней» в фальсификации сведены к нулю.

- Более того, судам тяжело оправдывать. Ибо при таком развитии событий на 1 человека – судью — Системой (опера, следователи, прокуроры) будет оказано мощное давление, возможны обвинения в коррупции либо непрофессионализме. Оно судье надо? Воевать с Системой? Ставить карьеру и матблагополучие под угрозу из-за одного, хоть и невиновного? В Хамовниках мы все это поняли…

- Стоит ли удивляться, что в России  менее 1 процента оправдательных приговоров. Полагаю, что среди содержимых под стражей процент оправдательных приговоров в разы меньше, чем у людей с иной мерой пресечения.

- И пока вопрос о фальсификации (ст. 303 УК РФ), о привлечении у уголовной ответственности заведомо невиновных (ст. 299 УК РФ), о незаконных приговорах (ст. 305 УК РФ) не будет первыми лицами поставлен на повестку дня перед СК России, пока по ним не будут требовать «палок» и рейтингов выявления и раскрываемости, до той поры «заказные» посадки останутся самым эффективным методом расправы с конкурентами по бизнесу, с инакомыслящими и с не угодными властям людьми.

- А власти бывают разные. Как в Кущевской, как в Гусь-Хрустальном, как в Саратовской и Волгоградской областях. Как в Озерском районе Московской области (мэр и глава райадминистрации взяты при получении взяток в несколько миллионов рублей). Не ссорьтесь с властями, товарищи! Делайте выводы.

- 09.02.2011, СИЗО Можайска.

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

О ГУЛАГе

Варлам Шаламов

Варлам Шаламов

Русский прозаик и поэт 20 века

Помните, самое главное: лагерь — отрицательная школа с первого до последнего дня для кого угодно. Человеку — ни начальнику, ни арестанту не надо его видеть. Но уж если ты его видел — надо сказать правду, как бы она ни была страшна. <…> Со своей стороны я давно решил, что всю оставшуюся жизнь я посвящу именно этой правде.
(из переписки с А.И.Солженицыным)
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3267 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ