Пантелеев Борис Еремеевич

Ответственный секретарь ОНК по СПб (в четвертый созыв ОНК СПб не прошел)

[email protected] 8-905-265-02-45
4 сентября 2012, 15:02 1 комментарий

НАМ ПИШУТ: Прошу Вас обнародовать факты неправомерной деятельности и превышения должностных полномочий сотрудниками органов УИС МЮ РФ по республике Коми

Поделиться

Обращение.

19 апреля 2012 года мой муж, Кучин Сергей Викторович 08.02.1987 года рождения, отбывающий наказание в ФКУ ИК-51 ОИУ ОУХД-2 ГУФСИН России по Республике Ко-ми с 2007 года, проходил свидетелем по уголовному делу в г. Инта Республики Коми. Поданное им ходатайство о предоставлении государственной защиты свидетеля и применении к нему Федерального закона 119 от 20.08.2004г. было удовлетворено судьёй Интинского городского суда О.Н. Жаворонковым 19 апреля 2012 года.


Данное определение судьи не было обжаловано и вступило в законную силу 29.04.2012 года, в тот момент мой муж находился в СИЗО 11/3 г. Воркуты. По неизвест-ным причинам вскоре, вместо того, чтобы предоставить ему безопасное место пребывания, администрация СИЗО 11/3, грубо нарушив тем самым закон, вернула моего мужа в ИК-51, где он находится до сих пор и где ему продолжают поступать угрозы от содержащихся там лиц отрицательной направленности. Выпустили моего мужа сразу в зону, пренебрегая тем, что ему угрожает опасность, чего никак нельзя было допускать. Администрация ИК-51 под давлением и угрозой взысканиями и изолятором вынудила моего мужа написать отказ от предоставления ему безопасного места.


Вторым постановлением судьи Интинского городского суда В.Р. Пумпутиса от 06 июня 2012 года было в очередной раз удовлетворено ходатайство моего мужа <<об обеспе-чении безопасности защищаемого лица и применении в отношении него мер безопасности (осуждённого и содержащегося в местах лишения свободы), продолжить применение мер безопасности в отношении Кучина Сергея Викторовича>>. Данное постановление также не было оспорено и вступило в законную силу в установленном порядке, но до сих пор не приведено в исполнение.


Преступное бездействие органов исполнительной системы Министерства юстиции РФ привело к тому, что в ночь с 6 на 7 августа мой муж попытался покончить жизнь само-убийством, чему есть доказательства и свидетели, что уже на мой взгляд вопиюще и под-тверждает острую потребность незамедлительно изолировать моего мужа от других осуж-дённых, поскольку, как выяснилось, ему продолжают поступать угрозы от преступных эле-ментов.


В подтверждение серьёзности ситуации, сложившейся вокруг дела, в котором мой муж участвовал в качестве свидетеля, хочу добавить, что ещё находясь на суде в Инте мой муж чуть не стал очевидцем трагедии, когда одного из свидетелей по этому делу его фигу-ранты запугали настолько, что он попытался повеситься, но его успели спасти. Его матери поступали угрозы в виде записок, после чего она обратилась с заявлением в полицию.
Обращение нашего адвоката, Видова Олега Леонидовича (зарегистрированного в реестре адвокатских образований Архангельской области за No. 144, регистр. No. 29/31, удостоверение No. 488 от 01 февраля 2011 года, выдано Управлением Минюста России по Архангельской области и Ненецкому автономному округу), в ГУФСИН Республики Коми о переводе моего мужа от 30 июля 2012 года рассмотрено и оставлено без удовлетворения, о чём 15 августа 2012 года ему направлен ответ.


Также подтверждением тому, что администрация ИК-51 оказывает давление на мое-го мужа, являются неоднократные его жалобы на сотрудников, обращения в ГУФСИН по Республике Коми, во ФСИН России, как, например, было в 2010 году, когда моего мужа вывезли в СИЗО в г.Сыктывкар по другому делу и он, использовав этот шанс выбраться из ИК-51, написал 11 жалоб на сотрудников администрации, на которые он либо не получал ответов, либо ответы были формальными. Когда же он пытался писать жалобы, находясь в колонии, то они и вовсе за пределы ИК не выходили, что является вопиющим нарушением сотрудниками и администрацией ИК-51 прав осуждённых и статьи 91 УИК РФ, которая запрещает подвергать цензуре переписку осуждённых с органами власти. Результатом его постоянных жалоб являлись постоянные изоляторы, плохая характеристика, отличитель-ные полосы, профучёт и в конце-концов СУОН, где он провёл год.
 
31 августа наш адвокат сообщил мне, что, позвонив в ГУФСИН по Республике Ко-ми, поинтересовался, каков ответ на аналогичное ходатайство моего мужа о переводе тому, что написал адвокат, оставленное для отправки в секретариате ИК-51 адвокатом ещё в июле 2012 года. В ГУФСИНе ответили, что никакого ходатайства от Кучина Сергея Викторовича они не получали.
 
Хочу добавить, что 30 августа 2012 года в 17.15 ч. я дозвонилась на горячую линию в ГУФСИН России по Республике Коми и разговаривала с исполняющим обязанности начальника Новиковым А.Н. Он сразу показал, что знает проблему и в нетактичном тоне употребил такие выражения, как: <<Ну, допустим, Ваш муженёк далеко не ангел>> и <<его драгоценной жизни ничего не угрожает>>.

 

Считаю недопустимым разговоры начальника в таком тоне и хочу привести пример, что мой муж, отсидев в строгих условиях содержания (СУОН) год без нарушений, при выходе устроился на работу в штаб при колонии уборщиком производственных помещений, также выполняя обязанности дневального и завхоза и никаких нареканий по его поведению со стороны администрации нет до сих пор. Поэтому считаю, что нет такой категории осуждённых <<не ангел>> и всем людям свойственно ис-правляться и пересматривать свои внутренние убеждения.

 

Но есть элементарные права человека, которые в этой колонии напрочь не соблюдаются в отношении заключённых. Утверждение, что моему мужу ничего не угрожает, не имеет никакого основания под со-бой, поскольку представители ГУФСИН не приехали в колонию, не опросили моего мужа и не провели никакой работы на месте для выяснения обстоятельств. Я спросила у Новикова, знает ли он о попытке суицида моего мужа, он ответил, что нет. А после ответил, что эта попытка - его, моего мужа, личное волеизъявление, и что целый оперативный отдел занимается вопросами безопасности и не перевели моего мужа потому, что по их опера-тивным соображениям ему ничего не угрожает. То есть, если не проводилось никакой работы с моим мужем на месте, я смело могу предположить, что сотрудники оперотдела ГУФСИН просто созвонились с администрацией колонии и попросили довести до сведения всех преступников <<не трогать>> моего мужа и на этом решили успокоиться.

 

Другой версии по вышеприведённых ответам руководства ГУФСИН по Республике Коми у меня просто не возникает. Таким образом, жизнь моего мужа до сих пор каждый день подвергается опасности и я с ужасом жду, что будет завтра.

Все документы, подтверждающие мои слова, предоставлю.

 

Белова Татьяна

Комментарии

Что из этого в итоге вышло? 51 колония-здесь что то не то, куча жалоб, но сдвигов нет, до сих пор жалобы продолжаются, незаконные водворения в ШИЗО и т.п.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

Петер Оборн

Петер Оборн

Главный политический комментатор газеты "Тhe Daily Telegraph"

Избиение любого задержанного или осужденного абсолютно неприемлемо и является грубым нарушением их человеческих прав.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3311 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ