Пантелеев Борис Еремеевич

Ответственный секретарь ОНК по СПб (в четвертый созыв ОНК СПб не прошел)

12345.6899@bk.ru 8-905-265-02-45
10 октября 2012, 14:41 3 комментария

Полиграфолог Нестеренко - посажу любого, дорого

Поделиться

09.10.2012 14:00

  • 12387
  • 40

Share on facebook Share on twitter Share on vk Share on mymailru More Sharing Services 96

Фото: rentv Автор статьи: Мария Эйсмонт



Карьера частного полиграфолога Игоря Нестеренко доказывает - суды принимают в качестве экспертизы любой бред. Главное - чтобы экспертиза была удобна следователю и, желательно, оплачена обвиняемым.

Следы в памяти, нужные следствию

В хорошо отработанном российской судебной системой процессе превращения гражданина из подозреваемого в осужденного особую роль играют эксперты. Призванные в теории помочь суду в установлении обстоятельств по делу, на практике они часто играют на стороне обвинения, выдавая нужные следствию результаты.

Такие “карманные” эксперты фактически неприкасаемы. Закон позволяет им быть некомпетентными: чтобы получить заказ на экспертизу, достаточно обладать “специальными знаниями” с точки зрения следователя. А порочная практика “заказных” и “палочных” дел гарантирует безнаказанность: оспорить некачественную экспертизу, признанную судьей допустимым доказательством, почти нереально.
Одной из луших иллюстраций этой проблемы можно считать карьеру частнопрактикующего полиграфолога Игоря Нестеренко, чья паталогическая непотопляемость вызывет недоумение даже у представителей силовых структур.
Из года в год в СМИ появляются новые свидетельства его недобросовестности и непрофессионализма, а в канцеляриях правоохранительных органов множатся жалобы и требования проверок его деятельности. Но Нестеренко продолжает быть востребованным следователями, и в российские колонии и тюрьмы прибывают все новые жертвы его детектора лжи.

Следы в памяти

Исследования с применением полиграфа (детектора лжи)  - одно из наименее изученных направлений в криминалистике, а потому психофизиологические исследования часто представляются очень удобным инструментом получения нужных следствию доказательств.

Аппарат фиксирует сигналы, поступающие с датчиков, которые прикреплены к различным участкам тела обследуемого - например, изменение сердечно-сосудистой активности и дыхания. При этом считается, что ложь будет вызывать более высокий уровень возбуждения, чем правда, хотя никаких общепризнанных теорий, доказывающих, что это именно так,  до сих пор нет.

“Полиграф позволяет определить только относительную значимость для обследуемого предъявляемых ему стимулов,  - объясняет Ярослава Комиссарова, доцент кафедры криминалистики МГЮА имени О.Е. Кутафина, один из ведущих экспертов-полиграфологов. -  Значимость конкретных стимулов может иметь разную природу и свидетельствовать не только о лжи при ответах на соответствующие вопросы, но и об узнавании обследуемым лицом отдельных деталей вне связи с событием преступления, о наличии у человека какой-либо неудовлетворенной актуальной потребности и т.п.”

Однако Нестеренко утверждает, что с помощью полиграфа он может определить наличие в памяти конкретного человека следов события, важного  для восстановления истины по делу. В своих выводах вместо описания реакций обследуемого во время односложных ответов “Да” или “Нет” на поставленные вопросы он часто делает весьма категоричные выводы о времени, месте и способе совершения преступления, что, по мнению некоторых юристов, означает выход за пределы компетенции эксперта.

Ловец “педофилов”

Скандальную известность Нестеренко получил в связи с громким делом «педофила» Владимира Макарова - чиновника минтранса, признанного судом виновным в совершении развратных действий в отношении собственной семилетней дочери. Несмотря на то, что следствию не удалось найти ни одной прямой улики вины подсудимого, а суду были представлены многочисленные доказательства, указывающие на отсутствие самого события преступления, Макаров получил 13 лет строгого режима (Мосгорсуд снизил срок до 5 лет).  
Одним из свидетелей обвинения на процессе выступал полиграфолог Нестеренко, к которому по рекомендации обратилась семья Макаровых для проведения исследования на детекторе лжи. За это исследование Макаровы заплатили 150 тысяч рублей – цену, намного превышающую среднерыночную. По итогам исследования Нестеренко объявил, что времени было недостаточно, и предложил провести повторный полиграф – уже за 300 тысяч. Когда Макаровы отказались, сославшись на слишком высокую стоимость, Нестеренко написал в следственные органы заявление о преступлении.

На суде сторона защиты приводила три заключения полиграфологов из Москвы и Ростова, критикующих исследование, проведенное Нестеренко как непрофессиональное, а представивший анализ всего дела  доктор юридических наук, профессор Алексей Эксархопуло увидел в нем “вполне убедительное свидетельство” тому, что Нестеренко и адвокат Макаровых Богданов, “готовя опрос с применением полиграфа, действовали в сговоре, руководствуясь исключительно корыстными мотивами”.

Примерно в то же время проходило следствие по делу Армена Багдасаряна, обвиненного бывшей любовницей в сексуальных домогательствах к ее дочери от первого брака. Четыре раза в 2008 году следователи закрывали дело за отсутствием события преступления: все экспертизы, включая исследование на полиграфе на Петровке, 38,  показали, что Багдасарян – жертва оговора.  Но спустя два года в разгар антипедофильской кампании дело вернули из архива, а поскольку заключение полиграфологов с Петровки куда-то «потерялось», обвиняемому посоветовали пройти его повторно – у частнопрактикующего полиграфолога Нестеренко.  Это чистая формальность, дело конечно же опять будет закрыто,  - говорили Багдасаряну. Однако дело не закрыли, а довели до суда и все закончилось обвинительным приговором  - 10 лет строгого режима.  Одним из главных доказательств обвинения была экспертиза Нестеренко, который нашел некие следы в памяти Багдасаряна о якобы совершенных им сексуальных действиях в отношении ребенка. Как и в деле Макарова, многие ведущие эксперты-полиграфологи утверждали, что выводы Нестеренко необоснованны, действия непрофессиональны, а теория целенаправленного тестирования памяти Ю.И. Холодного, на которую Нестеренко ссылается, спорна и в науке за «единственно верную» никем не признана. Но судья не принял их выводы во внимание, сославшись на то, что они «противоречат выводам Нестеренко».

Рязанский след

Нарекания к работе Нестеренко возникали не только у юристов в Москве, но и у судей в регионах. “В моем уголовном деле (ДТП с трупом) свидетели согласились на детектор лжи,  - рассказывает судья рязанского гарнизонного военного суда Дмитрий Охременко.  - По некоторым вопросам Нестеренко написал, что свидетель отказался отвечать на вопрос. То есть в суде сторона заявляет: обратите внимание, Петров отказался отвечать на вопрос, то есть он что-то скрывает, либо лжет! Свидетели говорят: мы на все вопросы отвечали. Стали смотреть видео материалы экспертиз, а там никаких отказов нет, просто время уже вечернее было, и этот Нестеренко домой пошел. Вот такой “профессионал”.  

В письме на имя главы Института криминалистики ЦСТ ФСБ с копией самому Нестереско судья Охременко писал: “Эксперт в нарушении указанного закона (ФЗ-73) необоснованно указал в своих выводах иную информацию, не соответствующую видеозаписи на приложенной видеокассете, и показаниям свидетелей, в отношении которых проводилась указанная экспертиза....  На основании изложенного прошу обратить внимание Начальника Института криминалистики ЦСТ ФСБ России на вышеуказанные недостатки в работе аттестованных им специалистов”.

“Пример непрофессионализма”

Критическая оценка работы Нестеренко со стороны большинства коллег и многочисленные жалобы, которыми закидывали по его поводу следственные органы, казалось, должны были привести к проверкам, пересмотрам дел,  а возможно и  к привлечению его к ответственности по статье  307 УК – за дачу заведомо ложных заключений.
Однако на деле оказалось, что никаких рычагов воздействия на некачественных экспертов в российской системе правосудия нет.

Так, в ответ на обращение в СК от Ярославы Комиссаровой по поводу недостатков, допущенных при проведении экспертиз с использованием полиграфа по уголовным делам, и.о. руководителя Главного управления криминалистики ответил, что изложенная ею информация нашла свое подтверждение, вместе с тем процессуальная оценка заключений, составленных Нестеренко, является прерогативой дознавателя, следователя, прокурора и суда.

 

 

В 2011 году в Обзоре практики проведения психофизиологических исследований с применением полиграфа, который за подписью заместителя руководителя СК был направлен главам региональных следственных управлений, назначение платных ПФИ частнопрактикующим экспертам названо необоснованным, поскольку такие эксперты «как правило нацелены на удовлетворение своих финансовых интересов», а также «в силу низкой квалификации могут выдать ложные результаты».

«Примером такого непрофессионализма является деятельность частнопрактикующего полиграфолога Нестеренко,  - сказано в обзоре,  - Сведения, отрицательно характеризующие его профессиональную деятельность неоднократно поступали как от региональных СУ, так и из других государственных органов».

 

 

Но рекомендации руководства СК кое-кто из следователей на местах проигнорировал: Нестеренко продолжают привлекать к проведению экспертиз, выделяя на это бюджетные деньги – и это при том, что в государственных судебно-экспертных учреждениях экспертизы с применением полиграфа делают для следствия и суда бесплатно.

Нестеренко продолжает искать в памяти обследуемых следы, удобные следствию. Так, в деле, которое сейчас рассматривает московский окружной военный суд, Игорь Нестеренко умудрился сделать выводы, прямо противоречащие неопровержимому алиби обвиняемых.

Дело офицеров из Остафьево

Потерпевший матрос Роман Шемакин был найден в августе 2010 года сильно избитым в городке Щербинка, недалеко от подмосковного военного городка Остафьево, где он проходил службу. Единственный свидетель происшествия  - его сослуживец матрос Косарев сначала рассказал историю о том, как они вместе с потерпевшим ушли в самоволку, где повздорили с местными жителями,  и в завязавшейся драке Шемакин получил сильные побои, сам же Косарев убежал. Однако вскоре он резко изменил свои показания: в самоволку они не уходили, все произошло в части, избивали Шемакина прапорщик Батыр Бахмудов и старший лейтенант Александр Сбродов, а избив, вывезли в багажнике машины в Щербинку, (при этом свидетеля якобы тоже зачем-то возили в машине, но никаких побоев ему не нанесли) .

Главная проблема этой версии заключается в том, что обвиняемые в день совершения преступления были в отпуске и находились за сотни километров от места преступления: Бахмудов гостил у друга в городе Михайловка Волгоградской области, Сбродов – в городе Балашов Саратовской области. И одного и другого видели многочисленные свидетели, имеются фотографии.  Более того, адвокатам удалось получить и приобщить к делу аудиозаписи бесед потерпевшего с сослуживцами, в которых он уговаривает их дать ложные показания о том, что они видели обвиняемых в части в день происшествия, а те говорят, что на самом деле их не видели, и недоумевают, зачем им предлагают солгать.

Выявлено-не выявлено

Уверенные в своей невиновности, Бахмудов и Сбродов с готовностью согласились пройти исследование на полиграфе, и тогда следователь Самур Омаров обратился к Игорю Нестеренко. На счастье Бахмудова, в то время уже находящегося в СИЗО, его адвокат слышал про дела Макарова и Багдасаряна, а потому категорически отказался от услуг скандально известного полиграфолога. Следователю пришлось уступить, и назначить другого эксперта, который в итоге пришел к выводу, что Бахмудов говорит правду. Старшему лейтенанту Сбродову, которому удалось остаться на свободе, с полиграфологом повезло меньше: начальник следственного отдела Гузитаев лично повез его на своей машине из Москвы в Астрахань к некоей Ларисе Паламарчук, представляющей ООО Центр детекции лжи “Истина”. Почему он предпочел частного специалиста, находящегося за тысячу километров от Москвы, десяткам государственных специалистов, работающих в столице, можно только догадываться.

“Следователь меня спросил: ты согласен на полиграф? Я говорю: конечно,  - рассказал Александр Сбродов. - Тогда он предложил поехать в Астрахань - мол, там ни у него нет знакомых, ни у наших адвокатов нет. Сказал, что так будет более независимо”.   

О Паламарчук известно то, что она прошла базовый курс повышения квалификации во Всероссийском институте повышения квалификации сотрудников МВД России, который, по словам Врио начальника института г-на Арестова, подготовку экспертов по производству психофизиологических экспертиз не осуществлял и дипломов на право производства таких экспертиз не выдавал.

 

 

Известно, впрочем, и кое-что еще: в 2011 году Лариса Паламарчук выдала с разницей в три с небольшим месяца два диаметрально противоположных вывода по одному и тому же делу о ДТП: в заключении специалиста №04-11, датированным концом января - началом февраля она выявила,что подэкспертная находилась у магазина “Березка” и видела иномарку серебристого цвета, а в дополнении к заключению специалиста №04-11 от 4 мая - не выявила, что та находилась у магазина “Березка”.

 

 

Проведя исследование Сбродова на полиграфе, Лариса Паламарчук пришла к выводу о его причастности к избиению Шемакина. Позже выводы Паламарчук в 111 Главном государственном центре судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Минобороны России признали “не являющимися научно обоснованными”, а текст составленного  ею заключения не во всем, как оказалось, совпадает с данными из видеозаписи.

"С вероятностью 99, 84%”

И все же без Нестеренко в деле не обошлось. Получив отвод от подсудимого, полиграфолог взялся за свидетеля: следователь Омаров поручил ему провести психофизиологическое исследование матроса Косарева. Основываясь на злополучной теории выявления следов событий в памяти человека, Нестеренко сделал вывод, что «в памяти Косарева имеются следы, что он видел 8 августа в 01 час 30 минут как Шемакин получил удары от Бахмудова  и Сбродова», и что данный факт «установлен экспертом с вероятностью 99,84%». Судье придется решить, чему он доверяет больше: следам в памяти единственного свидетеля, якобы обнаруженным полиграфологом Нестеренко, или показаниям десяти разных людей, приезжавших в Москву на суд из Михайловки и Балашова, чтобы рассказать, как они проводили время с подсудимыми в день преступления за 800 километров от места события.

 

 

Никакой, к слову сказать, Нестеренко не эксперт. В распоряжении PublicPost оказался документ за подписью начальника Института криминалистики центра специальной техники ФСБ, в котором разъясняется, что комплексная методика специального психофизиологического исследования с применением полиграфа (разработанная Ю.И. Холодным в далеком 1995 году) в настоящее время экспертной методикой не является, какой либо экземпляр указанной методики Нестеренко не передавался, по программе экспертов полиграфологов в Институте криминалистики он не обучался, и квалификация эксперта ему не присваивалась.

 

 

“Ничего не изменится, пока не перестанут торговать уголовными делами”

Проблема в том, что как ни назови Нестеренко, Паламарчук и им подобных – экспертами или специалистами - реальных рычагов воздействия на них нет. Если деятельность государственных экспертов хоть как-то регулируется Федеральным законом № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности», то работа частнопрактикующих «экспертов» не регулируется ничем. Статья 57 УПК фактически позволяет считать экспертом любое лицо, которое, по мнению следователя, обладает специальными знаниями в определенной области, хотя у следователя таковых нет, и значит о компетентности назначаемого экспертом объективно судить он не способен. Согласно статье 195 УПК, судебная экспертиза проводится “государственными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями”.

Нет никаких оснований надеяться, что запрет следствию и суду использовать в качестве экспертов частных специалистов полностью решит проблему коррупции и непрофессионализма в экспертизе. “У нас ничего не изменится, пока у нас не перестанут торговать уголовными делами (за возбуждение - столько-то, за прекращение - столько-то)”,  - говорит бывший главный судмедэксперт Минобороны Виктор Колкутин.  - Эксперт защищен до тех пор, пока он "мяукает", что ему велят. Как только он из колеи выбивается - жди неприятностей”.

Такая ситуация касается не только психофизиологических исследований, но и судмедэкспертов, куда чаще востребованных следствием и судом, чем полиграфологи.
“Никакой реально аттестации судебно-медицинских экспертов на сегодняшний день не существует, хотя в 73-ФЗ она прописана,  - утверждает Колкутин.  - На сегодняшний день реальная аттестация подменена двумя документами - сертификатом и свидетельством о присвоении квалификационной категории. И то, и другое - жалкое подобие чего-то там, рассчитанное на выкачивание денег из рядовых экспертов”.

“Следователям и судьям безусловно нужны такие эксперты - говорит бывшая судья Тульского районного суда,  ныне глава коллегии адвокатов “Благушина и партнеры” Любовь Благушина. Но это не значит, что не надо ломать разработанную схему. Я советовалась с добросовестными частными экспертами. Они тоже против "карманных" и за принятие нового закона об экспертной деятельности в Российской Федерации”.

Однако пока что предложения о реформировании системы судебно-экспертной деятельности не выходят за рамки обсуждений на круглых столах, единственным результатом которых становится очередной прес-релиз. «Проблема защиты прав граждан при использовании в доказывании заключений специалистов и экспертов нуждается в дополнительном изучении,  - к такому, например, выводу, пришли участники круглого стола у Уполномоченного по правам человека в ноябре прошлого года, - и возможно, принятии мер по организации прозрачного лицензирования судебно-экспертной деятельности. Уполномоченный намерен наблюдать за возможными нарушениями конституционных прав граждан в контексте проблематики, обсуждавшейся на заседании Круглого стола».

Сколько времени займут «изучения», «наблюдения» и «возможное принятие мер», никому не известно. Владимир Макаров отсидел уже два года из пяти, Багдасарян – полтора из десяти,  Бахмудов провел почти полтора года в СИЗО, откуда был этим летом освобожден под подписку о невыезде, но судебное следствие в отношении него и лейтенанта Сбродова продолжается. А сколько еще жертв экспертов-шарлатанов сейчас отбывают незаслуженное наказание в российских колониях, остается только догадываться.

 

Комментарии (40)

  • 09.10.2012 15:12 Татьяна Макарова Больше всего поражает тот факт, что абсолютно все ведомства осведомлены о деятельности этого "специалиста", но он продолжает проводить свои исследования и даже, если я не ошибаюсь, обучать следователей. Нестеренко "по программе экспертов полиграфологов в Институте криминалистики не обучался, и квалификация эксперта ему не присваивалась". И кого это волнует? Скольким людям этот «частнопрактикующий пенсионер» испортил жизнь и непонятно – как долго это будет продолжаться? 0  
  • 09.10.2012 15:27 Курганский Никита Все ведомства осведомлены и, тем не менее, продолжают его привлекать в качестве эксперта. От абсурдности его выводов в истории про матросов волосы шевелятся на голове. Не говоря уж про дело Макарова. А эта убийственная цифра - 99,84 % вероятности.. Действительно, пока он будет мяукать то, что ему велят, он никуда не денется. Увы. Такие "люди" нашей системе всегда будут нужны 0  
  • 09.10.2012 15:36 Anna Lahtikova Я вообще не понимаю он обладает паранормальными способностями, может гипнозом? В памяти имеются следы... Ужасно только то, что человек не имеющий никакого отношения к данным исследованиям дает свои заключения, проведенные при нарушении Законодательства РФ. Но суды закрывают на это глаза. В нашей стране соблюдаются ли хоть какие нибудь нормы закона? Видимо нет.Ну когда Нестеренко постигнет участь "ОЗОН"? одна шайка-лейка. Хотя у следователей же должны быть свои люди, которые будут давать им нужные заключения. А как еще быть, если на таких вот экспертизах все и строится, когда и не за что зацепится. 0
    • 09.10.2012 20:35 Столбунов Андрей Anna Lahtikova А в деле Багдасаряна, напомню, свидетелем обвинения прошла за милую душу ясновидящая, и ее показания в приговор. Она видела черную душу...Так что Нестеренко еще не предел
  • Nina Gsänger В Швеции исследования на полиграфе запрещены, никому в голову не придёт предлагать таким способом доказывать свою правоту. В России же сложился устоявшийся стереотип мнения о том, что с помощью полиграфа можно доказать свою невиновность. И скорее всего да, можно, НО.. если попадёшь действительно к специалисту, профессионалу - это раз, и если этот специалист НЕ будет заинтересован материально от стороны обвинения сфальсифицировать исследования - это два. При том состоянии, в котором у нас сейчас находится правосудие, соглашаться на исследования на полиграфе становится просто опасным. Либо надо подбирать полиграфолога очень тщательно, но и это может не сработать, как в деле Владимира Макарова, когда адвокат был в сговоре с Нестеренко. Так что на мой взгляд, лучше отказываться от этой процедуры, тем боле, что заставить проходить её никто не может. Ну а по поводу Нестеренко.. Такие мерзавцы продажные всегда были, есть и будут. Спрос на их услуги всегда есть в России. Частный полиграфолог - для меня это звучит так же, как балерина -надомница.. 1
    • 09.10.2012 20:46 Столбунов Андрей Nina Gsänger Ни в коем случае, нельзя соглашаться на полиграф, ни у каких полиграфологов. Если заключение будет в твою пользу, выкинут его из дела, или суд скажет, что не может принять во внимание, если же будет против - повесят его на самое видное место в деле и будут постоянно на него ссылаться, даже если не будет ни одного доказательства. 100% ное шаманство следствия... 1  
  • 09.10.2012 17:07 Ekaterina Shumyakina Мария молодец! По поводу Нестеренко скажу одно: это мерзавец. Проводя полиграф людям, он не понимает, что в его руках судьбы этих же людей. Вопрос для меня один остался: кто ему платит или "содержит" для того, чтобы он делал такие сомнительные "заключения".
  • Столбунов Андрей Ekaterina Shumyakina Макаровы например сами заплатили. Это раз. А в коррупционной схеме всегда найдут с кого "получить"...Долю могут например присылать правоохранители, с теневых дел. 0
    • 09.10.2012 20:54 Татьяна Макарова Столбунов Андрей Андрей, от того, что сами заплатили... Просто нет слов! Как вспомню, в каком шоке были, что даже не додумались посмотреть среднерыночные цены на исследования на полиграфе по Москве... Ничем не могу объяснить это, кроме как состоянием аффекта - если это слово применимо к данному случаю... 0
      • 09.10.2012 21:03 Столбунов Андрей Татьяна Макарова Запомните, никогда, ни при каких обстоятельствах нельзя соглашаться ни на какой полиграф, ни частный, ни государственный. Это ловушка. "Все что будет сказано, будет использовано против Вас" 0  
  • 09.10.2012 21:31 Роман уум Хабаров Ekaterina Shumyakina Думаю, Нестеренко прекрасно понимает, что в его руках судьба обвиняемого. И что? Когда и какого мерзавца это останавливало? 0  
  • 09.10.2012 18:38 N Belousova Считаю, что Нестеренко сам должен сидеть в тюрьме как аферист, за дачу умышленно-ложных заключений. При этом наживается на своей "работе", интересно а налоги он платит с такого дохода? Все трубят одно и тоже, и на 1-м канале его показывали и рассказывали сколько он берет за свой полиграф, и на НТВ смотрела передачу, где его обливали,и в газетах пишут - не прекращают! а он, как с гуся вода- всегда сух!!! Пока у нас в стране не наведут порядок, так и будут страдать невиновные, тем временем - виновные откупаются совсем не за 150 тысяч и 300 тысяч от таких "Нестеренко" и следователей. И живут спокойненько и продолжают совершать преступления. В тюрьмах 80% сидит невиновных людей!!!!!! А где же те, которые должны отвечать за свое зло???? Они среди нас!!!! Где наше правительство??? Ауууу????? Когда же наша судебная система станет САМОЙ ГУМАННОЙ В МИРЕ?????? 0  
  • 09.10.2012 19:37 Инна Бажибина Тема поднятая в статье — очень больная. Судебные эксперты? Кто они? По какому принципу следователи выбирают именно эти коммерческие (частные) организации. Зачастую эти «эксперты» даже не знают о существовании ФЗ-73, основного документа, на положениях которого должна строится судебная экспертиза. Лично встречала экспертов, заявляющих на допросе в суде, что они делали экспертизу в кабинете оперов, в их присутствии, на их компьютере, под их личным присмотром. И суд принял (!!!!) эту так называемую экспертизу в качестве доказательства. Под конец показаний эксперт Прокофьева заявила, что то, что она сделала нельзя назвать судебной бухгалтерской экспертизой. Но даже это не повлияло на суд. Много позже интересовалась по какому принципу отбираются эти «эксперты». Оказывается в МВД существует список особо приближенных ООО, которые рекомендуются следователям низшего звена в качестве экспертных учреждений. Ни о какой квалификации, ни о какой сертификации в Минюсте речь вообще не идет. Только ООО, только ручные эксперты. Ну, а суд у нас и так ручной. 1
  • 09.10.2012 20:23 Мария Эйсмонт Вот меня лично в данном деле больше всего интересует перспектива привлечения таких людей по статье 307 за заведомо ложное заключение экперта. Те адвокаты, с которыми я говорила, утверждают что такая возможность есть "только теоретическая", а на деле заведомость доказать почти невозможно. Ну вот а если как в случае с Рязанью, например, эксперт пишет что свидетель отказался говорить, а видео показывает, что не отказывался - тут интересно есть заведомость? 1
    • 09.10.2012 21:56 Роман уум Хабаров Мария Эйсмонт Это как судить врача за "заведомо ложный диагноз"...Очень проблематично. Всегда остается вероятность искреннего заблуждения и экспертной ошибки. 0  
  • 09.10.2012 20:30 Столбунов Андрей По адвокатскому опыту знаю эту тему. С экспертами у нас полный хаос. Совершенно верно говорят - есть приближенные эксперты, которые угодны следствию и суду, их псевдоэкспертизы, а попросту мнения кладутся в основу приговора, а настоящие доводы, научно подтвержденные отметаются. Казалось бы, есть ст.307 УК РФ, и эксперт отвечает по ней, но применяется она крайне редко и тогда, когда надо привлечь порядочного эксперта, который не дает "нужного" заключения. Причина не только в диком правоприменении, но и в самой норме. Звучит она так: "Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод". Вот это слово "заведомо" и решает все. Неообходимо доказывать "заведомость" - а именно - эксперт точно знал и понимал, что делает неверное заключение. На деле эксперт - тот же Нестеренко скажет, что это его личное мнение, в крайнем случае ошибка и никакой заведомости не было. Доказать заведомость практически невозможно. На этом и строится безответственность экспертов, находящихся в сговоре с правоохранителями. А если надо прижать эксперта, про заведомость забудут и применят "объективное вменение", хотя УК это прямо запрещает. Все участники сговора об этом знают и соблюдают "статус кво"...
  • Мария Эйсмонт Столбунов Андрей Андрей, ну а вот если видео проведения экспертизы противоречит выводам эксперта - то можно доказать заведомость? Он же не сможет сказать, что он, например, случайно подумал что свидетель отказался отвечать на вопрос, когда свидетель не отказывался? Шанс вообще есть? 1
    • 09.10.2012 20:41 Столбунов Андрей Мария Эйсмонт Скажет, что опечатался по запарке. Ну или все органы просто это видео тупо проигнорируют, скажут что на нем не видно, что оно сделано именно в этом месте и время, нужна экспертиза, и пр. и т.д. 0
      • 09.10.2012 21:00 Мария Эйсмонт Столбунов Андрей Но ведь рязанский судья не проигнорировал - пусть не "частник", но бумажку в ФСБ написал. Вообще складывается впечатление, что у Нестеренко не только высокопоставленные друзья, но и не менее высокопоставленные враги. А "опечатался по запарке" - это конечно для некоторых судей может пройти, но может найтись и такой(ая) который(ая) впаяет 307-ую. Не потому что такие справедливые, а потому, что сильно мараться из-за какого-то частного практиканта не захочет. Тем более там можно выписать штраф, кажется...Зам Бастрыкина писал, что человек - непрофессионал, а зам Бастрыкина не последний человек...Или я ошибаюсь и слишком наивна? Или мы имеем в виде пенсионера МВД какого-то сонстра, против которого все СК бессилен? 0
        • 09.10.2012 21:06 Столбунов Андрей Мария Эйсмонт 1. Заведомо ложные показание свидетеля, потерпевшего либо заключение или показание эксперта, показание специалиста, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо при производстве предварительного расследования - (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ) наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев. (в ред. Федеральных законов от 08.12.2003 N 162-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ) 2. Те же деяния, соединенные с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, - наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок. (в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ) Примечание. Свидетель, потерпевший, эксперт, специалист или переводчик освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора суда или решения суда заявили о ложности данных ими показаний, заключения или заведомо неправильном переводе. 1  
  • 09.10.2012 21:58 Роман уум Хабаров Столбунов Андрей Конечно эксперты "доверенные" существуют. Именно они не особо щепитильны в выводах и их обосновании. А поскольку экспертизы оплачиваются и решение принимает следователь, то и действует правило "кто девушку ужинает, тот её и танцует". Аналогично "бесплатным" адвокатам. 0  
  • 09.10.2012 21:02 Мария Эйсмонт Сорри, имела в виду "монстра" 0
    • 09.10.2012 21:10 Столбунов Андрей Мария Эйсмонт Права ты в том, что его терпят, пока он нужен. При случае сольют запросто. Рязанский судья прикрылся технично. Почему в ФСБ? И почему определение не вынес? И все ведь затухло, а судья "отреагировал". 1
      • 09.10.2012 21:15 Татьяна Макарова Столбунов Андрей Андрей, т.е. общественное презрение - это максимум, на что можно рассчитывать в отношении Нестеренко? Если уголовное дело против него нереально? 0  
      • 09.10.2012 22:29 Eduard Kapchikaev Столбунов Андрей Вот именно. Частные определения никто не отменял. Суд имел право самостоятельно отреагировать, но видимо предпочел этого не делать. 0  
  • 09.10.2012 21:16 Столбунов Андрей Не говорю, что нереально. Надо давить, вода камень точит. Просто надо понимать где искать лазейки и слабые места его 1
    • 09.10.2012 21:22 Татьяна Макарова Столбунов Андрей Я очень надеюсь, Андрей, что эта статья - не просто вода, а горная река для этого камня))) В ней - правда. И против нее, как говорится, не попрешь... 0  
  • 09.10.2012 21:31 Александр Шигуров проблема существования таких лже-экспертов, готовящих заказные экспертные исследования и не несущих ответственности за надуманные выводы и ложные заключение, на мой взгляд - следствие современного состояния правоохранительной системы. никакой дополнительный закон, регламентирующий статус экспертов проблему не решит. для сравнения обратите внимание на ситуацию в адвокатском сообществе. вот уж здесь все условия созданы для того, чтобы адвокат профессионально выполнял свои обязанности: создано единое проф.сообщество с определенным механизмом внутреннего контроля - на каждого адвоката можно пожаловаться в квалификац.комиссии и потенциально добиться лишения его полномочий; есть проф.этика, запрещено иным лицам заниматься адвокат.деятельностью в уголовном процессе. казалось бы все это есть. но разве это помешало формированию группы прикормленных следствием адвокатом, подписывающих любые документы (протоколы допросов, очных ставок) и уговаривающих обвиняемых во всем признаться? нет. они готовы нарушить не только адвокатскую этику, но и закон. таким образом, конечно, бороться с такими лжеэкспертами, как и лжеадвокатами нужно. но нельзя забывать, что именно следователь ищет таких "специалистов", привлекает к участию в деле и потом ссылается на их заключения при составлении обвинительного заключения, а суд, закрыв глаза на очевидные противоречия и нарушения, кладет их в основу обвинительного приговора. так что истинные виновники такой ситуации преступники в погонах и мантии, выносящие заведомо ложные приговора. 0  
  • 09.10.2012 21:59 Роман уум Хабаров "Правда это всё что у нас есть (с) Дж. Асанж. 0  
  • 09.10.2012 22:08 Роман уум Хабаров Немного личного опыта и видения изнутри. Знаю случаи, когда даже совершенно государственный эксперт, при проведении такой точной и научно обоснованной экспертизы, как дактилоскопическая, в угоду следователю (к слову речь шла о действительно и неопровержимо виновном) "увидел" недостающее количество признаков в контрольном следе пальца руки... А уж когда в следах, изъятых с места происшествия, появляется нужный след нужного пальца уже после снятия отпечатков подозреваемого...И это тоже вовсе не нонсенс и не что то уникальное. Это вообще работа оперов, где от эксперта требуется лишь не мешать. Что уж говорить о значительно менее определённых экспертизах. Собственно исследование на полиграфе вообще не может признаваться судебной экспертизой. По причине отсутствия очевидной и общепризнанной научно обоснованной методики. Я бы сравнил полиграф с служебно-розыскной собакой. Такая же эффектность при полном отсутствии однозначного понимания процесса. Ну и конечно у следователя, специализирующегося на определенных видах преступлений, есть и "эксперты" заключения которых необходимы для квалификации преступления. По порнографии это "искусствоведы". Как правило один-два на город (не Москва). Ну и так далее. А уж полиграфы полиграфычи, кинологи (очень рекомендую допрашивать кинолога о причине лая собаки в присутствии подозреваемого...))), и другие около научные специалисты это клондайк... 1  
  • 09.10.2012 22:21 Eduard Kapchikaev По поводу ст.307 УК РФ. 1. Поскольку выводы эксперта основываются на специальных знаниях, то заключение о наличии в них заведомо ложных сведений могут дать только эксперты аналогичной квалификации. Если эксперт явно исказил или скрыл результаты исследований - такой признак есть. 2. Решение о возбуждении уголовного дела принимает следователь. Если он такого решения не примет - никакой 307 не будет. 3. В ситуации повальной коррупции, кумовства и круговой поруки против "своих" уголовные дела возбуждать не принято. 4. Если потерпевшие обратятся с заявлением о возбуждении УД в отношении Нестеренко -им конечно могут отказать. Но такой отказ можно по крайней мере обжаловать в суде
  • Vera Bogacheva Господа, обратите, пожалуйста, внимание на проблему достоверности выводов экспертов по статье 228 УК (наркотики). Эксперты ФСКН с легкостью признают вещества "производным" наркотического средства. При этом такого понятия в Законе ФЗ-3 НЕТ. Как можно признать что-либо чем-либо, если нет определения этого. Да плевать ФСКН на закон, у них есть своя Методичка "для служебного пользования". Да-да, так сказать для внутреннего потребления. И вот так очень спокойно в ней дается определение понятию "производные" наркотических средств. Дума отказалась принимать такое определение, сославшись на возможность "расширительного толкования". Вывод: сажать людей по этому определению можно! а вот закрепить в законе - нельзя из-за возможности "расширительного толкования". Это вот чьи происки?! Госдепа?! 0
    • 09.10.2012 22:58 Eduard Kapchikaev Vera Bogacheva Ну проблема существующей судебной практики по наркотикам и алкоголю, это отдельная большая тема. Существующий посыл верховной власти абсолютен, как сама эта власть: По 228 сажать надолго. Кефир за рулем - лишение прав. 0  
  • 09.10.2012 23:03 Татьяна Макарова Я понимаю, что наивно уже мне задавать такие вопросы и вообще - удивляться происходящему, но все же просто не укладывается в голове, что и наш эксперт - генетик Исаенко, и этот частнолавочный пенсионер Нестеренко продолжают заниматься своей пагубной для всех деятельностью, как ни в чем не бывало! Сколько еще людей посадят с их помощью??? Я не говорю уже о том, что благодаря им, мой муж сидит ни за что уже третий год...

урам Квиквиния Возможно не все так просто. Приказом ФСБ РФ от 23 июня 2011 года № 277 «Об организации производства судебных экспертиз в экспертных подразделениях органов федеральной службы безопасности» утвержден перечень родов (видов) судебных экспертиз, выполняемых в экспертных подразделениях органов федеральной службы безопасности (приложение №2). В пункте 13 перечня указана «Психофизиологическая экспертиза» и ее задачи: «Типовые задачи, решаемые при производстве психофизиологических экспертиз: диагностика наличия в памяти человека информации о событиях прошлого с использованием полиграфа». Экспертизы проводятся сотрудниками экспертных подразделений, аттестованными в установленном порядке на право самостоятельного производства экспертизы в качестве государственных судебных экспертов. Определение уровня профессиональной подготовки экспертов и аттестация их на право самостоятельного производства экспертиз в качестве государственных судебных экспертов и на продление этого права осуществляются экспертно-квалификационными комиссиями, действующими на базе Института криминалистики Центра специальной техники ФСБ России. В Москве немало экспертов и специалистов, аттестованных Институтом криминалистики Центра специальной техники ФСБ России. В Институте криминалистики Центра специальной техники ФСБ России экспертизы производятся для органов дознания, органов предварительного следствия и судов, иных органов и должностных лиц Российской Федерации, наделенных правом назначения экспертиз. Так что, это уже такая же экспертиза как и дактилоскопия или балистика. Я присутствовал на такой экспертизе и поверил ее эфективность

 

Комментарии

Пантелеев Борис Еремеевич 10 октября 2012, 15:30

Иосиф Швейк natalya antonova
Шо вы так убиваетесь. Это мои хлопчики з украинской разведки потрогали вас за талию. Вот если хлопцы из армянской и грузинской разведок возьмут вас за пышные телеса... Не отдавайтесь им !
0

10.10.2012 12:08
Наталья Чайка
Тяжелую тему подняла Маша. Уверенные в своей невиновности чаще других попадают под колеса системы правосодия. А если затянуло, то уже не выбраться...

Пантелеев Борис Еремеевич 10 октября 2012, 15:10

Татьяна Сабатовская
Когда "экспертом" назначается карманный человечек, который выдаст нужный результат, когда судья за основу обвинения берет подобную "экспертизу", при этом отметая любые другие заключения, опровергающие заказной бред, вопрос "Где посадки" неактуален, потому что посадить можно любого. Читая об экспертизах в деле Макарова, у любого здравомыслящего человека возникает стойкая уверенность в его невиновности. Но когда об этом говорят маститые специалисты, а их никто не слышит...В деле моего мужа, которого посадили за рухнувший через 2 года после перехода на новое место службы сарай 37 года постройки, были 2 экспертизы, назначенные и проведенные со всеми мыслимыми нарушениями. Так, место проведения экспертизы в своем письме к военному прокурору Московского округа указал не следователь, а генерал ФСБ. Так и написал - "В целях окончательного установления вины полковника Сабатовского провести экспертизы в ЦНИИ Министерства Обороны". Кто-то сомневается, каким был конечный результат? Договор на проведение экспертизы... При указанной начальником НИИ сумме в 500 тыс. договор заключили на 1 500 000 рублей. А как же иначе - например, на обмер в 2008 году рухнувшего в 2006 году сарая, когда давно были вывезены все кирпичи, когда мой муж уже 2 года не был командиром этой части, в смету было заложено 100 тысяч рублей! При этом экспертизы проводили обычные сотрудники - замечательная есть лазейка для следователей в УПК об обладателях специальных знаний! - без каких-либо экспертных специальностей.

Пантелеев Борис Еремеевич 10 октября 2012, 15:09

Татьяна Сабатовская

А судья Реутовского военного суда Матвеенко тупо игнорировал 2 экспертизы - одну за подписью д.т.н. и к.т.н. из НИИ строительных конструкций, а вторую за подписью настоящего эксперта с экспертной специальностью, потому что они опровергали и разбивали бред господина "эксперта" Солдатова в пух и прах... На вопрос моего мужа - "Почему в нарушение всех строительных норм и правил вы взяли ВСЕ ЗАВЫШЕННЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ с потолка, к примеру,снеговую нагрузку для Московской области 220 кг на кв.м. вместо 180, что и дает аварийность, а в противном случае, при правильно взятых цифрах у хранилища вообще есть запас прочности?" - Солдатов повторял, уткнувшись глазами в пол - "Я всё посчитал правильно"... А организационно-правовую экспертизу (хотя такой экспертизы нет в перечне экспертиз, но, как известно, когда очень хочется, то можно) вообще проводил сотрудник с техническим образованием. Знал ли обо всех нарушениях следователь? Конечно, знал. Знал ли судья? Не мог не видеть! Но Макаров там, где есть, и нам выплачивать многомиллионный иск за списанные с остаточной стоимостью ноль рублей Министерством обороны за полгода до суда в связи со строительством на месте воинской части сараи. До тех пор, пока заключения подобных Нестеренко и Солдатову нечистоплотных "экспертов" будут инструментом осуждения невиновных людей, все УК, УПК, законы об экспертной деятельности будут пустым звуком. Законом предусмотрено, что экспертизы по уголовным делам проводятся в государственных экспертных учреждениях за счет средств федерального бюджета. Как только следователь или судья заказывает экспертизу на договорной ( платной ) основе, результат заранее предсказуем, все будет сделано для обвинительного приговора.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Меркачева Ева Михайловна

Меркачева Ева Михайловна

Журналист, заместитель председателя ОНК Москвы

Проект против пыток и коррупции Gulagu.net  сделал то, во что даже трудно поверить. Он объединил тысячи людей в борьбе против произвола в тюремной  системе.  О проекте знают в каждой колонии и в каждом СИЗО, и попасть "на карандаш" блогеров  для многих тюремщиков означает потерять авторитет и, возможно,  даже работу и порой - свободу.  Gulagu.net читают люди в ФСИН, в Кремле, его изучают граждане, живущие за рубежом, в том числе журналисты с мировым именем.  Мне известны случаи, когда после публикации на сайте возбуждались уголовные дела, задерживались коррупционеры, освобождались наконец невиновные.   Многие жалобы заключенные пишут сначала сюда, а потом уже в ОНК. Это говорит о высочайшем уровне доверия, о том, что арестанты знают - их просьбу о помощи не оставят в стороне. 
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3266 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ