Пантелеев Борис Еремеевич

Ответственный секретарь ОНК по СПб (в четвертый созыв ОНК СПб не прошел)

[email protected] 8-905-265-02-45
9 ноября 2012, 15:59 нет комментариев

Чиновник ФАС получил фрикадельки с деньгами

Поделиться

08.11.2012 13:52 / Комментарии (0)

Два чиновника Федеральной антимонопольной службы кушали фрикадельки после успешной проверки расходования бюджетных денег в Университете гражданской авиации. Сотрудница университета положила перед ними на стол папку с деньгами. Один чиновник оказался на скамье подсудимых, второй стал свидетелем обвинения и работает теперь в прокуратуре Петербурга. А сотрудница университета не вовремя выключила диктофон — на нём обнаружилась запись, позволившая адвокату обвиняемого заявить о полицейской провокации.

Размер санкции

Из приобщённой к материалам дела аудиозаписи следует, будто своё желание получить 20 000 рублей главный государственный инспектор отдела контроля законодательства в сфере размещения заказов Управления Федеральной антимонопольной службы по Петербургу Николай Герасимов выразил так:

- Посмотрите… фактически его действия образуют состав части 2 статьи 7.32… вы там сами посмотрите... санкции какие, да и всё...

- В смысле КоАП посмотреть, что ли? - как следует из аудиозаписи, начальник юридического отдела Санкт-Петербургского государственного университета гражданской авиации Елена Степанова сначала не поняла, что именно имеет в виду Герасимов.

- Да-да-да, - подтвердил голос чиновника на аудиозаписи, - вы там посмотрите, санкции какие, да и всё.

- А! Размер санкции! - догадалась потерпевшая. - А вы тогда… в акт это про бензин не будете включать?

- Нет, конечно, как договаривались, - ответил голос чиновника из приобщённой к материалам уголовного дела аудиозаписи.


Часть 2 статьи 7.32 Кодекса об административных правонарушениях предполагает санкцию в виде штрафа в 20 000 рублей.

По версии следствия, в одном из заключённых университетом контрактов о поставке авиационного топлива в Бугуруслан Николаю Герасимову что-то показалось незаконным. Он получил в университете документы и, как полагает следователь, сказал Степановой, что собирается приобщить их к материалам проверки, что в дальнейшем якобы может привести к возбуждению уголовного дела. Но, как полагает следствие, он выразил готовность передумать — акцентировав внимание начальницы юридического отдела заведения на размере санкции упомянутой статьи КоАП.

Незадолго до этого Елена Степанова обратилась в Управление по борьбе с экономическими преступлениями ГУ МВД РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Её общение с Николаем Герасимовым сопровождалось скрытой санкционированной аудиозаписью.

В тот день, 24 марта 2011 года, между нею и чиновником, по версии следствия, состоялся резюмирующий разговор:

- Я… посмотрела часть 2 статьи 7.32 КоАПа, мы вам должны 20 000 передать, правильно я поняла? - спросила она.

- Ну да, как бы смотрите… сами решайте как бы, - ответил чиновник.

- Ну а вы объяснение тогда по бензину нам отдадите? - уточнила женщина.

- Да, обязательно, придёте — заберёте, - ответил мужской голос на приобщённой к материалам дела аудиозаписи.

От винегрета отказался

Сначала сотрудники правоохранительных органов подумали, что Николай Герасимов вымогает у Елены Степановой взятку. Но выяснилась интересная подробность: оказывается, вышеприведённые разговоры происходили после того, как руководством петербургского управления ФАС было принято решение не включать в акт проверки университета данные о поставке бензина в Бугуруслан — не было там нарушений, описанных в антимонопольном законодательстве.

Николай Герасимов не мог не знать об этом, в связи с чем возбуждённое в отношении него уголовное дело квалифицировали как покушение на совершение мошенничества, совершённое с использованием служебного положения (часть 3 статьи 30 и часть 3 статьи 159 УК РФ). По мнению следствия, своё преступление чиновник не довёл до конца по не зависящим от него обстоятельствам.

Эти обстоятельства датируются 4 апреля 2011 года. Елена Степанова и Николай Герасимов встретились в кафе «Чайная ложка» на Васильевском острове. Как показала Степанова на следствии, чиновник передал ей там папку с документами, полученными во время проверки в университете. В папке находились документы, касавшиеся поставки авиационного бензина в Бугуруслан.

Голос Елены Степановой на приобщённой к материалам дела аудиозаписи уточняет:

- Вы… не будете это в акт проверки включать?

- Конечно не буду, - отвечает Герасимов.

После этого, по утверждению женщины, она положила перед чиновником завёрнутые в бумагу 20 000 рублей.

- Что это? - спрашивает голос Герасимова.

- Ну, как договаривались, - отвечает Степанова.

- Вы понесёте, на улице отдадите, - отвечает голос чиновника. - Я… боюсь у вас что-то брать, - добавляет он.

Из материалов дела следует, что после этого Николай Герасимов отдал женщине пластиковую папку с документами и сказал, что она может взять оттуда что сочтёт нужным, а остальное принести в расположенное поблизости кафе «Фрикадельки», где они с коллегой будут обедать.
Коллега не случайный — это был также принимавший участие в проверке Университета гражданской авиации старший государственный инспектор питерского управления ФАС Эдуард Агамов.

- Николай Александрович, может, вы винегретом угоститесь? - поинтересовалась напоследок Елена Степанова.

От винегрета чиновник отказался и направился в «Фрикадельки» обедать с Агамовым.

А женщина забрала свои деньги и направилась на встречу с оперативными сотрудниками УБЭП.  Но в материалах уголовного дела об этом ни слова не сказано.

Сплошная провокация

Про разговор, якобы состоявшийся между Еленой Степановой и сотрудниками УБЭП, «Фонтанка» узнала от президента Балтийской коллегии адвокатов Юрия Новолодского, который защищает в этом процессе Николая Герасимова. Адвокат обнаружил не вошедшую в материалы дела аудиозапись, когда внимательно отслушивал все приобщённые к делу электронные носители.

Судя по всему, Елена Степанова имела неосторожность обсудить неудавшуюся передачу денег с сопровождавшими процедуру офицерами при включённом диктофоне.

Вот почти полная распечатка аудиозаписи, на которую ссылается Юрий Новолодский:

- Ну что, всё нормально? - спрашивает мужской голос.

- Нет, он… деньги не взял, - отвечает якобы Степанова.

- А? Не взял? - переспрашивает мужской голос. - А что сказал?

- Он сказал: «Я боюсь у вас что-либо брать».

- То есть вы отдали, он сказал: «Не буду»? - уточнил мужской голос.

- Он сказал: «Не буду». Что делать? - спрашивает якобы Елена Степанова...

Ответ на этот традиционный для русской интеллигенции вопрос нашёлся быстро. Елена Степанова сунула завёрнутые в бумажку 20 000 рублей в переданную ей Герасимовым пластиковую папку, пошла в «Фрикадельки» и положила папку с деньгами на стол перед обедавшими Николаем Герасимовым и Эдуардом Агамовым.

Герасимов, как следует из материалов дела, подвинул эту папку к Агамову, а тот спрятал её под свою кожаную папку. Тут в кафе вошли сотрудники УБЭП и зафиксировали ситуацию как завершённый оперативный эксперимент.

Юрий Новолодский считает, что это не оперативный эксперимент, а провокация. Известный адвокат не исключает, что его подзащитный первоначально мог иметь намерение получить от Елены Степановой 20 000 рублей. Но он испугался — в чём и сознался перед тем, как пойти во «Фрикадельки». Дальнейшие действия Елены Степановой, по мнению адвоката, — чистейшей воды провокация, организованная сотрудниками полиции, у которых сорвался оперативный эксперимент.

Для того и проводится оперативный эксперимент, что у него могут быть два исхода: либо возьмёт, либо нет. Зачем же деньги идут вслед за чиновником, когда он сказал: «Нет, я деньги у вас не возьму!» - заявил Новолодский «Фонтанке».

Именно это он попытается доказать в Василеостровском районном суде Петербурга, где слушается данное уголовное дело.

Неучастник «чего-то сомнительного»

Чрезвычайно интересно видение этого сюжета глазами коллеги обвиняемого Эдуарда Агамова. По нашим сведениям, он дал примерно такие показания:

К их столику в кафе «Фрикадельки» подошла Елена Степанова, в руках у неё была зелёная папка. У Герасимова со Степановой завязалась беседа, в ходе которой Степанова якобы положила папку на стол с вопросом: «Двадцать тысяч достаточно?» - на что Герасимов якобы ответил что-то вроде: «Не переживайте, всё будет хорошо». После этого Герасимов якобы попросил Агамова убрать зелёную папку к себе. Агамов, по данным «Фонтанки», рассказал, что положил её на стул слева от себя, после чего накрыл своей кожаной папкой сверху.

После прибытия на место происшествия сотрудников правоохранительных органов на вопрос о том, что за зелёная папка лежит под его чёрной, Агамов ответил, что не знает. Такой ответ он мотивировал опасением, что в этой папке может находиться «что-то незаконное, и он может стать участником чего-то сомнительного».

Видимо, благодаря, в том числе, и таким, удобным для следствия, показаниям Эдуард Агамов не стал «участником чего-то сомнительного». Более того, после неприятного инцидента он уволился из Федеральной антимонопольной службы и занялся надзором за соблюдением законности в Кировском районе Ленинградской области. Он занял там пост помощника районного прокурора, но покинул его примерно год назад. Сегодня Эдуард Агамов — сотрудник отдела по надзору за исполнением бюджетного законодательства Управления по надзору за исполнением федерального законодательства Прокуратуры Санкт-Петербурга.

А Николай Герасимов работает в питерском управлении ФАС до сих пор в должности помощника руководителя.

Константин Шмелёв, «Фонтанка.ру»

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

Петер Оборн

Петер Оборн

Главный политический комментатор газеты "Тhe Daily Telegraph"

Избиение любого задержанного или осужденного абсолютно неприемлемо и является грубым нарушением их человеческих прав.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3334 обращения
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ