Пантелеев Борис Еремеевич

Ответственный секретарь ОНК по СПб (в четвертый созыв ОНК СПб не прошел)

12345.6899@bk.ru 8-905-265-02-45
16 декабря 2012, 13:36 нет комментариев

Черный бунт. Как «перекрашивали» колонию в Копейске и причем здесь Камю

Поделиться

24 ноября в Исправительной колонии №6 города Копейска вспыхнул бунт. Заключенные протестовали против пыток и унижений, требовали прекратить вымогательства. Несмотря на то, что к понедельнику 26 ноября бунт был практически подавлен, причины и смыслы восстания заключенных до сих пор вызывают массу вопросов. Четыре года назад в соседней колонии ИК-1 факты издевательств над заключенными подтвердились, и 14 сотрудников колонии предстали перед судом. Один из сотрудников ИК-6 в Копейске рассказал «РР» о том, справедливы ли жалобы заключенных на пытки, зачем нужен был бунт и почему при необходимости можно отказаться от милосердия. Но свое имя называть отказался: «У нас выскочек не любят»

Расскажите, что было во время бунта по ту сторону, как ваше начальство комментировало происходящее?

Начальство как объясняло?.. Наверное, им было не до нас. Туча проверяющих! прокуратура, ФСИН, ФСБ... блин, кого там только не было! Гражданские, в форме... «А это кто еще такой? Не знаю, но с ним замполит». Мне кажется, тогда никто толком не знал, что делать, ничего конкретного от руководства я не слышал.

В штабе за зоной был хаос! И, что запомнилось особенно, так это запах! Здоровый запах крепкого мужского пота вперемешку с запахом еды, табака... В штабе все спали. Бойцы сводного отряда из соседних колоний, сотрудники, которых подняли по тревоге еще в субботу. Все измотаны, злые...

Было ощущение, что ситуация выходит из под контроля?

5 декабря. Копейск. Исправительная колония  №6. На снимке: территория колонии.

Кстати, нет. Куда они (заключенные – «РР-Онлайн») денутся-то? За забором спецназ и сводный отряд. Может, это чувство и возникало у сотрудников, когда все началось, я в воскресенье паники уже не видел.

А зеки вообще часто бунтуют?

Очень не часто. Есть отдельные жалобщики, которые пишут во все инстанции, но их единицы. Недовольство их заключается подчас во всем – питание, режим, медобслуживание... Всем! Главное, чтобы у администрации возникла головная боль от приезда проверяющего. Один жаловался на то, что у него матрас длиннее кровати, приходилось рисовать схемы и приводить госты и прочее. Ну и, конечно, жаловались на пытки и избиения. Их было всегда много, но после известных событий в ИК-1 в Калачёво и смерти генерала Жидкова жалоб стало особенно много. Проверяющие были каждый день! Управление, прокуратура, правозащитники...

Зону раскачивали.

И как вы считаете, последний бунт был еще одним шагом в этой раскачке? Что вообще произошло?

Бунт был закономерным итогом, как я сейчас это понимаю. А произошла, на самом деле, обыкновенная уголовщина. Зона просто перекрасилась. Была «красная» – стала «черной», по крайней мере, сейчас именно так. Будет ли она опять красной, неизвестно.

Поясните отличия «черной» от «красной» зоны? Значит, бунт прошел успешно, если зона перекрасилась?

В «красной» все вопросы решаются администрацией. На все должности зеков назначает начальник. Никаких блатных и авторитетов. В «черной» же блатные могут воспротивиться решению администрации. Они назначают своих людей на ответственные должности так называемых смотрящих, а администрация молча кивает. Говорят, что в таких зонах проще жить и работать. Зеки сами все решают.

Итога бунта как такового нет пока. Начальник зону не отдал, блатные же власть не получили. Кто за что отвечает – понять трудно. Можно сказать, анархия. Правила внутреннего распорядка не соблюдаются.

А как власть переходит блатным?

4 декабря. Копейск. Исправительная колония  №6. На снимке: осужденный идет мимо доски  почета.

Начальник начинает диалог с блатными. Тут нет четкого алгоритма. Все происходит на уровне элементарных, подчас бытовых, мелочей. Раньше нельзя, сегодня можно. Послабления в режиме содержания. Зеков никто не гоняет за нахождение, например, в спальном помещении вне отбоя. Проверка проходит практически формально. При этом вывод на работу происходит согласно старому графику. Это сложно объяснить! Все не так и не так… Зону вроде не отдали. Режим как бы соблюдается, но быт уже не тот, какой был.

Хм, странно. Другие колонии тоже поддержали заключенных ИК-6, устраивали голодовку. Какая им выгода от того, что ИК-6 станет «черной»?

Выгоды как таковой нет. Тут, скорее, просто солидарность играет свою роль. Среди лидеров бунтарей есть педофил, осужденный за изнасилование малолетней. К слову, именно благодаря этому позорному факту другие зоны области и не поднялись на открытое восстание. Я, честное слово, не могу понять, как его восприняли другие! Это просто за рамками всех воровских традиций и правил, если хотите! Это просто в голове у меня не укладывается!!! Он даже на видео беседы с Севостьяновым, где бунтари требуют освободить вора в законе Гиви. Для меня, как для многих работающих в зоне, было дико, что педофил так сильно вознесся.

Значит, легендарные тюремные «понятия» обесценились?

Ну, я бы так не сказал, что обесценились. Просто каким-то образом это стало не важным аспектом происходящего, что ли. Причем в зоне хоть и сидят первоходы (получившие первый срок), есть первоходы с солидным стажем! Лет по 10-15 отбытого срока. Скорее всего, многие даже не знали об этом. Там же не было создано никакого исполкома восстания.

Но ведь бунтари рисовали плакаты, мегафон где-то достали. Очевидно, акцию хорошо планировали.

Разумеется, зачинщики были, и они готовились. Но их первоначально утром в субботу на сотню еле набралось. План был составлен заранее, конспирация соблюдалась. Тут важную роль играет психология зеков. В подавляющей своей части это люди неспособные к принятию самостоятельных решений. На зеков окажут влияние, давление, и все пойдет как надо. Не исключаю, что у кого-то там голова закружилась от предчувствия предстоящего, кто-то, может, просто испугался, что будет неправильно понят и так далее. Ведь ближе к обеду в субботу бунтарей было немного. Они постепенно начали кучковаться. На крышу же не сразу все полезли. Это решение, продуманное заранее, развивалось в течение дня. Когда было сагитировано, если хотите, достаточное число – полезли на крышу.

А что сейчас с зачинщиками? Какие к ним меры применяются?

Сидят в отряде, что им еще делать-то. Личности основных зачинщиков установили почти сразу. Они и не прятались особо. Они же вожди, они же должны показать себя. Меры же если и будут, то будут позднее. Вообще, у многих возникло ощущение, что время было катастрофически упущено! Всех их можно было бы разогнать еще к вечеру субботы, когда их собралось около 200 человек. Почему никто не дал команду на штурм, многим неясно.

Следовательно, то, что бунт затянулся, – это стратегическая ошибка руководства?

Скорее всего, да. Возможно, я, как и многие простые сотрудники, что-то не знаю. Но создается именно такое впечатление.

Не могу не спросить про заявления зеков. Они жаловались на пытки и унижения, вымогательства. Они говорят правду?

Я этим точно никогда не занимался. Про пытки могу сказать, что иногда слухи превосходят все разумные пределы! Особенно мне понравились утверждения про пытки холодом – это когда голым на мороз выгоняют.



02.01.2002 Заключенные в исправительной  колонии №6 города Копейска Челябинской  области.

Вымогательства? Это была гуманитарная помощь. Все шло на бесконечные ремонты! Им поистине края не было. Если бы вы только знали, Владислав, в каких роскошных бытовых условиях они живут! Кафель, евроокна, натяжные/подвесные потолки, сантехника, плазмы в отрядах и много чего еще... 

Рассказывали еще о продаже УДО (условно-досрочное освобождение), но тут я не знаю... Это же во многом лотерея! Судью с прокурором нужно подкупать. А если администрация пишет ходатайство перед судом об УДО осужденного, помогавшего с ремонтами? Ну что тут криминального, в конце концов, эти же ремонты не прихоть администрации! Управские только и говорят, что нужно улучшать бытовые условия с/к (спецконтингента – «РР-Онлайн») как фактор, способствующий социальной адаптации.

Может, еще как-то вымогали, но я думаю, теперь уж точно следствие разберется. Про избиения… Сейчас не бьют. Раньше били, года четыре назад.

Почему перестали бить?

Ажиотаж, связанный с событиями в ИК-1 в Калачёво. Гоняли же раньше за все. 

Я надеюсь, вы понимаете, что били не у всех на глазах. Да и в 80% палкой по заднице – это даже трудно назвать избиением... Но было всякое и разное. Бывало, что и крышу кому-нибудь сносило. Стресс, он же постоянный спутник, все давят, все требуют.

Лично при мне было один раз. И, в принципе, за дело.

Вот я гуглил «ИК-6 Копейск», и первое, что вылезло, – заключенных заставляют слушать песни Бориса Моисеева. Правда?

Там еще про «Рамштайн» пишут. Но немцев никогда не включали. Там в основном детские песни из советских мультфильмов включали. А Борис Моисеев… Ну, у меня, если честно, это просто улыбку вызывает. Как и у многих, я уверен. Кто-то прикололся просто, наверное, и на зарядку поставил.

Насколько администрация зоны вообще влияет на поведение надзирателей? Кто принимает решения – бить или не бить?

Простым режимникам (сотрудникам отдела безопасности – «РР-Онлайн») бить запрещено категорически! Кто решает? Я даже так и не могу сразу сказать... Где-то управленцы давят, мол, разберитесь, где-то – начальство. Никто же не пишет приказ – бить того и тогда, все устно и зачастую в тайне от всех.

Когда пишет жалобу осужденный и говорит, что он был свидетелем избиения, это по меньшей мере очень сомнительно. Кто его позвал смотреть-то?

И вообще, меня веселят разговоры о 37-м году. Наследие ГУЛАГА и прочее... То, что происходит сейчас, – прямое наследие 90-х! Когда всем было на все пох…й! Тогда творился беспредел всех перед всеми. Тогда начался бардак системы. Все брошены на произвол судьбы, и разбирайтесь как хотите...

Мне один сотрудник, работающий с начала 90-х, рассказывал, что тогда, в 90-х, были часты бунты «вичевых»: «Они резали вены и в нас кровью брызгали, а мы об них дубинки ломали. Страшно было…»

Сейчас говорят о поборах со стороны администрации, пройдет время – и начнут говорить о поборах со стороны блатных. Хотя нет, никто о поборах блатных говорить не будет. Испугаются, и правозащитники липовые исчезнут.

Насколько вообще ИК-6 соответствует тому, что о ней сообщают СМИ?

Вся проблема УИС заключается в том, что пишут о ней, рассказывают о ней и реформируют ее люди, зачастую вообще не имеющие никакого представления о «работе на земле». Этот быт, он весьма специфичен... Зоны, конечно, бывают разными, но суть одна, и она мне была изложена в первый день, когда я пришел. Один заключенный мне тогда сказал: «Грубо говоря, между нами нет никакой разницы! Хоть я здесь живу, а ты здесь работаешь».

Возникают между персоналом и с/к иногда почти дружеские отношения. Но надо держать ухо востро всегда! Большинство тебя обманет и нервом не дернет, если им сулит выгода. То, что заключенный тебе улыбается и здоровается, совсем ничего не значит, он просто выполняет требования УИК. Это надо на своей шкуре все испытать, объяснить это практически невозможно.

Не принято безосновательно унижать зека или сотрудника, нельзя их прилюдно позорить или, там, в неудобном свете выставлять. Это все может спровоцировать конфликтную ситуацию, которая хоть до чего довести может... Именно не принято! Это, конечно, в УИК и ПВР записано, но тут приоритетно именно человеческое общение. Если ты начнешь с зеком разговаривать языком пунктов и статей, то рискуешь быть непонятым и почти отвергнутым. Так не принято, нужно разговаривать со с/к. Беседовать по возможности максимально понятно для него. Всем будет легче – и тебе, и зеку. Это даже несколько снимает естественное напряжение.

Получается, у вас какая-то очень положительная зона. Четыре года как перестали сильно бить, у зеков прекрасные условия, работают с ними, скорее, как психологи, нежели как дрессировщики. Чего же им тогда захотелось перекрашивать зону?

3 декабря. Копейск. Исправительная колония  №6. На снимке: осужденные на встрече с  председателем и членами Совета по развитию  гражданского общества и правам человека  (СПЧ).

Свои порядки всегда лучше. Если зона окончательно перекрасится, конца света не наступит. Все будет по-старому во многих аспектах. Я понимаю, что в это с трудом верится, но это действительно так. Опять же, вспоминая мои первые дни на работе, меня больше всего поразило, что там, в зоне, сидят обычные в сущности люди! Я это долго осмысливал. Но потом привыкаешь ко всему.

Вообще, оставаться человеком, работая на зоне, сложно? Возникает профессиональная деформация?

Читал Камю «Чума»? Там все про нас! Если милосердие мешает, вполне оправдано отказаться от него.

Это вы Камю цитируете? Что-то я у него такого не припомню…

Камю «Чума»! Ты просто не обратил внимания на эту фразу. А я обратил и даже цитировал своим зекам. Там такое есть, когда доктора упрекают в излишней черствости.

И как зеки на Камю реагировали?

О, их выводов не знаю. Они слушали и вникали, слушали и вникали...

Насколько для зоны вообще актуально это утверждение Камю про милосердие?

На все 100%. Излишняя доброта только мешает.

 

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Павлюченков Алексей Андреевич

Павлюченков Алексей Андреевич

Член ОНК Московской области, координатор Gulagu.net

Я хочу защищать права людей. В нашей стране права человека нагло попираю те органы власти, которые обязаны их охранять. Человек попавший в места заключения фактически  лишен возможности самостоятельно защищать свои права, я чувствую в себе силы и возможности помогать таким людям. Так же пытки над над заключенными и нарушение их прав это одно из звеньев большой коррупционной машины, которая живет за счет взяток, заказных уголовных дел и вымогательств и все это происходит при попустительстве органов власти.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3234 обращения
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ