Пантелеев Борис Еремеевич

Ответственный секретарь ОНК по СПб (в четвертый созыв ОНК СПб не прошел)

12345.6899@bk.ru 8-905-265-02-45
17 мая 2012, 12:56 нет комментариев

Спасти осужденного Васильева или о проблемах ФСИН, становящихся проблемами заключенных

Поделиться

Хотелось бы добавить несколько слов к материалу «Реформа ФСИН: проблемы и недостатки».

Во-первых, хотел бы поблагодарить сайт ОНК.РФ за оказанную помощь и содействие в участии в этом мероприятии (сканы ж/д билетов прикреплю позже, по возвращении в Питер).

Не все эксперты, прибывшие из регионов, смогли выступить в нормальном режиме на очень важном, очень нужном заседании, прошедшем в 14 мая в Общественной палате.

Я, например, хотел сказать, что реформирование ФСИН идет в России как и любая другая реформа – без должного, тщательного, квалифицированного просчета. Разруха не в клозетах, а в головах. Можно, слепо копируя западный опыт, вбухивать огромные деньжищи (кстати, никто из Минюста, ФСИН РФ, не спросил ни единого российского налогоплательщика – готовы ли они, налогоплательщики, отрывать свои кровные от пенсий, зарплат, строительства больниц, дорог, всего лишь, для того, чтобы наши тюрьмы, стали бы ВНЕШНЕ похожи на западные) в строительство тюрем. Не беря во внимание многие другие, важные проблемы. Например, как говорилось на заседании, о почти полном отсутствии в России института пробации. Или о жалком, фактически, существовании самих сотрудников уголовно-исполнительной системы (льготы, детские сады, прикрепление к больницам, инфраструктура).

Я не успел сказать и о том, что в самой системе исполнения наказаний реформы должны идти несколько иным путем. Например, о том, что в этой системе, по-прежнему преобладает, почти повсеместно, чрезмерно буквалистский подход при исполнении надзирателями инструкций и норм закона (при понимании, что многие из них весьма далеки от совершенства). Причем, нередко встречаются ситуации, когда уфсиновская (минюстовская, прокурорская) инструкция оказывается для правоприменителей в погонах гораздо важнее федерального закона. Не говоря уже о Законе Основном, нормах международного права. Неоднократно, бывая в различных регионах (от Смоленска, до Мурманской области) и припирая уфсиновцев  неопровержимыми фактами нарушения ими прав заключенных, слышал от надзирателей, как последний аргумент, почти под копирку, следующую «конгениальность» - «У вас там, в Москве (Санкт-Петербурге) свои законы, а у нас здесь – свои

Кроме того, следует обратить внимание и на недостаточную прозрачность, открытость ФСИН. На моей памяти мало случаев, когда тюремные сотрудники в правозащитниках НЕ видели врагов. Как это было, например, с начальником (теперь уже, к сожалению, бывшим) УФСИН Орловской области В. А. Суровцевым. Который нам сразу же сказал – хотите посетить колонии? Да пожалста. Хотите переговорить с осужденными наедине – да сколько угодно.

И мы посещали любое учреждение, шли в любое место (ШИЗО, жилой барак, столовая и т. д.) разговаривали с любым из осужденных. Другими словами – если начальник ничего не нарушает, то ему и скрывать нечего!!!

Надеюсь, что наши взаимоотношения с начальником УФСИН СПб и ЛО И. В. Потапенко будут все более укрепляться именно в этом направлении!

Есть и ещё одна проблема. Стереотипность мышления многих сотрудников ФСИН, которое резкополярно – или – «зек, значит враг, мерзавец и негодяй»? Или – «зек это некое подобие холопа, который должен передо мной, барином, шапку ломать и сгибаться в три погибели при моем появлении». Конечно, утрирую, но, основной подход именно такой. Также, среди многих сотрудников ФСИН превалирует стремление к поддержанию режима с помощью, главным образом, карательных мер. Об этом, в частности, говорил авторитетный журналист Ирек Муртазин – того или иного заключенного могут «трюмовать» по карцерам и ШИЗО по 20, 30, 40 и более раз. Кстати, неоднократно пытаюсь обратить внимание на следующее. Никого из психологов или сотрудников воспитательных отделов тюремных учреждений совершенно не беспокоит очевиднейший вопрос – почему тот или иной заключенный, раз за разом, сознательно и упорно, нарушает режим содержания, понимая, что такие его действия резко ухудшают его положение? Может быть, дело вовсе не в склонности, того или иного заключенного, к блатной жизни? Может быть дело в предвзятости, например, сотрудников, обостренному чувству справедливости заключенного, глупости инструкций и т. д?

На заседании упоминались и пресловутые секции дисциплины и порядка, ликвидированные, несколько лет назад, 79-м (если не ошибаюсь) приказом Минюста. Да уж, гладко было на бумаге, да забыли про ухабы. Функции активистов, по-прежнему, и в той же мерзкой форме (вымогательства у осужденных, избиение их, написание рапортов) выполняют или завхозы и старшины, или члены секций пожарной безопасности, секций досуга и т. д. О чем мы и написали в своем отчете по результатам последних посещений одной из колоний Санкт-Петербурга.

Сотрудник аппарата Уполномоченного по правам человека В. В. Базунов, видя, что катастрофически не  хватает времени для обсуждения проблем, высказал очень дельную мысль. Правозащитникам, экспертам и представителям силовых ведомств необходимо встречаться не раз от разу и крайне эпизодически, а регулярно и по конкретному вопросу. Надеюсь, что и Общественная палата, и ОНК. РФ, будут содействовать претворению в жизнь и этого механизма взаимодействия. Чтобы ленинский тезис (слегка перефразируя) действовал и сейчас – верхи хотели, низы могли.

Московский правозащитник Валентин Богдан, также, не успел добавить ко всем озвученным проблемам следующие свои соображения:

1) в УИС РФ нужно устранить механизм ротации кадров, т.к. практически всех "провинившихся" сотрудников вовсе не увольняют из рядов ФСИН РФ за их "шалости и подвиги", которые зачастую относятся к преступным деяниям, а переводят в другие регионы, где они с большим энтузиазмом продолжают мстить осужденным за их вынужденные переезды;

2) необходимо прекратить преследовать осужденных, открыто выступающих против пыток, произвола и различных нарушений, совершаемых в ИУ;

3) предоставить возможность не только адвокатам и членам ОНК, но и правозащитникам и защитникам (по доверенности) получать информацию не от сотрудников колоний или надзирающих прокуроров, а непосредственно от самих осужденных, что позволит исключить кривотолки о событиях и улучшить качество достоверности информации от "первоисточника".

Все это подталкивает к простой мысли – проблемы (как объективные, так и субъективные) существуюшие в ФСИН РФ, неизбежно отражаются на тех, ради кого, эта служба и создана. Вот конкретный пример.

В Архангельской области отбывает наказание осужденный Арсений Васильев, с заболеванием остеомиелит костей на фоне ВИЧ-инфекции. Трудно понять почему на протяжении нескольких лет Арсению не могли помочь архангельские медики (по мнению независимых специалистов это было вполне возможно). То ли это было полнейшее равнодушие к больному, то ли полнейшая зависимость от оперативного отдела, то ли плохой климат, то ли недостаточная квалификация врачей, то ли что-то ещё...

Но Арсения, раз за разом, привозили в областную больницу (и то, после долгих аръергардных боев матери Арсения) делали очередную операцию, в очередной раз отправляли из областной больницы в колонию раньше положенного срока, или же раньше времени снимали послеоперационный гипс, по прибытии в колонию (ИК-16, п. Онега) Арсения в очередной раз лишали того, что было ему положено по медицинским показаниям (квалифицированные перевязки, трость, теплое белье, ортопедическая обувь, освобождение от проверок) и у А. Васильева, в очередной раз начиналось обострение, выходили из открытой раны осколки кости, не приживался материал-имплантант (приобретенный матерью с невероятным трудом) стабильно повышалась температура.

При этом, по клятвенному уверению главного врача медотдела УФСИН Архангельской области К. Григорова, у Арсения Васильева не было никаких шансов на выздоровление.

Наконец, с невероятным трудом, при содействии Директора ФСИН А. А. Реймера (честь ему и хвала за это!) парня этапировали в питерскую больницу им. Ф. П. Гааза. Высокая квалификация питерских медиков, а может быть и чуть более внимательное отношение (проведение за несколько месяцев с полдесятка сложнейших операций), фактически, Арсения стали вытягивать  из могилы. Температура, державшаяся месяцами, стала спадать, постоянные боли все меньше и меньше ос-го Васильева мучают.

А-а-а-а-аууу. гражданин Григоров. Где же Ваши уверения о невозможности излечения А. В. Васильева?

Но "сейчас идет другая драма" - по медицинским показаниям Арсения должны отправить обратно в Архангельскую область (хотя это странная логика - по ст. 73  УИК, Арсений должен отбывать наказание по месту проживания - в Питере). То есть туда, где и климат похуже, и квалификация врачей оставляет желать лучшего, и с начальством у Арсения отношения не сложились...

И в этом случае, если А. Васильева увезут, вновь, за тридевять земель, есть высокая вероятность, что правозащитникам и матери НЕ удастся спасти осужденного Васильева (тьфу-тьфу-тьфу).

Во-всяком случае, о начальнике Архангельского УФСИН - г-не Киланове, давно уже ходят плохие вести.

Да и ОНК Архангельской области (во-всяком случае, её Председатель и заместитель) зарекомендовала себя как глубоко сервильная комиссия...

Остается надеяться, что руководство ФСИН РФ сможет проникнуться серьёзностью ситуации, и оставит Арсения в Санкт-Петербурге, тем более, что для этого есть законные основания - у Арсения подошел срок смены режима, иск погашен, претензий от потерпевших нет.

 

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

Петер Оборн

Петер Оборн

Главный политический комментатор газеты "Тhe Daily Telegraph"

Избиение любого задержанного или осужденного абсолютно неприемлемо и является грубым нарушением их человеческих прав.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3266 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ