Пантелеев Борис Еремеевич

Ответственный секретарь ОНК по СПб (в четвертый созыв ОНК СПб не прошел)

12345.6899@bk.ru 8-905-265-02-45
16 сентября 2014, 17:16 нет комментариев

Так что же за странности происходят в образцовой колонии № 7 Санкт-Петербурга?

Поделиться

Поступила к нам, 11 сентября, информация о том, что в учреждении ФКУ ИК-7 (т. н. Яблоневка) был избит осужденный Мокодин[1], а другой осужденный – Кыбин – вскрыл себе вены и брюшную полость в знак протеста против неправомерных действий в отношении него. В этот же день мы (члены ОНК Санкт-Петербурга Леонид Агафонов и Борис Пантелеев) выехали с официальным инспектированием в данное учреждение.

Первичная информация подтвердилась. Осужденного Кыбина мы застали в медчасти ИК-7 с окровавленными повязками на запястьях рук и на животе, он был несколько скован и растерян. От объяснений и претензий этот осужденный уклонился. Логичный вопрос – почему? Что могло послужить причиной его растерянности и нежелания говорить о наиважнейшем для него?...

Далее мы пошли в отряд № 1 (в просторечии именуемый – инвалидный отряд). Когда обратились к гуляющим в локальном участке отряда осужденным со стандартной фразой («Есть ли жалобы, заявления?») к нам сразу подошел ос-ый Мокодин. После беседы получили его письменное объяснение, кратким смыслом которого является следующее – ос. Мокодин был избит несколькими осужденными (некто Гунтян и Тереверзев) имеющих, по мнению заявителя, некий особый статус у руководства колонии, за нарушение, которое он не совершал. Впоследствие к осужденному Мокодину  приходили другие осужденные (Тикулов и некий Костя) и они, фактически, вынудили ос. Мокодина написать заявление о том, что он (ос. Мокодин) не имеет претензий к администрации и к осужденным. Угрозы Тикулова и Кости ос. Мокодин воспринимал реально. Знакомый почерк, ничего не скажешь… Также, мы удостоверились в том, что на теле ос. Мокодина есть несколько гематом на различных частях тела (в том числе – рубцовообразная гематома на правом плече…).

Произошедшее дальше было комично, грустно, симптоматично и напоминало некий театр абсурда. Зайдя в кабинет к начальнику отряда № 1, чтобы в его присутствии поставить свои подписи (как членов ОНК) под скан-объяснением ос. Мокодина, удостоверяющих факт полной добровольности в беседе с нами этого осужденного, увидели как другие осужденные (впоследствие выяснилось, один из них - тот самый Гунтян) в нашем разговоре с ос. Мокодиным не участвовавшие и не мОгущие знать о его сути, стали на повышенных модуляциях, не скрывая раздражения, размахивая руками,  говорить, что наши действия, якобы, незаконны, что  наш фигурант изложил написанное им чуть ли не под нашим давлением.

На мой взгляд, особенно странно было то, что никто из присутствовавших сотрудников администрации ФКУ ИК-7 (ДПНК Кострикин, начальник отряда и кто-то третий)  не сделали ни единой попытки эти «гневные» речи прервать – наверное в ИК-7 действительно есть некие «доверенные лица» кого-то из сотрудников, кому дозволяется то, на что другой осужденный никогда не решился бы. Например, некто Велов (осужденный под два метра ростом)  вмешался в наш разговор, без чьего-либо приглашения. Остальные осужденные даже боялись подходить к кабинету (так шепнул мне один из осужденных в локальном участке).

Закончилось все происходящее более чем странно – наше открытое предупреждение о намерении довести до компетентных органов все то, что мы услышали и увидели, так вот это наше намерение было истолковано здоровенным верзилушкой Веловым как … угроза. Более того, этот закоренелый (как можно понять из вида режима колонии) преступник заявил совершенно серьезно несколько раз, что я его, этим предупреждением, … напугал. А по окончании разговора даже сказал, что ему стало плохо. Справка – ФКУ ИК-7 является колонией строгого режима, в ней содержатся осужденные уже неоднократно судимые. Кто-то может допустить, что закоренелый преступник не является таковым, что в тюремные стены он попал второй раз случайно и имеет ос. Велов тонкую, ранимую, душевную организацию. Но мой правозащитный опыт не позволяет сделать таких допущений…

Когда разговор (и диктофонную запись его) мы прекратили, то пошли в помещение ШИЗО, ПКТ колонии. Там мы зафиксировали сразу два нарушения.

Первое – сотрудники ИК-7 (ДПНК ИК-7 Кострикин и заместитель начальника колонии по БиОР Суслов) отказались предоставить нам журнал учета водворяемых в ШИЗО, ПКТ, СУС. Пояснив, что это возможно только после нашего ПИСЬМЕННОГО запроса. Любят же некоторые сотрудники уголовно-исполнительной системы (УИС) трактовать действующее законодательство так, как нужно им.

Довожу до сведения таких вот службистов – кроме 76 ФЗ, на который так ссылаются некоторые (что само по себе, вообщем-то, хорошо) есть еще и подзаконный акт – приказ ФСИН РФ № 652, призванный разъяснить (детализировать) то, чего в федеральном законе нет. Так вот даже в этом приказе нет ни единого слова о том, что члены ОНК запросы в учреждениях УИС, при осуществлении своей деятельности, должны делать только в письменном виде. Странно и то, что некоторые сотрудники УИС даже нормативные акты своего ведомства знают не очень хорошо…

Второе нарушение заключалось в том, что некоторые сотрудники ФКУ ИК-7 стояли рядом во время беседы с осужденными, изъявившими желание беседовать с нами наедине. Один из таких сотрудников, при этом, на мое возражение о том, что он, находясь рядом, слушает о чем мы с осужденным беседуем, ничтоже сумняшеся, заявил – «А нам бируши не выдают». Здесь, также, ссылались на закон об общественном контроле (ст. 18) где говорится о том, что сотрудники УИС обеспечивают безопасность членам ОНК.

Таким образом, вроде бы обеспечивая безопасность членов ОНК некоторые сотрудники ФКУ  ИК-7, по моему мнению, сознательно и целенаправленно идут на грубейшее нарушение не только УИКа  РФ (ст. 24) в котором говорится о том, что сотрудники УИС могут членов ОНК, беседующих с осужденными, только видеть, но не слышать, но и на свой же нормативный документ - уже упоминавшийся приказ 652[2].

Все эти нарушения (равно как и зафиксированные нами гематомы на теле ос. Мокодина) мы аккуратно заносим в журнал посещения колонии членами ОНК или фиксируем иным способом. При этом следует отметить, что непредоставление нам журнала информации о происшествиях является системным в некоторых колониях УФСИН СПб и ЛО.  Например, в ФКУ ИК-6 (о чем также делаются отметки в журнале учета посещений членами ОНК СПб).

Что касается факта обнаружения гематом на теле ос. Мокодина и окровавленных повязок на теле ос. Кыбина, то мы просто не могли не написать заявление в следственные органы (начальнику ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области С. П. Умснову) с просьбой провести тщательную проверку. На наш взгляд это особенно актуально в связи с тем, что журнал учета информации о происшествиях, как уже говорил, нам не посчитали возможным предоставить…

 

Борис Пантелеев,

член ОНК Санкт-Петербурга,

ответственный секретарь комиссии



[1] Некоторые фамилии изменены

[2] Глава 3 п. 11 – «Для осуществления деятельности комиссий администрация учреждений УИС: создает возможность для бесед членов комиссии с … осужденными, в том числе предоставляет помещения для индивидуальных бесед и принятия жалоб, оснащенные необходимой мебелью, канцелярскими принадлежностями, а также оборудованные кнопкой тревожной сигнализации…»

 

 

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Какую роль в решении проблем защиты прав заключённых может сыграть гласность и мощный интернет-ресурс "ОНК.РФ"?

Петер Оборн

Петер Оборн

Главный политический комментатор газеты "Тhe Daily Telegraph"

Новый проект ОНК.РФ мне кажется очень перспективным.  Я посмотрел на новый сайт (который, я замечаю, пока находится в стадии тестирования) и всё выгладит очень профессионально и всеобъемлюще.  Особенно впечатляет открытость сайта и система прямого обращения между членов ОНК и посетителями сайта, это обязательно поможет всем лучше понимать роль и деятельность общественных наблюдательных комиссий.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3266 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ