Пантелеев Борис Еремеевич

Ответственный секретарь ОНК по СПб (в четвертый созыв ОНК СПб не прошел)

12345.6899@bk.ru 8-905-265-02-45
19 мая 2012, 11:19 10 комментариев

Разруха не в клозетах, а в головах или спешите делать добро?

Поделиться

В начале этого года, нашел в новостной ленте сообщение о том, что охранники одной из алтайских колоний забили до смерти осужденного, … пытаясь предотвратить его суицид.

 

Примерно в это же время, на сайте «GULAGU.NET» появилась информация о том, как в Архангельской ИК-28 осужденного Боброва Андрея Юрьевича избили за просьбу о медицинской помощи (более подробно - http://www.onk-ru.info/?p=8822&cpage=1#comment-13217). Писалось там и о том, что ОНК Архангельской области ни черта не делает и совершенно сервильна.

Недавно, в ответ на эту публикацию, получил следующее письмо – «…Моему сыну было 25л. Он сидел за мелкое хищение и ни разу не поднял руку на человека,но тюрьма вынесла ему смертный приговор. Из положенных 2,5 лет, он отсидел 1 год. Он умер в больнице Гааза от воспаления лёгких. Мне никто не сказал, что надо помочь лекарствами или ещё как-то.Мне и в голову не приходило, что такое может случиться! Мой сын умер в муках, хотя был нормальным, добрым парнем. Он говорил, что в тюрьме не лечат, а в больницу отправляют лишь тогда, когда человеку становится совсем плохо. Смерть в колонии — это ЧП, поэтому тянут до последнего, а если видят, что может уже помереть, отправляют в тюремную больницу им.Гааза. Проще говоря, отправляют туда не лечиться, а умирать. У нас в стране творится что-то невероятное! Не только в тюрьмах, но и в Армии такое же отношение к людям. Мужчин в стране не хватает, а их свои же убивают изощрённым способом. Я считаю, что идёт холодная война. Кому она нужна и какие преследуются цели, сказать сложно, но это похоже на Октябрьскую революцию, когда белогвардейцы убивали своих же рабочих. Гибнет-то в тюрьмах, в основном, рабочий класс. Это выгодно иностранцам, которые уже аккупируют нашу территорию со всех сторон. Непонятно только, зачем призывать женщин производить на свет больше детей?! Чтобы они подросли, а их потом на ЗОНЕ или в армии довели до смерти?! Не всех, конечно, но ОЧЕНЬ большое количество наших парней (да и девчонок) гибнет из-за беспредела в казённых учреждениях типа военских частей и тюрем. Да и родители погибших детей не редко умирают от горя раньше времени.                                                После того, как умер мой сын, я не хочу жить. Я извожу себя непосильным трудом, я каждый день плачу, потому что не уберегла своего ребёнка, не сообразила вовремя, что надо дать кому-то взятку или проспонсировать его лечение. Безжалостныелюди, которые ничуть не лучше ЗЕКов, потому что сами убивают людей, поместив их в соответствующие условия и не оказывая им помощь. Они — сами убийцы! Причём, на них — массовые убийства. Когда я приехала в больницу Гааза за справкой о смерти, увидела ещё троих вдов, у которых сыновья умерли в один день с моим сыном. Так как это понимать?! По несколько человек в день умирают? Это что? — Чистка населения от наркоманов, ВИЧ-инфицированных и убийц? А не проще ли запретить ввозить в страну наркотики и больше средств направить на нравственное воспитание людей? А то так скоро все вымрем.               А врачам и прочьему персоналу больницы Гааза, да и всем, кто прямо или косвенно причастен к людским смертям, я хочу напомнить слова из Библии: «Какой мерой мериешь, такой и тебе будет отмерено».

Не могу, пока, сказать определенно о том КАК, НАСКОЛЬКО КАЧЕСТВЕННО, работает больница им. Ф. П. Гааза сейчас (во-всяком случае, очень многих заключенных там реально вылечивают), но остановлюсь на другом.

Проблема ещё и в том, что у многих наших чиновников - слуг народа, нанятых этим народом по контракту - да, собственно, и у многих наших сограждан, менталитет прост как сознание омоновца. Мол, раз попал в тюрьму, значит, изначально и априори, законченный мерзавец и негодяй, вследствие чего, просто обязан испытывать физические страдания. В крайнем случае, у самых либерально мыслящих, существует убежденность, что зеку в тюрьме должно быть максимально некомфортно.

Неудивительно, что, по опросам социологов центра Левады, добрая половина россиян выступает ЗА возвращение в России смертной казни (и это в стране, где в каждой третьей семье есть или бывший или нынешний репрессированный или судимый?!).

Очевидно, многие года татарского ига, крепостничества царского и коммунистического, уничтожение большевиками Церкви (именно в таком смысле - с большой буквы) все это вместе и дало тот винегрет в головах и душах россиян.

Для нас, теперь, лишение свободы, это тьфу какое-то. Особенно, если, по нашим, россиянским, меркам, ненадолго - года на два, на три. А, если в тюрьме, ещё и бить не будут, телевизор дадут смотреть, хотя бы пару часов в день, кормить будут сносно, в шизняк будут сажать не за расстегнутую пуговицу, и врач даст таблетку не только от головы, но и от живота, так это вообще будет санаторий, а не тюрьма.

Может быть поэтому-то, одному больному заключенному, перенесшему тяжелейшую операцию, которому не хватало обезболивающих средств, и выползшему, недавно, из палаты больничной, с криками от боли, попытались оформить сей отчаянный шаг, как нарушение режима?

Все же, не устаю повторять - мы все, в той или иной  степени, совки.

Просто в ком-то этой совковости на самом на донышке и он эту гнусь вычерпывает, выдавливает из себя ежечасно, ежеминутно, ежесекундно. А в ком-то её выше крыши и ему вполне комфортно.

И, на мой взгляд, по этой же причине у многих надзирателей напрочь отсутствует какая-либо инициативность, культура (правовая, любая другая), ответственность, осознание себя самого именно как госудАрева человека. Не как барина, местного князька ("Что хочу, то и ворочу") а как должностного лица, отвечающего, со всею честностью, за вверенный ему участок  работы.

Именно поэтому, думаю, многим надзирателям или совершенно незнакомы, или в диковинку слова Федора Петровича Газа, именем которого названа вышеупомянутая больница – «Спешите делать добро!»…

Комментарии

В прошлом году я слышала обещания Президента г-на Медведева Д.А. пресечь порочную практику отправления жалоб на рассмотрение и для предоставления ответа в то ведомство, на которое жалуется человек. Не знаю, имел ли он в виду нарушения в любой сфере жизни или выборочно, но в системе ФСИН эта проблема стоит особенно остро. Хочется, чтобы ЧП разбирались не по факту смерти или вопиющих нарушений, а предотвращали насилие и убийства в системах МВД и ФСИН. В противном случае последующая работа даже правозащитников, которые не жалеют ни сил, ни времени, ни здоровья, бьются, как рыбы об лед, борясь с нарушениями, зачастую похожа на простой мониторинг событий по стране и констатацию фактов.
Не устану повторять, что надо запретить порочную практику прессования человека и наказывать Администрацию ИК за шельмование и преследования различными методами (ШИЗО, СУС, ЕПКТ, перебросками из камеры в камеру, "незастегнутыми пуговицами" и "неласковыми взглядами в сторону начальства",через зэковский актив путем неправомерных и негласных приказов) тех, кто обратился за помощью в ту или иную инстанцию по поводу нарушений прав или неоказания мед помощи. Век информационных технологий! Видеосуды уже проводятся. ФСИНу проводить и видео конференции из ИК по поводу нарушений прав заключенных с полной гарантией их безопасности отбывания наказания в последующем.

Тут дело, конечно, и в людях, которые молчат, это и сами заключенные, и их родственики, из опасения, что подвергутся всякого рода воздействию или и вовсе убьют. Вот мать или отец десять раз подумают, кричать о нарушениях, или молчать, чтобы потом достало сил нести крест вины за убитого или замученного сына. А за требования по соблюдению прав заключенных нервы будут мотать всеми доступными и недоступными средствами и по всем фронтам: ментовским, средствами секций дисциплины и порядка, зэковского актива, прессхатами, ресурсами Администрации колонии, и проч и проч. Не у всякого может хватить на это здоровья, силы духа. Но чем больше люди будут молчать, тем дольше это будет продолжаться.

Ну вот теперь у нас инвалидность и бесконечное лечение результатов общения с садистами  в погонах. Этим событиям более 10 лет. Конечно, в возбуждении уголовного дела по факту получения инвалидности в результате действий милиции нам отказали, как и по другим побоям. К сожалению, тогда я не была знакома с «Комитетом за гражданские права», да и шок был слишком сильным, не знала, куда и к кому обращаться, раз даже в прокуратуру (наивная!) бесполезно. Я не знаю, работают ли сейчас те люди. Хотелось бы, чтобы нет, но в том отделении до сих пор применяют жесткие меры, об этом слышала в 2012 году. Нужны тотальные проверки всех отделений полиции по всей России, не только в Татарии. Работа в тех отделениях ничем не отличается от каких-либо других в любом городе России.
Не знаю, осознают ли они, что рискуют захлебнуться от крови и собственной жестокости. Кажется это понял главный генерал палачей и садистов, что стал взывать к деятелям культуры: "Научите полицаев человеколюбию!»? Это скольких же надо было убить и запытать, чтобы наконец-то свершилось это "судьбоносное награждение", которое, вероятнее всего, по мнению компетентных людей, гвоворит скорее не о заслугах, а о скорой отставке?! Хотя что им опасаться отставки? Чем большее количество убьют, тем в более удобное и «теплое» кресло сядут. Тот же Татарский МВДэшник... Как до них докричаться? Хочется, чтобы это положение изменилось здесь и сейчас, а не в абстрактном невообразимом будущем.

Прочла кооментарий и письмо женщины, потерявшей сына.
Никак не могу справиться с чувствами самыми разными, хотя давно знаю, как там и что. Очень хорошо понимаю эту женщину, т.к. сама от депрессии не избавилась до сих пор, и вряд ли уже смогу. Моя ситуацию чуть-чуть легче хотя бы в том, что мой сын жив.
Сначала в застенках нашего полицай-гестапо его сделали инвалидом, правда опер сказал, что не рассчитал удар - выбил селезенку. Опреация по удалению селезенки. Потом еще больница после задержания: сотрясение мозга, тупые травмы живота, множественные ушибы - операция по удалению аппендикса. Затем уже провокация прыжка с 5 этажа. И хоть зам начальника оперчасти и кричал: "Что б он вам сдох!", но сын не сдох, выжил, хотя в возбуждении уголовного дела против незаконных дел оеперов нам отказали, т.к. все свидетели, кто был с ним в тот момент, были запуганы, также были предупреждены и все жильцы дома, чтобы держали рот на замке (по всем квартирам бегал этот зам начальника оперчасти). Я в тот момент лежала в больнице и о том, что происходит под окнами нашей квартиры, не видела. Конечно, меня никто не искал и психолога-переговорщика под окнами не было. Уголовного дела на сына в тот момент никакого возбуждено не было, как и в двух других случаях избиения, как и разрешительных документов на штурм квартиры у ментов...

"Что касается опроса по поводу гуманизации системы, то слишком сужен круг вопросов: если поговорить с людьми в очередях, то в основном мнение такое, что о гуманизации как-то говорить странно, когда происходят избиения, неоказание медпомощи, пытки, само содержание и отношение внутри ИК пыточные, сами сотрудники в приватных беседах говорят, что установка на то, "чтобы было настолько плохо в тюрьме, чтобы не возвращались, да, условия приближены к пыточным". Так почему нет вопроса: "Считаете ли вы, что происходит геноцид против собственного населения
(или чистка, избавление от баласта)?" А предложенные три вопроса для анализа производимой реформы не совсем точно отражают истинную картину. О гуманизации, на мой взгляд можно будет говорить тогда, когда поменяется отношение к контингенту в сторону коррекции личности при помощи работы психологов, что там все-таки люди, а не скоты, на работу по социализации в общество, создание в зонах рабочих мест в том объеме, какой требуется, и с нормальной оплатой труда, а не превращать их в рабов, отрабатывающих еду, чтобы и себя содержали, и семьям своим помогали, смешно, но как было в советское время - зона при больших промзонах заводов и др. промышленных предприятий. А сейчас происходит многолетняя ресоциализация с многолетним научением ничегонеделания. Человек (в массе своей) вообще перестает уметь чего бы то ни было, да еще и пыточные условия с собачьим отношение, так кого общество может ждать оттуда?
Справедливости ради надо сказать, что какие-то начинания есть, но они настолько ничтожны, что пока негатив сжирает эти маленькие ростки положительного. А добиться медицинской помощи - нужно затратить столько сил, сколько не бывает у человека".

Желательно вообще убрать такое понятие, как тюремная медицина. Представляется, что термин «медицина» должен и может нести только одну смысловую нагрузку. Сама прибавка к этому слову «тюремная...» предполагает измение в подходе к больному, что зачастую и происходит в реальности. А борьба за здоровье и требования по соблюдению этих прав воспринимаются как наглость со стороны зэка.
И, конечно, пока тюремные больницы остаются, необходимо учесть особые условия работы медиков, в обязательном порядке доплачивать им коэффициент за эти особые условия. Все-таки есть надежда, что сдвиги с мертвой точки есть, намерения по исправлению системы у некоторых начальников ФСИН есть. Будем надеяться... Надежда в тюрьме умирает последней?

И за эти обращения и просьбы об оказании медицинской помощи, вероятно, в качестве помощи в лечении и выписывают наказания за «незастегнутые пуговицы», «неласковые взгляды» в сторону начальства, и отправляют в ШИЗО или в СУС, и от проверяющего прокурора прячут (правда, прокуроры не ищут, в основном, «ручные» прокуроры оказываются), не говоря о местной ОНК. Пришлось столкнуться... Это не защита прав заключенных, это еще одна подструктура УФСИН (мягко говоря), может быть они активно и много помогают освободившимся, не могу судить, но тем, кто за решеткой - только обманутые надежды и ожидания и дополнительный психологический стресс.
Ну как тут защититься от правозащитников и просьб родственников? Конечно, обвинить в симуляции, наглости, нескромности требований... И это только за то, что не хотят тихо в муках умереть, за то, что родственники не дают покоя со своми просьбами о квалифицированном лечении и жалобами во все инстанции на нарушения.

Есть и честные врачи, которые пытаются исправить положение вещей, говорить правду о положении тюремной медицины, делают все, что в их силах на той материально-техничксой базе. Но правду говорить об оснащенности больницы и кадровой укомплектованности опасно, т.к.  в ответ сразу получишь либо выговор, либо отставку, а людям тоже надо где-то работать, чем-то кормить своих детей, вот потому на всех уровнях зачастую и звучит стандартный ответ: «Медицинская помощь оказывается в полном объеме»! И не важно, что от такой медицинской помощи температура не падает в течение полугода, что отказывают другие органы, что от боли заклывает уши и темнеет в глазах... Ничего человек не требует сверх определенного режимом, только вот умирать не хочет...

Что касается тюремной медицины. Лучше, конечно, лечить заключенных на в тюремных больницах, а в гражданских, где и диагноз ставить. Дело в том, что психология многих тюремных врачей мало чем отличается от психологии тех же охранников. Они во всем видят симуляцию болезни и желание спрятаться в больницу из барака. Не всегда верят, что боль действительно сильная...И не важно, что порой это имитация лечения (особенно в медсанчастях ИК), если оно вообще есть, изображение процесса, а о результате и речи не идет в силу разных причин: нет материальной базы, не хватает квалифицированных специалистов, не говоря уже о том, что не всегда можно и попасть ту же медсанчасть, и перевязку тебе никто из медиков делать не будет, сам справишься..., или просто на тебя никто не обращает внимания, и все твои просьбы уходят в песок. И настолько привыкли так работать, что искренне недоумевают, «что же вам еще надо, мы же положили человека в больницу...», когда такое происходит. А человеку хочется ощутить не процесс, а увидеть результат. Не хочется умирать от тех болезней, которые можно вылечить.

Ярэма Алексей 19 мая 2012, 15:30

В этой стране говорить о "тюремной медицине" как-то даже неудобно... :(
В стране, где в XXI веке реальный режим в тюрьмах и лагерях аналогичен сталинскому. Где "следствие" ведётся методами гитлеровской тайной полиции, а показания выбиваются если не самими операми и следователями - то уголовниками в "пресс-камерах", во множестве имеющихся в каждой тюрьме. Где по полной программе применяются самые изощрённые пытки, перед которыми россказни про "Абу-Грей" кажутся детскими шалостями. Где международная Конвенция о предупреждении пыток существует лишь для "впаривания туфты" иностранцам. Где, как и 80 лет назад, в пенитенциарных учреждениях правят не столько тюремщики, сколько матёрые уголовники и бандиты, в соответствии с принятыми в их мерзкой среде "понятиями"...
Тут уж не до жиру :(

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Меркачева Ева Михайловна

Меркачева Ева Михайловна

Журналист, заместитель председателя ОНК Москвы

Проект против пыток и коррупции Gulagu.net  сделал то, во что даже трудно поверить. Он объединил тысячи людей в борьбе против произвола в тюремной  системе.  О проекте знают в каждой колонии и в каждом СИЗО, и попасть "на карандаш" блогеров  для многих тюремщиков означает потерять авторитет и, возможно,  даже работу и порой - свободу.  Gulagu.net читают люди в ФСИН, в Кремле, его изучают граждане, живущие за рубежом, в том числе журналисты с мировым именем.  Мне известны случаи, когда после публикации на сайте возбуждались уголовные дела, задерживались коррупционеры, освобождались наконец невиновные.   Многие жалобы заключенные пишут сначала сюда, а потом уже в ОНК. Это говорит о высочайшем уровне доверия, о том, что арестанты знают - их просьбу о помощи не оставят в стороне. 
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3204 обращения
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ