Хабибрахманов Олег Ильдарович

Зам. председателя

x.b@list.ru 8 (831) 433-14-04; факс: 433-14-04
26 июня 2013, 00:40 1 комментарий

21 июня 2013 года в ФКУ ИК-1 ГУ ФСИН РФ по Нижегородской области состоялось выездное заседание Совета при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека.

Поделиться

СПРАВКА

21 июня 2013 года в ФКУ ИК-1 ГУ ФСИН РФ по Нижегородской области состоялось выездное заседание Совета при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека. Заседание было посвящено ситуации в ИК-1 ГУФСИН РФ по Нижегородской области, откуда поступили многочисленные жалобы осужденных на незаконное применение к ним физической силы в ходе проведения обысковых мероприятий.

Руководил заседанием председатель Совета Михаил Федотов. В заседании приняли участие: заместитель директора ФСИН России генерал-майор Анатолий Рудый, члены Общественной наблюдательной комиссии, члены ОП РФ, руководство ГУФСИН по Нижегородской области, представители СУ СК РФ по Нижегородской области и прокуратуры Нижегородской области.

В ходе заседания участниками были изучены материалы проверки, проведенной членами ОНК по Нижегородской области, были осмотрены помещения штрафного изолятора. Также были проведены беседы с осужденными, подававшими жалобы в ОНК, и с сотрудниками исправительной колонии и ГУ ФСИН, принимавшими участие в проведении обысковых мероприятий.
Представители администрации ИК-1 не подтвердили применение насилия, а сам факт наличия телесных повреждений и поступившие жалобы объяснили тем, что это провокация, направленная на дезорганизацию работы учреждения, о чем у них имеется оперативная информация. Надзирающий прокурор несколько раз выступал с негативными характеристиками на осужденных, обратившихся в ОНК с жалобами.

По результатам заседания представители ФСИН России и представители правоохранительных органов пришли к выводу, что факт применения физической силы в отношении осужденных не может считаться установленным, и что окончательные выводы могут сделать только органы следственного комитета и прокуратуры. Однако было признано, что в действиях сотрудников ГУФСИН усматриваются многочисленные признаки дисциплинарных проступков, за совершение которых должностные лица ГУФСИН будут привлечены к дисциплинарной ответственности.

Члены ОНК по Нижегородской области абсолютно солидарны с выводами, касающимися многочисленных нарушений, допущенных офицерами ГУФСИН в ходе проведения мероприятий в ИК-1. На наш взгляд, должностными лицами не были предприняты действия и выполнены требования нормативных актов, соблюдение которых исключило бы как возможность незаконного применения физической силы в отношении осужденных, так и возможную провокацию со стороны осужденных.
К таким нарушениям можно отнести следующие действия (бездействие):

1. Руководил действиями отряда специального назначения исполняющий обязанности начальника оперативного управления ГУФСИН РФ по НО, в то время как, согласно приказу директора ФСИН России, в колонию вместе с подразделением специального назначения должно выезжать должностное лицо рангом не ниже заместителя начальника территориального органа исполнения наказаний.
2. Не осуществлялась видеозапись специального мероприятия.
3. При проведении мероприятия не присутствовал надзирающий прокурор.
4. Не производилась фиксация записи стационарных камер видеонаблюдения, установленных в ПКТ и ШИЗО.

Кроме того, члены ОНК также пришли к выводу, что государственными должностными лицами, на наш взгляд, умышленно, были совершены действия (допущено бездействие), которые привели к существенному затруднению расследования жалоб на применение незаконного насилия:

1. Одна из камер видеонаблюдения, как раз та, которая расположена в месте предположительного избиения, во время проведения специального мероприятия была развернута объективом в стену.
2. Лица сотрудников специальных подразделений были закрыты масками, а на форменной одежде отсутствовали какие-либо идентифицирующие знаки, что делает невозможным установление конкретного лица, подлежащего привлечению к ответственности.
3. Медицинское освидетельствование осужденных было проведено лишь спустя несколько дней после происшествия, а телесные повреждения описаны таким образом, что в ходе проведения судебно-медицинской экспертизы будет очень сложно установить точную дату образования телесных повреждений и механизм их образования (не указана точная локализация, размеры, цвет и т.д.).
4. После происшествия не были вызваны сотрудники Следственного комитета РФ, а доследственная проверка проводилась силами подразделений ГУФСИН по Нижегородской области, что является грубейшим нарушением установленного Европейским судом по правам человека принципа независимости расследования. Фактически расследование проводилось тем государственным органом, на действия должностных лиц которого были поданы жалобы. Это также привело к несвоевременной фиксации телесных повреждений, непроведению такого важного следственного действия, как осмотр места происшествия, а также к тому, что заявители не были допрошены с разъяснением им норм УК РФ об уголовной ответственности за заведомо ложный донос и дачу заведомо ложных показаний. Последнее обстоятельство, на взгляд ОНК, также повлияло на то, что многие осужденные в дальнейшем отказались от своих показаний либо изменили их.
5. Надзирающий прокурор фактически проигнорировал ситуацию в исправительной колонии, нарушения при проведении обыска и при проведении дальнейшей проверки своевременно не выявил, эффективных мер прокурорского реагирования не предпринял.
6. Члены ОНК также не исключают, что на заявителей оказывалось психологическое давление с целью понудить их к отказу от своих показаний или к изменению их. Об этом свидетельствует не только многочисленные факты отказа, но и прямые сообщения осужденных о давлении на них и поступающих угрозах о переводе их в ЕПКТ (место строгой изоляции) ИК-14. Эта угроза осужденными была воспринята реально, так как трое осужденных действительно были переведены в ИК-14 и водворены в ЕПКТ, где они сразу же под видеозапись дали пояснения, что телесные повреждения они нанесли себе сами. Со слов осужденных, эта видеозапись была им продемонстрирована администрацией ИК-1 в качестве доказательства реальности угроз.

На основании анализа всех указанных выше обстоятельств, а также с учетом позиции Европейского суда по правам человека, чья юрисдикция признана Российской Федерацией, члены ОНК пришли к следующему выводу.

Европейский суд установил, что в случае подачи обоснованной жалобы от лиц, находящихся под юрисдикцией государства, в отношении государства действует принцип презумпции виновности. То есть именно на государстве лежит бремя доказывания невиновности своих должностных лиц. Данный принцип основан на том, что граждане, находящиеся в местах лишения свободы не имеют полноценной возможности самостоятельно собирать и закреплять доказательства, особенно, когда речь идет о нарушениях, предположительно допущенных администрацией места лишения свободы.

Доводы администрации ИК-1 о том, что телесные повреждения и последующее обращения в ОНК является частью провокации, члены ОНК не могут воспринять в качестве доказательств, так как информация является «оперативной» и сам факт ее наличия, а также ее достоверность ничем не подтверждается.
Негативная характеристика осужденных, данная надзирающим прокурором, также не была принята в учет членами ОНК, так как личностная характеристика осужденного не может являться оправданием применения незаконного насилия, а также никак не опровергает жалобы осужденных.

На взгляд членов ОНК (в частности Олега Хабибрахманова и Натальи Жуковой), в данном конкретном случае жалобы осужденных следует считать обоснованными, так как они подтверждены наличием телесных повреждений, а доказательств невиновности должностных лиц ГУФСИН России по Нижегородской области участникам выездного заседания Совета при Президенте России по развитию институтов гражданского общества и правам человека представлено не было. Следовательно, несмотря на то, что не установлены конкретные лица, незаконно применившие насилие, и принцип презумпции невиновности, закрепленный в Конституции России, не позволяет сделать вывод о совершенном конкретным должностным лицом преступлении, уже на данном этапе, не дожидаясь официальных выводов органов предварительного расследования, которые вряд ли будут руководствоваться нормами международного права, можно утверждать о нарушении государством в лице неустановленных должностных лиц ГУФСИН РФ по Нижегородской области Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, а именно статьи 3 Конвенции «Запрет пыток».


Члены ОНК по Нижегородской области
Хабибрахманов О.И.
Жукова Н.С.

Комментарии

сидоркин игорь валерьевич 23 октября 2014, 14:35

ИК 1 нижегородской области опять беспредел со стороны сотрудников администрации. Осужденные режут себе вены. Это когда нибудь прекратиться!? Примите же меры!

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Пронин Дмитрий Евгеньевич

Пронин Дмитрий Евгеньевич

Координатор Gulagu.net, член ОНК Московской области

Я считаю, что законы Российской Федерации для всех граждан равны и их нужно соблюдать, тем более тем кто служит в ФСИН и МВД, они - лицо государства. И только реальный и честный общественный контроль может поменять неблагоприятную ситуации в ИК, СИЗО, ИВС и отделах полиции.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3289 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ