Бабушкин Андрей Владимирович

Член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (руководитель постоянной комиссии по содействию ОНК и реформе пенитенциарной системы)

stenlilimited@bk.ru 8 (901) 519-62-40
22 января 2016, 01:33 нет комментариев

По дороге в Гос Думу поправки к закону об общественном контроле кастрировали...

Поделиться

Почему членам СПЧ отказали в праве посещать тюрьмы...

Президент знать не должен?

Скандал вокруг пакета поправок в законодательство об общественном контроле за местами принудительного содержания набирает обороты. Документ стал перчаткой, брошенной Правительством РФ не только обычным членам ОНК (общественно-наблюдательных комиссий), но и членам СПЧ (Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека). Обещанное им право посещать тюрьмы в законопроекте так и не было прописано. Совет по правам человека при президенте, грубо говоря, кинули.

Напомним, что проект поправок был разработан Минюстом и внесен в Госдуму накануне нового года. В четверг, 14 января, он уже будет рассмотрен на профильном комитете ГД. Члены ОНК уже высказали свое отношение к документу, заявив, что если он будет принят в таком виде, то сама идея общественного контроля умрет. И вот пришла очередь высказаться членам СПЧ. Они ведь почти два года доказывали, как важно им получить право свободного доступа в ИВС, СИЗО и колонии, чтобы видеть объективную картину. Власть обещала: «Все получите!» Получили кукиш. Но так ли вообще нужно членам СПЧ бывать за решеткой, если право на это уже есть у членов ОНК, которые формируются в каждом регионе.

— За последние годы многие ОНК потеряли свою независимость, — говорит основатель социальной сети Gulagu.net Владимир Осечкин. — Административный ресурс и руководители региональных управлений силовых госорганов сделали все для этого. Во многих регионах экс-силовики — в прошлом начальники тюрем и колоний — сами возглавили наблюдательные комиссии, придав их деятельности декоративный характер. Яркий пример: ОНК Вологодской области возглавил экс-начальник колонии для пожизненно осужденных. Те немногие правозащитники, которые осмеливаются заявлять о фактах пыток и коррупции, — молниеносно подвергаются давлению. А наделение членов СПЧ правами федеральных наблюдателей, конечно, усилило бы позиции правозащитников, поддержало бы тех немногих, кто пока еще продолжает бороться с произволом. Наглядный пример — массовая акция протеста в копейской колонии №6: именно благодаря поездке туда членов СПЧ были вскрыты факты пыток и коррупции.

Вообще сейчас члены СПЧ попасть в тюрьмы могут, но только с разрешения генералов ФСИН. А те его дают отнюдь не всем и не всегда.

— Меня не пускали в колонии Свердловской и Тамбовской областей, — говорит член СПЧ Андрей Бабушкин. — Были случаи, когда сначала вроде бы разрешали, я приезжал, а двери так и не открывали. В итоге простоял на морозе много часов и вернулся в Москву ни с чем.

Самый показательный случай был в прошлом году, когда главу СПЧ, советника президента Михаила Федотова не пустили в «Лефортово» к фигурантам по делу об убийстве Немцова. Почему? Не потому ли, что Федотов после посещения мог подготовить отчет напрямую президенту?

— Силовой блок сегодня имеет мощное влияние на Старую площадь и Госдуму, и, очевидно, важная инициатива допуска членов СПЧ была просто заблокирована, — говорят в совете. — Силовики не хотят быть под общественным контролем и боятся, что президент из первых рук от своих экспертов будет получать информацию о реальном положении дел в тюрьмах. Ведь в отличие от членов ОНК (которых зачастую никто не слышит) каждый член СПЧ имеет выход на главу государства.

Ева Меркачева

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Меркачева Ева Михайловна

Меркачева Ева Михайловна

Журналист, заместитель председателя ОНК Москвы

Проект против пыток и коррупции Gulagu.net  сделал то, во что даже трудно поверить. Он объединил тысячи людей в борьбе против произвола в тюремной  системе.  О проекте знают в каждой колонии и в каждом СИЗО, и попасть "на карандаш" блогеров  для многих тюремщиков означает потерять авторитет и, возможно,  даже работу и порой - свободу.  Gulagu.net читают люди в ФСИН, в Кремле, его изучают граждане, живущие за рубежом, в том числе журналисты с мировым именем.  Мне известны случаи, когда после публикации на сайте возбуждались уголовные дела, задерживались коррупционеры, освобождались наконец невиновные.   Многие жалобы заключенные пишут сначала сюда, а потом уже в ОНК. Это говорит о высочайшем уровне доверия, о том, что арестанты знают - их просьбу о помощи не оставят в стороне. 
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3266 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ