Бабушкин Андрей Владимирович

Член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (руководитель постоянной комиссии по содействию ОНК и реформе пенитенциарной системы)

stenlilimited@bk.ru 8 (901) 519-62-40
10 февраля 2017, 14:24 нет комментариев

С кем Вы, Геннадий Александрович?

Поделиться

Директору ФСИН России
Г.А. Корниенко

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО.

Уважаемый Геннадий Александрович!

В ноябре 2016 года вся страна узнала о том, что в исправительной колонии № 7 УФСИН России по Республике Карелия к осужденным применяется чрезмерное насилие, которое, по мнению правозащитников, носит характер пыток.

В декабре 2016 года Президентский Совет по правам человека принял решение о посещении колоний и СИЗО  Карелии.
В начале февраля 2017 года, за несколько дней до поездки стало известно о том, что ФСИН России принято беспрецедентное  решение о недопуске членов Президентского Совета в карельские колонии и СИЗО.

История посещения представителями российского гражданского общества российских тюрем насчитывает 2 столетия. В 1819 году по инициативе министра просвещения кн. А.Н. Голицына и английского правозащитника Джона Веннинга было создано Попечительское о тюрьмах общество.  Как и Совет по правам человека, Общество находилось  под покровительством высшего должностного лица страны – в то время Императора. Вместе с членами Общества в тюрьмы пришли книги, медикаменты, прекратились издевательства над заключенными и казнокрадство.
В середине 1990-х годов, когда до создания Общественных наблюдательных комиссий оставалось еще более десятилетия, сотни волонтеров  десятков  правозащитных организаций  посещали колонии и СИЗО в почти половине регионов страны. Это было время, когда не было денег на ремонт камер и общежитий, а сотрудники, оказавшись перед выборов – получить зарплату или накормить заключенных добровольно шли на то, чтобы часть своей зарплаты направить на питание заключенных. Правозащитники 1990-х годов посещали учреждения УИС не ради развлечения: они сыграли огромную роль в том, что российская уголовно- исполнительная система была передана Минюсту, были защищены права не только заключенных, но и сотрудников, улучшилось финансирование пенитенциарной системы, снизилась смертность и численность заключенных,  в большинстве учреждений прекратилась практика жестокого обращения с заключенными. Я думаю, что не ошибусь, написав, что открытость российской пенитенциарной системы середины 1990-х годов перед гражданским обществом, доверие общества  к тогдашним руководителям ГУИН стало важнейшим фактором, который позволил не допустить социального взрыва в российских тюрьмах.

Право представителей гражданского общества на посещение учреждений ФСИН закреплена в Федеральном законодательстве.  Как журналисты, так и иные лица вправе посещать учреждения УИС по специальному разрешению администрации этих учреждений и органов либо вышестоящих органов. Так гласит часть 3 ст. 24 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации.  Президент, прокурор, депутаты, члены ОНК вправе посещать без разрешения. Иные лица, в т.ч.  члены СПЧ – по разрешению.
Наверное, должны быть какие –то критерии, на основании которых Вы и подчиненные Вам должностные лица, принимают решения о том, кого в колонии впустить, а кому – отказать.

Вряд ли я ошибусь, если  скажу, что такими критериями должно  стать наилучшее  и наиболее полное соблюдение прав человека (этого требует ст. 18 Конституции РФ), достижение целей наказания (а их три – исправление осужденного, не допущение совершения им нового преступления, достижение социальной справедливости), обеспечение общественной безопасности, защита  прав потерпевших, защита общественных интересов.

Если исходить из этих критериев, то не мы должны были бы просить Вас пустить нас в карельские колонии, а Вы   должны были просить нас найти время,  и хотя бы день, хотя бы пару часов  провести в них, чтобы независимым взглядом увидеть нарушения и помочь Вам их устранить.

Удивлен и огорчен тем, что у Вас оказались совсем иные критерии относительно того, кого пускать в учреждения, а кого – нет.

Впрочем, не исключено , что наши и Ваши цели не совпадают.

Наши цели просты:

  • снизить уровень коррупции в УИС;
  • не допускать, чтобы  в вверенных Вам учреждениях применялись пытки, жестокое обращение и наказание;
  • снизить уровень послетюремного рецидива;
  • обеспечить достижение целей уголовного наказания.

Если наши цели совпадают,  то Вам еще не поздно исправить ошибку.

Если наши цели настолько различны,  что  члены Президентского Совета  рассматриваются Вами, как угроза ставящимся Вами целям, то прошу Вас  проинформировать меня о мотивах  Вашего решения о недопуске  членов СПЧ в колонии УФСИН России по Республике Карелия, других  многочисленных отказах членам СПЧ в допуске в учреждения ФСИН России.

Хочется верить, что меняя курс на открытость российских тюрем, и создавая в них условия для пыток и беспредела, Вы  понимаете, что принимаете важное историческое решение, которое повлияет на судьбы и благополучие многих миллионов людей, и более того -  обеспечит Вам  в глазах Ваших  собственных сотрудников и потомков совершенно определенную историческую оценку.         
И все –таки я надеюсь, что  в борьбе за права человека, эффективную тюрьму, защиту прав заключенных, сотрудников, потерпевших мы с Вами  союзники, а не оппоненты.

С искренним уважением,
А. В. Бабушкин

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Какую роль в решении проблем защиты прав заключённых может сыграть гласность и мощный интернет-ресурс "ОНК.РФ"?

Петер Оборн

Петер Оборн

Главный политический комментатор газеты "Тhe Daily Telegraph"

Новый проект ОНК.РФ мне кажется очень перспективным.  Я посмотрел на новый сайт (который, я замечаю, пока находится в стадии тестирования) и всё выгладит очень профессионально и всеобъемлюще.  Особенно впечатляет открытость сайта и система прямого обращения между членов ОНК и посетителями сайта, это обязательно поможет всем лучше понимать роль и деятельность общественных наблюдательных комиссий.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3200 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ