12 апреля 2016, 00:34 нет комментариев

"Грани времени" с участием Владимира Осечкина: кто заменит Эллу Памфилову?

Поделиться

Госума России намерена рассмотреть вопрос о назначении нового уполномоченного по правам человека – вместо ушедшей в Центризбирком Эллы Памфиловой – 22 апреля. Фракции верхней палаты парламента выдвинули уже 5 кандидатов.

Пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков сообщил, что в этот раз президент не воспользуется правом выдвигать кандидата на пост уполномоченного по правам человека.

Возможных претендентов на пост главного омбудсмена России обсуждают правозащитники Валентин Гефтер, Людмила Кузьмина (Самара), Владимир Осечкин (Канада) и один из кандидатов - Олег Смолин, депутат Госдумы, фракция КПРФ.

Ведущий – Владимир Кара - Мурза - старший.

Владимир Кара-Мурза-старший: Государственная Дума России намерена рассмотреть вопрос о назначении нового уполномоченного по правам человека – вместо ушедшей Эллы Памфиловой – 22 апреля. Фракции верхней палаты парламента выдвинули уже пять кандидатур.

Пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков сообщил, что в этот раз президент не воспользуется правом выдвигать кандидата на пост уполномоченного по правам человека.

Возможных претендентов на пост главного омбудсмена и что мы хотим от этого института – эти темы мы сегодня обсудим с нашим гостем - правозащитником Валентином Гефтером, исполнительным директором Института прав человека.

Валентин Михайлович, удивило ли вас, что Эллу Александровну пригласили в Центризбирком, но никем не подстраховались на ее предыдущем посту омбудсмена? Что-то не похоже на нынешнюю кремлевскую администрацию.

Валентин Гефтер: Можно с разных сторон на это посмотреть. Мне кажется, дело в том, что это не столь значительное место, которому администрация уделяет большое внимание. И это, конечно, плохо. Не то что я очень бы хотел, чтобы кандидат от администрации безальтернативно стал новым омбудсменом. Но это говорит об отношении верховной власти и остального чиновничества к тому, что представляет собой уполномоченный по правам человека, как институт, а не как отдельно взятая личность. Конечно, жаль.

С другой стороны, можно сказать, что в этом и есть демократия. Вообще это прерогатива Думы. Это конституционное лицо, которое после президента, премьера и председателей палат парламента, предположим, следующее по значимости. И раз это прерогатива Думы, зачем исполнительной власти и даже гаранту Конституции вмешиваться в процесс избрания оптимального человека на этот пост? Это две стороны одной медали.

А мне важнее всего даже не то, что администрация не участвует в этой предвыборной гонке, важнее другое. Мне кажется, что чем дальше, а после Ковалева, Миронова, Лукина и Памфиловой это будет уже пятый омбудсмен, это становится результатом выбора политических групп, партий из довольно ограниченного набора типов людей.

Я хочу сказать, что остается большое поле вне этого рассмотрения. Я приведу две личности, которые мне, например, внутренне очень симпатичны. Это уполномоченный в регионе, один из лучших уполномоченных и очень уважаемый человек, кстати, с немалым опытом работы в исполнительной власти, она была вице-губернатором. Это Татьяна Ивановна Марголина из Перми. Ее выдвинули питерские правозащитники. Но мы понимаем, что она не может составить конкуренцию "тяжеловесам" думского уровня. Кроме регионального уполномоченного с большим опытом конкретной работы и по социальным вопросам, по всяким, и как уполномоченный, и как вице-губернатор, очень симпатичный, обаятельный человек, импонирующий по взаимоотношению с людьми.

И другой человек, которого я знаю меньше, но он совсем из другой сферы – это бывший судья Европейского Суда по правам человека Анатолий Иванович Ковлер, профессор. Первые омбудсмены в Восточной Европе, в частности польские в начале 90-х годов, были из среды именно профессоров-юристов. Потому что было очень важно при становлении правового государства показать уровень понимания права и прав человека, идущее оттуда. А уж тем более теперь, в наших условиях (не будем сейчас оценивать, какое у нас правовое государство), когда человек с долголетним опытом судьи Европейского Суда по правам человека, очень хорошо понимающий не только российские реалии, не только дела против России, которые рассматривались с его участием, но который хорошо понимает общеевропейский правовой и правочеловеческий контекст.

Там даже не рассматриваются люди из этих двух сред, а выбираются члены фракций. Может быть, уважаемые люди, более-менее компетентные. Но вот что странно. Три так называемые оппозиционные партии выдвинули своих кандидатов. А что, "Единой России" безразлично, как будут защищаться права российских граждан на этом посту?.. Ну, это риторический вопрос.

Владимир Кара-Мурза-старший: Давайте дадим слово правозащитнику Людмиле Кузьминой, мы ее знаем как главу Ассоциации "Голос-Поволжье".

Людмила, кто должен быть омбудсменом – профессиональный юрист или ученый, или практикующий судья?

Валентин Гефтер: Практикующий судья не может быть – по статусу.

Людмила Кузьмина: Это должен быть ученый, понимающий фундаментальные основы прав человека. Меня пугают выдвижения от политических фракций, я их воспринимаю как "места для пенсионеров" или "места для отдыха". Мне видится человек с пониманием фундаментальных основ прав человека, общеевропейских ценностей, но еще и с наличием практического опыта. А к практическому опыту я бы не отнесла опыт депутатов Государственной Думы. По крайней мере, у тех, кто выдвинут сейчас фракциями.

Татьяна Ивановна Марголина, а мне еще близка Ирина Анатольевна Скупова, которая была в Самарской области два срока уполномоченным по правам человека, - мне бы они были гораздо ближе на этой должности.

Владимир Кара-Мурза-старший: А сейчас с нами на связи правозащитник Владимир Осечкин, основатель социальной сети Gulagu.net.

Владимир, если сейчас предстоит такой выбор, кто бы предпочтительнее выглядел на посту омбудсмена – юрист или бывший следователь, или генерал милиции, как Москалькова? Кого бы вы видели идеальной фигурой на посту омбудсмена?

Владимир Осечкин: Я последние несколько лет являлся последовательным противником засилья силовиков, бывших сотрудников силовых органов на постах омбудсменов, в ОНК, в Общественной палате, в президентском Совете по правам человека. Поэтому то, что сегодня фактически кандидатура "номер один", которая гипотетически может завтра занять пост уполномоченного – это бывший генерал МВД, - конечно, это катастрофа. Но катастрофой является не только сам человек, который станет уполномоченным, самая большая проблема и Владимира Петровича Лукина, и Эллы Александровны Памфиловой в том, что они не смогли кардинально переломить ситуацию, и в их аппаратах до сих пор в большинстве своем работают отставные сотрудники ФСИН, МВД, прокуратуры. То есть не правозащитники, которые по своему призванию готовы защищать права людей, а работают люди, которые аффилированы с силовым блоком. Мы знаем ряд примеров, когда содержание жалоб простых людей на действия силовиков из аппарата уполномоченного утекало и становилось объектом пристального внимания представителей силового блока, а на авторов жалоб и заявлений о фактах пыток и коррупции оказывалось мощное давление.

Поэтому я считаю, что проблема не в том, кто именно станет уполномоченным, а в том, будет ли кардинально изменена ситуация, и попадут ли настоящие и независимые правозащитники в аппарат уполномоченного – с соответствующими возможностями помогать людям. Либо там продолжат работу отставные сотрудники ФСИН, полковники и генералы, которые, будучи при погонах, препятствовали правозащитникам, а в настоящий момент создают некую декорацию наличия института уполномоченного в России.

Что касается конкретных кандидатур, к сожалению, до сих пор не прозвучали две кандидатуры, которые, на мой взгляд, были бы оптимальными. Либо это Михаил Александрович Федотов, нынешний председатель СПЧ. Либо, как я искренне полагаю, наиболее оптимальная кандидатура сегодня – это Андрей Владимирович Бабушкин. Потому что более работоспособного и эффективного правозащитника сегодня в России я не знаю. Если посмотреть его блог в "ЖЖ" либо его блог на сайте президентского Совета по правам человека, то всем станет понятно, что это человек, который ежедневно находится в поездках и помогает людям в самых сложных ситуациях, причем не только заключенным, но и во всей сферах – что касается дорог, пробок и так далее.

Что касается кандидатуры, мне кажется, что в России, несмотря на очень мощное давление со стороны админресурса и силового блока, есть еще несколько человек, которые бы могли стать эффективными омбудсменами. Хотя за последние несколько лет силовой блок фактически блокировал и нейтрализовал, можно сказать, парализовал работу большинства правозащитников. Либо они подвергаются давлению, либо они выдавливаются из страны, как это происходит со мной и нашими коллегами, либо людям приходится идти на компромисс с админресурсом и с силовиками. И по целому ряду вопросов там, где нужно сохранять принципиальную позицию, идет некий компромисс в обмен на безопасность.

Владимир Кара-Мурза-старший: С нами на прямую связь вышел один из претендентов на пост омбудсмена - Олег Смолин, первый замглавы думского Комитета по образованию и науке, депутат от фракции КПРФ.

Олег Николаевич, в чем вы видите свою главную задачу на посту омбудсмена, если вас изберут на этот пост?

Олег Смолин: Начнем с того, что я реалистически оцениваю свои возможности и прекрасно понимаю, что Государственная Дума стала "местом для дискуссий", но не стала по большинству вопросов "местом для принятия решений". Поэтому кто станет уполномоченным по правам человека – это в данной ситуации будет решать администрация президента. Поэтому я не думаю, что у меня есть реальные шансы занять эту должность. Но на вопрос "как вы оцениваете свои шансы?" я бы сказал: занять должность - как абсолютно минимальные, а изложить позицию левых по вопросу о правах человека - как абсолютно реальные.

В чем, на мой взгляд, должна заключаться позиция левых по правам человека. Мы понимаем, что идея прав человека – это идея, которая возникла в рамках либерализма. Мы уважаем наших коллег-либералов, которые реально занимаются правозащитной работой. Я голосовал за Эллу Памфилову, подарил ей цветочки, когда она была избрана. Но при этом мы понимаем, что есть, как минимум, два серьезных отличия в левой позиции по правам человека от позиции либеральной.

Позиция первая. Мне вспоминается шутка советского времени. Когда трудящийся дальнего северо-востока возвратился со Съезда КПСС, его спросили: "Что ты видел? Что ты понял?". Он ответил: "Я все видел! Я все понял! Я понял, что все для человека, я даже видел этого человека!". Тогда имелся в виду Леонид Ильич. А сейчас очень часто бывает так, что внимание к праву отдельного человека, который становится предметом сюжетов в средствах массовой информации, затмевает внимание к проблемам сотен тысяч, если не миллионов людей. Такое мы наблюдаем довольно часто.

И вторая позиция. Вольно или невольно наши коллеги довольно часто считают, что права человека – это права в основном политические или их личные. Элла Александровна Памфилова с удивлением как-то на пресс-конференции говорила: "Это результаты очередного социологического исследования: свободой митингов озабочены 2,5 процента, а ситуацией с медициной – 70 процентов граждан". Мы, занимающиеся политикой, конечно, прекрасно понимаем, что между свободой митингов и состоянием медицины, здравоохранения есть прямая связь. Если бы у нас было больше свободы митингов, уверен, что у нас была бы и система здравоохранения, и система образования получше. И работникам доставалось бы большая доля созданного ими продукта, чем она есть сейчас, ну, более-менее близкая к Европе. Но при этом мы прекрасно понимаем, что с митингами люди сталкиваются сравнительно редко, а с состоянием здравоохранения – каждую неделю, по крайней мере.

Поэтому я думаю, что отличие позиции левых политиков в вопросе о правах человека заключается в том, что они, конечно, не меньше либералов ценят свободу, но параллельно они делают акцент на социальных правах, которые в России, на мой взгляд, нарушаются еще больше, чем политические или личные.

Источник: Радио Свобода

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Пронин Дмитрий Евгеньевич

Пронин Дмитрий Евгеньевич

Координатор Gulagu.net, член ОНК Московской области

Я считаю, что законы Российской Федерации для всех граждан равны и их нужно соблюдать, тем более тем кто служит в ФСИН и МВД, они - лицо государства. И только реальный и честный общественный контроль может поменять неблагоприятную ситуации в ИК, СИЗО, ИВС и отделах полиции.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3196 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ