18 января 2013, 00:42 нет комментариев

"Полицейские есть в каждой банде"

Поделиться

 Фото: Наталья Пьетра

15 января, исполнилось два года с момента создания Следственного комитета РФ. С 2007 года ведомство уже пережило серьезную реорганизацию, сначала "отпочковавшись", а потом и полностью отделившись от прокуратуры.

На "Деловом завтраке" в петербургской редакции "РГ" руководитель Главного следственного управления Следственного комитета РФ по Санкт-Петербургу Андрей Лавренко оценил плюсы и минусы реформы, а также рассказал о наиболее заметных итогах петербургского СК в 2012 году.

Андрей Валерьевич, пошло ли следствию на пользу отделение?

Андрей Лавренко: У следственных органов появилась возможность не отвлекаться на другие задачи и концентрироваться именно на обеспечении всех потребностей следствия. Это дало возможность, например, сделать более результативной работу по делам прошлых лет. Однако сейчас законодатель пошел по пути наделения СК все большим объемом полномочий: с каждым годом нам прибавляют новые составы расследования.

Что прибавилось за последнее время?

Андрей Лавренко: Изменения в достаточной степени революционны. Во-первых, нам отдали для расследования все налоговые преступления. Это принципиально новшество, потому что в чистом виде экономику СК и органы прокуратуры ранее не рассматривали. Затем разрешился такой принципиальный момент, как определенная межведомственная разобщенность при расследовании преступлений против половой неприкосновенности, особенно несовершеннолетних, и сейчас все без исключения преступления такого характера отнесены к нашей подследственности. Это существенно подняло уровень работы про профилактике более тяжких преступлений, а также позволило заняться такой важнейшей сферой как сексуальное насилие над детьми в семье или лицами, от которых ребенок каким-то образом зависит.

Таких латентных правонарушений - огромный пласт, и это тоже была для нас достаточно новая область работы. Раньше существовал перекос: вся правоприменительная и процессуальная система в стране была направлена на защиту несовершеннолетнего преступника, а о защите несовершеннолетних жертв в законе вообще ничего не говорилось. И доходило до абсурда. Например, девочка, ставшая жертвой насилия со стороны отчима, возвращалась в свою же семью, где все были недовольны оглаской и считали ее причиной всех бед. Поэтому в Петербурге впервые в России была создана служба межведомственного взаимодействия, направленная на обеспечение прав несовершеннолетних потерпевших - прежде всего от сексуального насилия. Мы включили туда специфическую и малочисленную на сегодня службу подготовленных детских психологов. Психолог подсказывает, когда можно проводить следственные действия с ребенком и можно ли вообще с ним работать. Эта же служба принимает по горячим следам решение о необходимости изъятия ребенка из семьи.

То есть внимание общества к этой проблеме не надо считать чрезмерным, преступление действительно очень распространенное?

Андрей Лавренко: Я считаю, что не просто так общество этой проблемой озабочено. Рост преступлений связан не с тем, что растет количество маньяков, а с тем, что правоохранительные органы научились их выявлять. Но количество зарегистрированных преступлений все равно далеко не соответствует уровню их распространенности - на самом деле это айсберг. Иногда мы узнавали о жестоких преступлениях, которые совершались внутри семьи, только когда дети, уже повзрослев, рассказывали о том, что творили с ними в течение 10 и более лет. Мы видели их результаты: это и попытки самоубийства, девочка в 13-14 лет, совращенная отчимом, становилась малолетней проституткой. Все это очень страшные факты, которые приходится расследовать, но я хочу еще раз повторить, что мы сейчас только в начале пути.

С 1 января 2012 года у нас появился еще один новый срез работы. Все тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные в отношении несовершеннолетних, то есть все грабежи, разбои, а равно такие же преступления, совершенные самими несовершеннолетними. По распространенности это тоже вал - те же грабежи мобильных телефонов происходят каждый день по несколько случаев.

Как вам кажется, это правильно, что СК теперь расследует любой мобильный телефон, отобранный у первоклассника?

Андрей Лавренко: Эта тема очень социально значима, и необходимо было поднять уровень таких расследований. В декабре у нас прошло заседание общественного совета, посвященное раскрытию преступлений корыстно-насильственной направленности против детей. Следственный комитет уже год занимается этой темой, мы провели анализ и установили, что 95 процентов преступлений совершается по пути в школу или из школы. То есть ребенок ходит в школу каждый день и подвергается серьезной опасности просто потому, что у него есть мобильный телефон. Поэтому было направлено обращение к губернатору по поводу создания общегородской программы "Безопасный путь в школу". Принять элементарные меры можно даже без расходов бюджета: приблизить на это время в школам наряды ДПС, предложить школьникам наиболее безопасные пути, организовать дежурство учителей возле школы.

Самое главное - привлечь к теме внимания. Каждый раз мы сталкиваемся с крайними, самыми жесткими проявлениями ситуации, когда проблема не только назрела, но и перезрела. Поэтому к нам необходимо прислушиваться.

В послании президента РФ Федеральному собранию среди приоритетных направлений была названа беспощадная борьба с коррупцией. Почему "трубное дело" расследуется в Москве, а не в Петербурге?

Андрей Лавренко: Здесь правильнее задать вопрос, почему эти преступления расследует МВД, а не Следственный комитет. Преступления в этой сфере имеют альтернативную подследственность, то есть кто выявил, тот и расследует.

Мы почти каждый день на своем сайте сообщаем о фактах коррупции, злоупотреблений, мошенничества. Но я иногда сам задаюсь вопросом, сколько нужно посадить, чтобы изменилась ситуация в обществе.

Как обстоят дела с новым "крышным" делом, о котором уже говорят?

Андрей Лавренко: Как таковое "крышное дело" в Петербурге есть уже давно, просто оно не так заметно. Трубами занимается единый комитет по энергетике, поэтому злоупотреблений вскрыли сразу на миллиарды. А кровли принадлежат сотням собственников: управляющих компаний, ЖЭКов и так далее. Поэтому в разном виде кровельных дел уже сотни, на протяжении нескольких лет на это привлекались руководители ГУЖА, крупнейших управляющих компаний, представители администраций. Только за последний год мы возбудили 8 уголовных дел, хотя и здесь возможна альтернативная подследственность.

Как расследуются дела, связанные с падениями наледи? Какова их судебная перспектива?

Андрей Лавренко: Все известные случаи смертельного травмирования или получения тяжких телесных повреждений в прошлые годы расследованы и направлены в суд. Причем впервые нам удалось системно привлечь к ответственности конкретных должностных лиц конкретных управляющих компаний или жилкомсервисов. Понятно, что мы встречаем серьезное противодействие. Например, когда слушалось дело о гибели Вани Завьялова, в суде жилкомсервис в сговоре с компанией-подрядчиком протащил в Арбитражном суде решение, по которому ответственной за расчистку кровель является какая-то мелкая фирма, которая обязана была ее ремонтировать.

По ряду дел уже есть приговоры. Более того, впервые в России был вынесен приговор по статье 238 "Оказание услуг, опасных для жизни и здоровья населения", когда руководитель управляющей компании в Выборгском районе приговором суда при непризнании вины была осуждена по этой статье. Она, будучи обязанной, не приняла мер по очистке крыши от снега и наледи, что создало условия для травмирования людей.

Как бороться с преступлениями мигрантов? Есть ли у этой категории своя специфика, или "преступник не имеет национальности"?

Андрей Лавренко: СК ставит эту проблему как одну из самых острых и принципиальных на сегодняшний день. Особенно страдает от перекосов и нарушений миграционной политики крупнейшие мегаполисы, в том числе Санкт-Петербург. На сегодняшний день количество преступлений только нашей подследственности, совершенных мигрантами, в этом году возросло примерно на четверть. Каждое четвертое убийство и причинение тяжкого вреда, повлекшее смерть потерпевшего, каждое второй изнасилование совершается мигрантами. И я говорю не просто о гражданах другой страны, а именно о трудовых мигрантах, которые приехали сюда на временные заработки.

Специфика в том, что эти люди в своей стране живут в жестких условиях религиозного и семейного диктата: уважение к семье, к старшим, к женщине соблюдается безукоризненно. Например, в Средней Азии нет вообще проблемы изнасилования. И люди, выросшие в той системе, вдруг выпадают из нормального для них человеческого существования, и тогда начинаются жуткие вещи. Они убивают друг друга по пьянке из за денег, как звери насилуют женщин.

При этом мигранты приносят очень большой негатив городу, но и себя подвергают опасности. У нас сотни погибших на стройках, но привлечь кого-либо за это к ответственности невозможно, потому что трудовые отношения не оформлены. И нам говорят, что человек шел мимо, зашел, залез посмотреть на город и сорвался - "грубая неосторожность со стороны потерпевшего". Такие вопросы достаточно легко решить, но требуется определенное усилие власти.

С чем связан вал преступлений, совершаемых сотрудниками правоохранительной системы? Как с этим бороться?

Андрей Лавренко: В прошлом году приказом руководителя СК созданы спецподразделения по расследованию преступлений, совершенных сотрудниками правоохранительных органов. Мы тоже создали два специальных отдела, и только в 2012 году наши следователи возбудили почти 90 уголовных дел. Это примерно на 10 процентов больше, чем в прошлом году.

К сожалению, на сегодняшний день практически в каждом организованном преступном сообществе выявляется активная, если не руководящая роль сотрудников правоохранительных органов. Преступления связаны со всеми аспектами нашей жизни. Взятки, покровительство незаконному обороту наркотиков, организация незаконных занятий проституцией, участие в черном риэлтерстве, самый трудно раскрываемый вид преступлений угон автомобилей - все это факты конкретных преступных действий сотрудников органов внутренних дел.

Недавно получил реальный срок лишения свободы бывший руководитель управления участковых уполномоченных Алексей Галкин за покровительство проституции, по этому же делу были привлечены к уголовной ответственности несколько руководителей отделов милиции Центрального и Петроградского районов. Осужден за хищения, связанные с незаконной добычей песка в карьерах бывший начальник Ломоносовского РУВД, он получил шесть лет лишения свободы. Находится под стражей крупнейший чин - бывший начальник управления по налоговым преступлениям Серединин за взятку в 40 миллионов рублей, который на момент ареста был начальником КРУ ГУ МВД. В полном составе осужден отдел по борьбе с имущественными преступлениями Московского РУВД, где до смерти запытали мужчину. Скоро будет также вынесен приговор по делу, по которому проходит весь отдел ОБЭП Василеостровского района.

Бандитизм, кровавые убийства сложно расследовать, но здесь нет такого психологического давления на следователей, когда нужно расследовать преступления коллег. Поэтому я считаю оправданным создание специальных подразделений, а мы относимся к ним очень внимательно и стараемся защитить от негатива.

Какие современные технические способы и методы поиска преступников сейчас используют следователи СК Петербурга?

Андрей Лавренко: Еще несколько дет назад мы говорили о том, что необходимо поднять на новый уровень возможности криминалистического исследования, работы на месте происшествия, создания банка ДНК. Сегодня это уже не ноу-хау, а система, которая себя зарекомендовала, приносит результаты и стала частью рутинной работы. Как с отпечатками пальцев. На сегодняшний день речь идет об использовании в нашей работе современных средств изъятия следов, то есть доказательств. Мы закупили аппарат, который позволяет изымать 100 процентов отпечатков пальцев в любом помещении, даже самых старых - еще несколько лет назад это казалось чем-то чудесным.

Многие технические средства используются для раскрытия преступлений, даже если преступник пытается скрыть использование компьютера, мобильных телефонов. Раньше считалось невозможным отследить переговоры по "Скайпу" - сейчас возможно и это.

Кроме того, с этого года в СК начали создавать свои экспертные подразделения, это тоже новое направление в нашей работе. Речь идет о наиболее востребованных видах экспертиз - компьютерной и видеофоноскопической. Специалистов в этой области мало, а сейчас следователю достаточно изъять у преступника компьютер или мобильный телефон - и преступление можно считать раскрытым. Конечно хотелось бы, чтобы всего было больше. Мы все-таки отстаем технически от зарубежных коллег.

Какова доля оправдательных приговоров по делам, которые расследовались сотрудниками СК? С чем это связано?

Андрей Лавренко: Такие случаи есть, но если говорить о доле оправдательных приговоров, то она составляет не более одной сотой процента от дел, рассмотренных в суде. Например, в прошлом году по нашим делам было оправдано 20 человек. Могу сказать, что соотношение оправдательных приговоров в США и Европе неизмеримо больше - там могут оправдывать до 20 процентов. Но у нас просто иной принцип: мы направляем в суд дело только тогда, когда собрано достаточное количество доказательств. И потому оправдательный приговор - это показатель определенных наших недоработок.

Как вы относитесь к рассмотрению дел судом присяжных?

Андрей Лавренко: Здесь процент оправдательных приговоров выше - 5-10 процентов. И здесь своя специфика: принятие решения порой исключительно на эмоциях не совсем правильно. В основе суда присяжных - состязательность, все зависит от того, как дело подать. Если потерпевшая несовершеннолетняя девочка - из социально неблагополучных слоев, а обвиняемый вызывает определенную симпатию, присяжные могут оказаться на его стороне. Но это не говорит о том, что суд присяжных имеет изъяны. Нужно просто учитывать его особенности. Например, во Франции из 12 присяжных шестеро - обязательно профессионалы, которые могут вникнуть в обстоятельства дела.

В завершение давайте вернемся к началу нашего разговора - реформе. Сказывается ли на судебных решениях нынешнее неучастие прокуратуры в следствии?

Андрей Лавренко: Традиционная система универсальности была уникальной. Сейчас система подготовки кадров, наверное, потребует пересмотра. Возможно, необходимо будет наладить обмен кадрами в рамках двух ведомств. Там более что объективно отмечается общий уровень падения юридического образования. Мы набираем сотрудников через институт общественных помощников следователя, к нам приходят еще студентами помогать следователю. С одной стороны - это фильтрация, к нам невозможно попасть с улицы. С другой стороны, к моменту окончания вуза сотрудник уже достаточно подготовлен для самостоятельной работы.

 

Мария Голубкова

 

Источник: Российская газета

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

О будущем демократии в России

Алексеева Людмила Михайловна

Алексеева Людмила Михайловна

Правозащитник, член-основатель МХГ

Через 10-15 лет Россия станет демократической страной и правовым государством. Кто бы ни сидел в Кремле, люди не позволят обращаться с собой как с быдлом. В странах с развитой демократией в правительствах тоже сидят не ангелы, но они просто не смеют так себя вести — им этого не позволяют.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3636 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ