3 апреля 2013, 14:49 нет комментариев

Тем, кто борется с коррупцией, нужен не бесплатный адвокат, а защита от мести

Поделиться

Тема защиты заявителя о коррупции возникла с подачи главы кремлевской администрации Сергея Иванова. А корнями она уходит в подписанный президентом указ о дополнительных мерах по противодействию коррупции. Пункт 21 указа говорит о том, что если лицу, находящемуся на государственной службе или работающему в государственной компании, стали известны факты коррупции внутри его подразделения, меры дисциплинарного воздействия (типа выговора или увольнения) в течение года к нему применяются только с учетом мнения специальной комиссии. В заседании комиссии может принимать участие прокурор. Не обязан, заметим, а может. А участники государственной бесплатной системы юридической помощи обязаны оказывать бесплатную юридическую помощь заявившим о коррупции гражданам.

И это все! Бесплатная юридическая помощь – это та мера защиты, которую наше государство может предложить заявителям. Если, например, заместитель министра увидел признаки коррупции в действиях своего начальника и решил об этом сообщить куда надо, то максимум на что он может рассчитывать, это что в течение года уволить его смогут только по решению дисциплинарной комиссии, на которую, может быть, позовут прокурора. Или и не позовут. Можно еще обжаловать в суде решение об увольнении и пригласить бесплатного адвоката, который, по мнению кремлевской администрации, может осуществлять государственную защиту. Смешно...

Лучше я приведу пример из реальной жизни. Как это происходит сегодня в России, не описать ни в одном указе или законе.

Константин Герберг был нанят Росимуществом на должность генерального директора ОАО «ППЗ Канашский» – птицефабрики, полностью принадлежащей государству. После нескольких месяцев работы у Герберга в Росимуществе стали вымогать взятку в размере 200 тысяч долларов за согласование необходимости получения кредита. Герберг решил обратиться в правоохранительные органы, в частности, в управление «К» ГУЭБ и ПК МВД РФ. Вымогатель был задержан, уголовное дело возбуждено, Герберг получил медаль от МВД.

Но через некоторое время на предприятии начались проверки и обыски, и вскоре было возбуждено уголовное дело в отношении самого Герберга. Одновременно с этим дело в отношении чиновника-вымогателя оказалось приостановлено в связи с болезнью обвиняемого. Уже, кстати, два года, как приостановлено. Герберга же арестовали и обвинили в мошенничестве и растрате: он установил излишние, по мнению следствия, посты охраны и тем самым совершил хищение средств. Хищением названа оплата по договору за работу охранного агентства на территории фабрики! Не углубляясь в подробности скажу: обвинение настолько абсурдно, что мотив мести за антикоррупционную деятельность Герберга кажется верным.

Итак, Герберг – заявитель о коррупции. Что ему светит по новому указу? Бесплатный адвокат и дисциплинарная комиссия. А дальше, как сказал Иванов, суд разберется, в чем там дело. Как разбирается наш суд, я могу предсказать с вероятностью 99,99%.

Защита российского заявителя в делах о коррупции, конечно же, не должна ограничиваться бесплатной юридической помощью. Типичный потенциальный заявитель – тот, кто много знает, тот, кого больше всего разводят коррумпированные чиновники, – это предприниматель. Ему не нужна бесплатная помощь. Ему нужна уверенность в том, что он, заявив о коррупции, сможет сохранить свободу, свой бизнес, получить доступ к контракту, не обложенному откатом. Типичная российская месть такому заявителю – это использование коррумпированных сотрудников правоохранительных органов для фабрикации уголовного дела и посадки. А в дальнейшем их поддерживает вся правоприменительная система – суд, прокуратура.

Мотивом возбуждения уголовного дела в отношении меня и моего партнера (так называемого «дела химиков») в 2006 году было именно наше обращение в ФСБ о попытках сотрудников Госнаркоконтроля втянуть нас в незаконную поставку химических веществ в Таджикистан, где они должны были использоваться для изготовления наркотиков. Мы были арестованы именно потому, что сообщили об этом предложении в ФСБ.

Ни один закон, ни одна конвенция не может учесть этой типично российской ситуации. Не знаю, в каких еще странах заявителю о коррупции надо опасаться не того, о ком он сообщает, а сотрудников правоохраны, которые на первый взгляд не связаны с коррупционером. Где еще надо опасаться судов, которые принимают какое угодно решение, лишь бы оно не вскрыло абсурдность, коррупционные мотивы обвинения?

Защита заявителя в России должна заключаться в том, что сотрудники правоохранительных органов на протяжении всего следствия находятся рядом с заявителем, становятся ему почти друзьями, контролируют все действия в отношения заявителя и отбивают его от других структур, которые получили заказ на заявителя. Какой закон для этого нужен?

 

Яна Яковлева

Источник: Slon.ru

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Какую роль в решении проблем защиты прав заключённых может сыграть гласность и мощный интернет-ресурс "ОНК.РФ"?

Петер Оборн

Петер Оборн

Главный политический комментатор газеты "Тhe Daily Telegraph"

Новый проект ОНК.РФ мне кажется очень перспективным.  Я посмотрел на новый сайт (который, я замечаю, пока находится в стадии тестирования) и всё выгладит очень профессионально и всеобъемлюще.  Особенно впечатляет открытость сайта и система прямого обращения между членов ОНК и посетителями сайта, это обязательно поможет всем лучше понимать роль и деятельность общественных наблюдательных комиссий.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3644 обращения
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ