9 апреля 2013, 17:26 нет комментариев

Жалоба на СИЗО - повод для улучшения условий или повод для избиений?

Поделиться

Заключенные могут получить право на компенсацию материального ущерба и морального вреда за плохие условия содержания в СИЗО — по аналогии с правом на компенсацию за судебную волокиту. Мера рассматривается правительством как одно из национальных средств правовой защиты от нарушений, связанных с ненадлежащими условиями заключения. "Трибуна Общественной Палаты" разбиралась, будут ли заключенные пользоваться этим правом?

Подобные меры предложены Минюстом в рамках исполнения решения Европейского суда по правам человека по делу «Ананьев и другие против России» о нарушениях прав человека в СИЗО – сообщают «Ведомости».

Решение, которым ЕСПЧ обязал Россию срочно принять меры для устранения пыточных условий содержания в сизо, принято в январе 2012 г. Суд указал, что переполненность сизо связана со злоупотреблением арестами как мерой пресечения и что у заключенных россиян отсутствуют эффективные средства правовой защиты.

ЕСПЧ считает сам факт содержания в плохих условиях основанием для выплат. Сейчас же в России право заключенных на компенсацию возникает, если доказана вина конкретного чиновника.

Порядок таких выплат, Минюсте предлагает предусмотреть непосредственно в Гражданском кодексе, дополнив ст. 1069 (ответственность за вред, причиненный госорганами) и ст. 1100 (основания компенсации морального вреда) положением, что компенсация в связи с ненадлежащими условиями содержания под стражей осуществляется независимо от вины тех, кто допустил нарушение. Либо может быть принят и отдельный закон, регламентирующий порядок таких выплат.

Схожий закон — о праве граждан на компенсацию за судебную волокиту и неисполнение судебных решений — был принят в 2010 г., и также по настоянию ЕСПЧ. По данным судебной статистики, за первое полугодие 2012 г. суды рассмотрели 558 таких исков и удовлетворили половину из них на 18 млн руб – напоминают «Ведомости».

«Трибуна Общественной Палаты» спросила правозащитников поможет ли введение компенсаций защититься от произвола в СИЗО, и будут ли, на самом деле, заключенные писать жалобы на начальство колоний?

Мария Каннабих, член Общественной палаты РФ, председатель Президиума Общероссийской общественной организации «Совет общественных наблюдательных комиссий»:

- Я как раз сейчас нахожусь в Оренбургской колонии, где наблюдаю за соблюдением прав заключенных. За плохие условия и сейчас-то заключенные подают жалобы в Совет Европы по правам человека, я не совсем понимаю, в чем изменение, предложенное Минюстом.

Это право заключенного подавать в суд, если его права нарушаются. Из-за этого ситуация с содержанием в СИЗО периодически улучшается, конечно, не везде и не всегда. Можно рассчитывать, что с введением компенсаций за плохие условия содержания, условия содержания в СИЗО станут лучше.

Владимир Осечкин, руководитель проекта помощи заключенным «ГУЛАГу.net»:

- Нужно понимать, что Минюст – теоретики, а реальные практики это – ФСИН. Поэтому то, что хотят сделать в Минюсте, к сожалению, не исполняется во ФСИН. Тому пример: в каждом регионе есть специальные наблюдательные комиссии, которые осуществляют контроль за местами принудительного содержания, но мы с вами знаем не один, и не два конкретных случая, когда ФСИН на местах противодействовал общественному контролю ОНК, не давая возможность пронести фото-видео аппаратуру и т.д. Буквально 28 марта на коллегии ФСИН начальник управления социальной, психологической и воспитательной работы с осужденными генерал ФСИН Валерий Трофимов выставил в упрек ОНК Ростовской области то, что они анкетировали заключенных.

Это говорит о том, что есть эскалация, есть такие регионы как Бишкирия, где бывшие сотрудники ФСИН вступают в Общественные наблюдательные комиссии. В Башкирии так и произошло, когда они большинством голосов выкинули из ОНК Альмиру Рашидовну Жукову – настоящую правозащитницу, т.е. даже со свободными людьми, которые входят в ОНК идет реальное противодействие, эта ГУЛАГовская махина пытается перемолоть даже правозащитников, а что уже тогда говорить о заключенных, которые находятся внутри учреждений и фактически полностью зависят от тюремного начальства. Захочет начальник и заключенного переведут в переполненную камеру, захочет и создаст конфликт между заключенными, захочет и отключит воду, чтобы неделями держать людей без воды, захочет запретит передачки! Более того, есть практики, когда спецназ заходит в учреждение для тренировок, якобы каких-то обысков, а на самом деле отрабатывает удары на заключенных.

Все эти примеры нам известны и, конечно, в такой ситуации сложно представить, что заключенный будет жаловаться на недостающие нормы санитарной площади 0,5 кв. м. Нужно посмотреть правде в глаза: заключенные бояться писать жалобы на действия администрации! До сих пор многие администрации СИЗО воспринимают человека, который жалуется, как потенциального врага номер один! Для них враг номер один это не криминальный авторитет, а человек, который пытается защитить свои законные права, пишет жалобы, инициирует проверки и т.д.

А проверки администрацию колоний сильно раздражают, т.к. в ходе них вскрываются многочисленные нарушения, как, например, это произошло с Копейской колонией. В отношении людей, которые жалуются существуют репрессии: либо их выдворяют в штрафные изоляторы (это очень распространено), либо их избивают, либо фальсифицируются рапорты о якобы имеющих место нарушениях со стороны заключенного, что имеет свои последствия. Нам известны случаи, когда заключенного за жалобу на незаконные действия администрации и за то, что человек дал показания против исправительной колонии №4 в Тульской области, из колонии в качестве мести этапировали на Камчатку, фактически разорвав все его социальные связи.

Или, например, всем известно громкое дело Виталия Бунтова в Тульской колонии, его пытали и это установлено решением Европейского суда по правам человека. После этого Виталия пытались заставить прекратить дело в отношении России, его опять избили, Следственный Комитет впервые в истории взял его под государственную защиту. Но в чем выразилась госзащита: Виталия перевели в другую колонию, но не в этой же области, а за несколько тысяч километров в «Белый лебедь» (Пермский край). И это при том, что его жена была в тот момент беременна, т.е. социальные связи опять были разорваны!

ФСИН необходимо перезагрузить свое отношение как к самим заключенным, так и к родственникам заключенных и правозащитникам. ФСИН обязана стать гуманнее!

Источник: Трибуна ОПРФ

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Меркачева Ева Михайловна

Меркачева Ева Михайловна

Журналист, заместитель председателя ОНК Москвы

Проект против пыток и коррупции Gulagu.net  сделал то, во что даже трудно поверить. Он объединил тысячи людей в борьбе против произвола в тюремной  системе.  О проекте знают в каждой колонии и в каждом СИЗО, и попасть "на карандаш" блогеров  для многих тюремщиков означает потерять авторитет и, возможно,  даже работу и порой - свободу.  Gulagu.net читают люди в ФСИН, в Кремле, его изучают граждане, живущие за рубежом, в том числе журналисты с мировым именем.  Мне известны случаи, когда после публикации на сайте возбуждались уголовные дела, задерживались коррупционеры, освобождались наконец невиновные.   Многие жалобы заключенные пишут сначала сюда, а потом уже в ОНК. Это говорит о высочайшем уровне доверия, о том, что арестанты знают - их просьбу о помощи не оставят в стороне. 
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3644 обращения
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ