25 октября 2017, 23:07 нет комментариев

«Могут пытать и избивать, а никто не узнает, что произошло»: как этапируют заключенных в России

Поделиться

Из-за «наследия советских ГУЛАГов» заключенные в России отбывают наказание вдалеке от дома, а условия их перевозки могут быть признаны жестокими, бесчеловечными или унижающими достоинство. Об этом говорится в докладе Amnesty International «Этапирование заключённых в России: путь в неизвестность», который есть в распоряжении Дождя.

«Спусковым крючком» для начала работы над докладом для правозащитников стала ситуация с Ильдаром Дадиным, который в конце 2016 года на месяц «пропал с радаров», рассказал Дождю представитель Amnesty International Александр Артемьев. Изучая дело Дадина, правозащитники пришли к выводу о необходимости прояснить ситуацию с системой в целом, рассказал он. «Выводы достаточно резкие. Систему перевозки заключенных, которая существует в России, можно приравнять к пыткам», — сказал Артемьев. 

«Наследие ГУЛАГа»

Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) «унаследовала» систему исправительных колоний от советских ГУЛАГов, из-за чего тюремный срок в России до сих пор совмещает ссылку и заключение, пишет Amnesty. Многие исправительные колонии находятся в малонаселенных частях страны, например на Крайнем Севере или Дальнем Востоке.

По закону, заключенный может отбывать наказание в пределах региона, в котором он проживал или были осужден (статья 73 УИК), но из-за большого количества исключений в статье заключенных чаще отправляют далеко от дома. Как рассказали Amnesty адвокаты и бывшие заключенные, для того, чтобы попасть в колонию ближе к дому, надо дать взятку.

Отдельно организация останавливается на ситуации с женскими колониями: из 760 российских пенитенциарных учреждений лишь в 46 предусмотрено размещение женщин. По последним данным (за 1999 год), 44% всех заключенных женщин содержатся не в тех регионах, где они прописаны, приводит цифры Amnesty.

Правозащитники обнаружили лишь одно дело, когда в суде удалось оспорить помещение в колонию, находящуюся далеко от дома. В марте 2016 года районный суд Сыктывкара в республике Коми заключил, что ФСИН нарушила Европейскую конвенцию по правам человека, отправив жителя Симферополя Геннадия Афанасьева в Коми. Его осудили за то, что он, «являясь членом террористической группы», повредил двери в здании „Русской общины Крыма“ в Симферополе».

Маршрут перевозки Геннадия Афанасьева из Ростова-на-Дону в Сыктывкар в Коми. Источник: доклад Amnesty International

В 2013 году Европейский суд по правам человека заявил, что Россия нарушила статью европейской конвенции, отправив Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в колонию в Салехарде. Российские власти ответили, что они были отправлены так далеко «для их собственной защиты».

Условия транспортировки

Заключенных в России этапируют в тюремных вагонах (так называемые «столыпины»), которые прицепляют к обычным пассажирским поездам, а время в дороге зависит от наличия составов, пишет Amnesty. На каждом этапе заключенных переводят в транзитные тюрьмы и обыскивают. «Они берут грелку, к ней присоединена длинная трубка, которую засовывают вам сзади, а потом они резко наступают на грелку», — описал анальный обыск один из заключенных.   

Официальные стандарты по перевозке допускают размещение до 12 человек вместе с багажом в камерах вагонов, рассчитанных на шестерых (размер камеры такой же как у стандартного купе — 3,5 квадратных метра). Ни одному из бывших заключенных, с которыми разговаривала Amnesty, не выдавали постельного белья. Что белье не предусмотрено, подтвердил и ФСИН.

Большая камера на шесть с половиной спальных мест в тюремном вагоне. Фото: доклад Amnesty International

Из СИЗО в суды заключенных доставляют в тюремных фургонах. «Теснота в них может быть приравнена к жестокому, бесчеловечному и унижающему достоинство обращению», — пишет Amnesty. В фургоне, кроме двух больших камер на 10 заключенных (три квадратных метра), есть изолированная камера — «стакан» — площадью от 0,3 до 0,5 квадратных метра. В ней перевозят «уязвимых» заключенных: женщин и бывших сотрудников исправительных учреждений.

Одна из заключенных Наталья Костромина рассказала Amnesty, что ее семь раз возили в изолированной камере с ещё одной женщиной и их вещами. Европейский суд по правам человека дважды указывал, что теснота во время перевозки заключенных приравнивается к жестокому, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению, пишет Amnesty.

Изолятор в тюремном микроавтобусе УАЗ. Фото: доклад Amnesty International

Во время перевозки заключенным не дают лекарства и практически не предоставляют доступ в туалет (туда можно попасть в интервалом 5-6 часов во время перевозки), а во время стоянок доступа нет совсем.

«Мы четыре дня ехали в Самару без постельного белья, в одной и той же одежде, без всего. Они не давали нам даже возможности почистить зубы. Было сорок градусов, а в баке и в туалете не было воды. Сорок градусов. Поезд остановился и подъехала пожарная машина. Она облила „столыпин“ водой — его весь окутал пар. Через пятнадцать минут мы снова начали задыхаться. Это просто железная коробка», — рассказывает Афанасьев.

Связь с миром

По закону, тюрьмы должны уведомлять родственников о прибытии заключенного в тюрьму в течение 10 дней, но на деле близкие узнают о судьбе заключенного позже, пишет Amnesty. В качестве примера правозащитники приводят ситуацию с Ильдаром Дадиным, чья жена Анастасия Зотова месяц не знала, где он находится.

Отсутствие связи с внешним миром также не позволяет правозащитникам следить, чтобы не нарушались права заключенных. «Человека могут избить во время перевозки, могут очень сильно избить и никто не узнает, что его избили. Они могут пытать и избивать его, а никто не узнает, что произошло», — сказал Алексей Соколов из Уральской правозащитной группы

В заключении доклада Amnesty рекомендовал российским властям «положить конец секретности, окружающей перевозку»,  когда это возможно, отправлять заключенных отбывать наказание рядом с местом жительства, строить больше колоний поблизости от наиболее густонаселённых регионов. Кроме того, правозащитники рекомендуют установить максимальную продолжительность перевозки в семь дней, ограничить количество людей в одной камере во время перевозки и жестче контролировать уведомление близких о местонахождении заключенного.

ФСИН предметно отвечает на некоторые запросы правозащитников, но даже желания на федеральном уровне может не хватить, потому что «ситуация такова, что региональные отделения делают с заключенными, что захотят», рассказал Артемьев из Amnesty. В Совете по правам человека при президенте разрабатывают поправки в Уголовный кодекс, которые в целом несут положительный характер, но складывается ощущение, что власть считает более выгодным выплачивать по 5000 евро заключенным по требованию ЕСПЧ, чем реформировать систему, говорит Артемьев.

Фото в анонсе: РИА Новости

Источник: Телеканал Дождь

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

Петер Оборн

Петер Оборн

Главный политический комментатор газеты "Тhe Daily Telegraph"

Избиение любого задержанного или осужденного абсолютно неприемлемо и является грубым нарушением их человеческих прав.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3460 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ