19 февраля 2018, 02:50 нет комментариев

Тюремному джамаату ищут имамов: ФСИН озабочена радикализацией ислама в пенитенциарных учреждениях

Поделиться

Представители ФСИН ждут от имамов помощи в работе с осужденными. Фото: Алексей Павлишак/ТАСС

Федеральная служба исполнения наказаний России обратилась к духовным управлениям мусульман за помощью в работе с осужденными представителями радикальных течений ислама, число которых увеличивается. Этот рост в ведомстве связывают с большим количеством заключенных из стран Средней Азии. Специалисты ведомства вместе с духовенством начнут с анализа направлений ислама, которых придерживаются осужденные.

Первый заместитель директора ФСИН России Анатолий Рудый распорядился выяснить, какие течения ислама исповедуют осужденные в российских пенитенциарных учреждениях. «Задача — проанализировать, кто у нас находится, в том числе осужденные по статьям “терроризм” и “экстремизм”, и если надо, обратиться к помощи имамов, уточнить, какие течения исповедуют эти люди и как нам правильно действовать с этой категорией осужденных»,— сообщил он на круглом столе в ведомстве 15 февраля. Господин Рудый обозначил проблему — «агрессивные течения ислама, которые к нам приходят из-за границы». По его словам, сейчас в российских колониях находятся 29 тыс. осужденных из Узбекистана, Таджикистана и Киргизии, и их количество может возрасти благодаря трудовой миграции.

«Там масса других течений ислама, которые начинают агрессивно влиять на внутреннюю обстановку в местах лишения свободы,— пояснил господин Рудый.— У нас нет “зеленых” зон (то есть исправительных учреждений, которые неформально контролируют мусульмане.— “Ъ”), но попытки создать отдельные джамааты (общины.— “Ъ”) есть». Он рассказал, что в одной из колоний, где половину осужденных составляли выходцы из республик Средней Азии, произошли беспорядки. По словам первого замдиректора ФСИН, религиозная община отрицала «общетюремную субкультуру» и никакие переговоры с ней не привели к успеху, в итоге пришлось предпринять «активные действия» — силовой вариант решения проблемы. «У нас есть фашисты, националисты, мы умеем с ними работать. Но с людьми, которые проповедуют агрессивные формы ислама, до конца работать не умеем»,— признал господин Рудый.

«Когда мы говорим о традиционном исламе, мы подразумеваем четыре мазхаба (школы шариатского права в исламе.— “Ъ”),— напомнил ответственный за тюремное служение Центрального духовного управления мусульман России (ЦДУМ) имам-хатыб Артур Ахмеров.— Но в целом у нас два мазхаба: Северный Кавказ — это шафииты, а Урал и Поволжье, центральная Россия — ханафиты». Он предложил представителям мусульман «договориться и составить план действий». «Вы попытались донести до нас важную мысль, что в России есть не только сунниты, но и шииты,— обратился к первому замдиректора ФСИН научный сотрудник Института востоковедения РАН Шамиль Кашаф.— Хочется надеяться, что и представители ЦДУМ тоже ее услышали». Гендиректор Центра социальной реабилитации и адаптации в Казани Азат Гайнутдинов предложил свой вариант: не углубляться в различия течений, а говорить с людьми о нравственности и любви к Родине.

Руководитель Центра по изучению религии и общества Института религии РАН Роман Лункин отметил “Ъ”, что проблема джамаатов, в том числе в тюрьмах, появилась в 2000-х годах, с принятием закона «О противодействии экстремистской деятельности». После этого часть мусульманских книг были названы экстремистскими, не с каждым решением российские мусульмане были согласны. «При этом ФСИН надо понимать, что мусульманские духовенства России тоже принадлежат к разным направлениям. Есть духовные управления, которые не готовы назвать салафитов и ваххабитов экстремистами. В итоге в колониях представители одного направления могут быть недовольны общением с имамом, проповедующим другое. Вероятно, таких конфликтов ФСИН тоже опасается»,— отметил господин Лункин. Он пояснил, что выходом может стать активная работа сторон: «ФСИН должна понять специфику происходящего, особенности течений, а духовным управлениям надо готовить специалистов, которые бы работали в тюрьмах с осужденными».

Источник: Коммерсант.ru

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Бабушкин Андрей Владимирович

Бабушкин Андрей Владимирович

Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, член ОНК Москвы

Социальная сеть  Gulagu.net  - наиболее авторитетный и эффективный негосударственный правозащитный ресурс.  Авторы постов и открытых писем не всегда бывают правы  и не всегда могут  проверить достоверность информации, однако  они всегда действуют в общественных интересах и пытаются помочь людям. Обижаться на Gulagu.net, если они бывают неправы, то же самое, что  ругать полицейского, который, задержав киллера при захвате, сломал ему щипчики для ногтей.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3462 обращения
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ