30 июня 2018, 06:33 нет комментариев

Генерал ФСБ Ткачев — история предательства

Поделиться

Арестованный Александр Шестун обратился в редакцию ПАСМИ и заявил, что располагает аудиозаписями и другими документами, компрометирующими высокопоставленных сотрудников ФСБ и других ведомств. Он продолжает бороться и не намерен скрывать эти свидетельства от общественности.

Как в ФСБ обменивали «игорное дело прокуроров» на «дело генерала Сугробова», как близко общаются чекисты с криминальными авторитетами и обнальщиками и многое другое. Приводим текст обращения Александра Шестуна в Первое Антикоррупционное СМИ полностью: «14 июня 2018 года Басманный суд заключил меня под стражу по сфабрикованному уголовному делу в день объявления выборов Советом депутатов Серпуховского района.
Исполнились угрозы губернатора Воробьева А.Ю. и генерала ФСБ Ткачева И.И., что если я буду баллотироваться на пост главы Серпуховского района и буду бороться с полигоном ТБО „Лесная“, то они меня посадят в тюрьму.

Заявляю, что я не буду молчать даже в такой ситуации и вынесу на всеобщее обозрение факты коррупции и криминала, которые не озвучивались ранее. Есть еще достаточно материалов с аудиозаписями и другими подтверждающими документами.

Естественно, что находясь в тюрьме, мне сложно быстро сделать качественный материал расследования. Поэтому статьи будут появляться постепенно, с небольшими интервалами, если, конечно, мне удастся выжить в тюрьме.

Хочу напомнить, что менее года назад в этом СИЗО-5 „Водник“ был убит в камере топ-менеджер Роскосмоса, говорят, что даже с обнаруженной вилкой в заднем проходе. Виновные так и не были найдены. Не сказать, что я сильно боюсь смерти, хотя, конечно, хотелось бы увидеть, как вырастут мои любимые дети.

Но когда мне поступают угрозы смерти и здесь, то неизвестно, что лучше: конец или жизнь на нарах без холодильника и телевизора и элементарных удобств, не говоря уже о тюремном смраде и полном отсутствии системы вентиляции. Не подумайте, что я жалуюсь на судьбу, так как знал, на что шел, и знаю масштаб сил, которые мне противостоят. Я сознательно не уехал за границу, потому что не хотел предавать жителей района, плюс была небольшая надежда, что они не осмелятся это сделать после такого общественного резонанса, которое вызвало мое видеообращение к президенту.

Еще в 2009 году, когда начальник 6-й службы 9-го управления ФСБ РФ Ткачев И.И. и начальник управления „М“ генерал ФСБ Дорофеев А.Н. гарантировали мне, что высокопоставленные покровители сотрудника Генеральной прокуратуры Абросимова С.В. не будут мне мстить. „Это честь ФСБ — защитить Вас“, — говорили они мне.
Это был первый звоночек о том, стоит ли доверять таким руководителям. Ведь на следующий день после ареста Абросимова была задержана мой заместитель Елена Базанова, а когда по требованию силовиков она не стала оговаривать меня в обмен на свободу, то через месяц на меня завели уголовное дело по тяжкой статье 299 п. 4 по заявлению криминального авторитета „Графа“, который утверждал, что три года до этого дал мне взятку, ничем это не подтвердив.

Более двух лет шло расследование, и сколько было потеряно сил и здоровья прежде, чем дело было закрыто за отсутствием события преступления. А ведь Ткачев и Дорофеев одним движением мизинца могли не дать возбудить это сфабрикованное дело.

Второй звоночек про порядочность Ткачева прозвенел, когда „подмосковных игорных прокуроров“ выпустили из тюрьмы и закрыли их уголовное дело в обмен на согласование статьи 210 УК РФ (организованное преступное сообщество) в отношении руководителей ГУЭБ и ПК, генерала Сугробова, Колесникова и других.

Иван Иванович Ткачев рассказал мне, что зам генерального прокурора Гринь заключил мировое соглашение с ним (Ткачевым) по делу „игорных прокуроров“ в обмен на ГУЭБ и ПК. После этого Ткачев запретил критиковать прокуроров в СМИ из-за данной сделки. Я сказал тогда Ткачеву И.И., что это непорядочно, так как многие люди, давшие показания, могут пострадать, а некоторые из них даже погибли при очень странных обстоятельствах. Это и водитель Назарова, и два генерала Генпрокуратуры (Нисифоров и Сизов).

На что мне Иван Иванович сказал, что политика — грязное дело, и что мне надо учиться гибкости, объяснил, что ГУЭБ и ПК важнее прокуроров на данный момент, так как влезем на „их территорию“ — банки.

Я часто видел у Ткачева известных „обнальщиков“ Магина, Двоскина и других. Мне известно, что особо дружеские отношения у Ивана Ивановича были с Гариком Махачкалой, его с ним подружил глава Одинцовского района Иванов, который женат на племяннице Юшваева.

Поэтому жена Ткачева несколько лет назад была устроена в Управлении образования Одинцовского района. Каждый из нескольких тысяч учителей Одинцово знает, что эта дама на особо привилегированном положении и является удобной ступенькой в этой дружбе „великих“.

Не менее приближенным к Ткачеву, да и к Воробьеву является лидер Подольской группировки Лалакин — „Лучок“. Не зря выдвижение Воробьева на повторные выборы торжественно и масштабно прошло именно в Подольске. Лалакин контролирует часть мусорных полигонов, карьеров и занимается продвижением своих назначенцев на глав муниципалитетов. Большинство муниципальных аукционов проходят в Подольске. Общественным фактом является назначение Жарикова Д.В. как креатуры Лалакина с целью забрать не только Серпухов, но и Серпуховский район, ликвидировав любыми путями Шестуна А.В. Когда я сказал об этом Ткачеву, то он заметил, что Лалакин вхож к президенту РФ.

Подобные утверждения Ивана Ивановича я воспринял как попытку выдать желаемое за действительное с целью получить максимальные материальные выгоды. За девять лет знакомства я прекрасно видел, как из скромного офицера-пограничника, пришедшего в ФСБ, он превратился в очень зажиточного человека и обладает на сегодня огромным состоянием».

14 июня Басманный суд Москвы удовлетворил ходатайство следственных органов об аресте Александра Шестуна до 13 августа. Ему предъявлено обвинение в превышении должностных полномочий с причинением тяжких последствий. Сам Шестун вину не признал и связал обвинения в свой адрес с местью губернатора Подмосковья Андрея Воробьева.

Обыски в частном доме Александра Шестуна проходили 13 июня с раннего утра и до вечера, затем главу района отправили на допрос в Следственный комитет. По словам Юлии Шестун, в ходе следственных мероприятий были допущены многочисленные нарушения, в частности, адвоката в дом так и не пустили.

Давление на главу Серпуховского района продолжается уже больше года. Весной 2017 года губернатор Подмосковья Андрей Воробьев через своего заместителя Михаила Кузнецова пытался вынудить Шестуна уйти в отставку — глава Серпуховского района отказался прогибаться под областное правительство и вступил в конфликт с губернатором. После этого в адрес Шестуна начали поступать угрозы — не только от правительства области, но и от главы управления «К» ФСБ (финансовая разведка и курирование администрации президента) Ивана Ткачева, а также от начальника Управления президента России по внутренней политике Андрея Ярина.

Весной этого года Шестун опубликовал скандальные записи своих переговоров с шантажистами, однако какой-либо официальной реакции со стороны властей не последовало. Зато активизировались правоохранительные органы, которые начали всеми способами пытаться найти хоть какие-нибудь нарушения со стороны Шестуна, за которые его можно было бы «закрыть».

Источник: Pasmi.ru

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

Петер Оборн

Петер Оборн

Главный политический комментатор газеты "Тhe Daily Telegraph"

Избиение любого задержанного или осужденного абсолютно неприемлемо и является грубым нарушением их человеческих прав.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3546 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ