30 июня 2018, 22:44 нет комментариев

Адвокаты и депутаты спорят о последствиях нового порядка зачета времени следствия в сроке заключения

Поделиться

Принимаемые Госдумой законы не могут противоречить Конституции, но интерпретация этого постулата тоже в руках депутатов. Фото с сайта www.duma.gov.ru

Юридическая общественность жестко критикует принятый Госдумой закон о новом порядке учета времени предварительного следствия в сроке наказания, полагая, что тех, кто ожидал приговора под домашним арестом, он вряд ли обрадует. Тем, кто был дома, два дня под следствием будут равняться одному за решеткой, тогда как выход из изолятора в колонию общего режима предполагает, напротив, расчет один день за полтора.

Законопроект лежал в Госдуме еще с 2008 года, но теперь был принят в несколько иной редакции. В нынешней его версии домашний арест официально признается более мягкой мерой пресечения, нежели изолятор, а следовательно, засчитывать его будут в обратном порядке – два дня за один день лишения свободы.

По словам адвоката Даниила Бермана, это заметно ухудшит положение таких «домашних» арестантов, количество которых постоянно увеличивается. «Сейчас домашний арест назначают примерно 4,5 тыс. человек ежегодно. Верховный суд (ВС) назвал это гуманизацией судебной системы, однако какой от этого толк, когда с новыми правилами человеку выгоднее сидеть в изоляторе», – заявил эксперт.

При этом он сослался на постановление Конституционного суда (КС), где говорится, что домашний арест по своей тяжести не уступает СИЗО, ведь в обоих случаях речь идет о полной изоляции. По мнению Бермана, логичнее было бы день под домашним арестом приравнять к одному дню в СИЗО.

Есть к закону и множество других вопросов – например, не ясно, как будут учитывать дни, когда подследственный содержался, например, в штрафных изоляторах или изоляторах временного содержания. «Многие сторонники данного законопроекта утверждают, что это своего рода «амнистия» для заключенных. Но, на мой взгляд, мы идем на поводу у государства и априори соглашаемся с тем, что у нас жуткие условия в СИЗО. Причем что они не только есть, но и будут дальше», – заявил адвокат.

В президентском Совете по правам человека (СПЧ) допускают, что норма может стать поводом для обращения в КС и Европейский суд по правам человека. Член СПЧ, федеральный судья в отставке Сергей Пашин пояснил «НГ», что «Госдума не вправе издавать законы, умаляющие права человека». Сами законодатели аргументируют свою позицию тем, что дома условия гораздо мягче, чем в камере, однако, по словам Пашина, это не имеет значения: «Все равно речь идет об ухудшении положений подозреваемых. И не важно, на диване человек находится или на нарах. Все равно его лишают общения, возможности заработать. Условия могут быть мягче или жестче, но все равно Конституция запрещает их ухудшать по сравнению с тем, что было».

Поэтому пока проект не одобрен Советом Федерации и не подписан президентом, правозащитники подготовили обращения в ВС и Генпрокуратуру.

По словам основателя соцсети Gulagu.net Владимира Осечкина, изначально, когда законопроект был в разработке, рабочая группа Госдумы по правам заключенных внесла в него поправку, распространяющую действия закона на обитателей колоний строгого режима. Это решение, по его словам, поддержали большинство депутатов прежнего созыва. «К сожалению, нынешний состав Думы убрал этот пункт. Что, на мой взгляд, несправедливо, поскольку условия отбытия наказания в колониях общего и строгого режима идентичны, за исключением разницы в количестве свиданий и продуктовых передач. При этом и те и другие в период нахождения в переполненных камерах российских СИЗО содержатся в бесчеловечных условиях и их права нарушаются в равной степени», – пояснил Осечкин. Нынешняя версия закона сводит на нет изначальную идею гуманизации. По его мнению, фактически речь идет о том, что решать, выйдет ли человек раньше на свободу или нет, будут сотрудники колоний, «которые в настоящее время произвольно могут накладывать взыскания и водворять в строгие условия содержания или ШИЗО любого за дважды незастегнутую пуговицу».

Между тем глава комитета ГД по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников заявил «НГ», что дифференциация предлагается потому, что очевидно – под домашним арестом и в изоляторе разные условия. Нынешнюю ситуацию, когда домашний арест уравнивается ко всем видам режима, депутат назвал «фантастикой». Общий режим и колония-поселение, по его словам, тоже довольно сильно отличаются от тюремного, поскольку там люди могут работать и получать образование. Также он пояснил «НГ», что те, кто на сегодняшний день уже находится под домашним арестом до вступления в силу закона, «у них так и останется «один к одному» в отличие от тех, кто был в СИЗО, но получил колонию-поселение или общий режим – им будет пересчитываться».

По словам председателя правления Ассоциации юристов России Владимира Груздева, который также работал над законопроектом, условия в СИЗО гораздо хуже, чем условия в колониях. А вот под домашним арестом у человека гораздо больше возможностей, в том числе для проработки линии своей защиты. «Не может день, фактически проведенный в тюрьме, соответствовать дню, проведенному человеком в привычной и комфортной обстановке дома», – заявил он. Принятие закона, пояснил Груздев, долгое время откладывалось из-за того, что шли споры, какие именно коэффициенты будут справедливыми. Так, в первоначальном варианте домашний арест засчитывался в срок наказания без коэффициентов – день шел за день. «Но в итоге победила точка зрения, что нужен специальный коэффициент и для домашнего ареста». Сейчас, по его мнению, принят вполне разумный вариант, делающий систему зачета сроков достаточно гибкой. «Что же касается зачета срока предварительного ареста в том случае, когда назначено альтернативное наказание, например, обязательные работы, то надо изучить, как сегодня происходит зачет, нужны ли тут какие-то законодательные изменения или нет», – заявил Груздев.

Источник: Независимая Газета

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Охотин Сергей Владимирович

Охотин Сергей Владимирович

Член ОНК Кемеровской области, координатор Gulagu.net

Gulagu.net - самый эффективный правозащитный Интернет-проект, доступный каждому,  который можно использовать для достижения практического результата в ситуации нарушения прав человека в учреждениях уголовно-исполнительной системы.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3438 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ