31 июля 2018, 13:35 нет комментариев

Ольга Шепелева: "Реформа против пыток: что нужно изменить в системе ФСИН"

Поделиться

Истории с пытками в российских тюрьмах будут повторяться, пока ФСИН не станет гражданским ведомством и пока отбытие наказания будет происходить в затерянных глухих местах в колониях советского времени.

Внимание медиа и соцсетей привлечено к случаю «воспитательного» избиения заключенного в ярославской колонии, видеозапись которого 20 июля опубликовала «Новая газета». Люди, знакомые с ситуацией в российских тюрьмах и колониях, отмечают, что этот случай не единичный. На насилие регулярно жалуются заключенные, их родственники и адвокаты. Записи избиений время от времени появляются в интернете.

Некоторые считают, что такое обращение с осужденными даже оправдано: ради безопасности общества к преступникам надо подходить со всей суровостью. Это мнение высказывается и в дискуссии по поводу инцидента в ярославской колонии. Однако, по данным ФСИН, более 60% находящихся в исправительных учреждениях осужденных ранее уже были приговорены к лишению свободы, 37% из них получали сроки три и более раз. Получается, что суровый опыт российской тюрьмы не удерживает от повторных преступлений. При этом среди тех, кого приговаривали к лишению свободы условно или к наказаниям, не связанным с лишением свободы, уровень рецидива, как показывают данные ЦСР, существенно меньше. То есть жестокость по отношению к осужденным на практике не оправдывается повышением безопасности.

Помимо рациональных соображений смириться со случаями, аналогичными ярославскому, не дает представление о гуманности. Видео из ярославской колонии у многих вызвало вопрос, что надо сделать, чтобы такое не повторялось.

Привлекать применяющих пытки сотрудников к ответственности нужно, но этого недостаточно. Тем более что из-за закрытости исправительных учреждений собрать доказательства крайне сложно. Давно назрела реформа, которая сделала бы систему исполнения наказаний более гуманной, ориентированной на адаптацию осужденных к правопослушной жизни в обществе. Центр стратегических разработок считает, что пенитенциарная реформа необходима для развития страны не меньше, чем стимулирование экономики, модернизация здравоохранения и образования.

Архаичная система

Реформа должна решить несколько ключевых проблем. Первая из них — архаичность тюремной инфраструктуры. ФСИН унаследовала сеть исправительных учреждений, расположенных в соответствии с экономико-географическими тенденциями 1950–1970-х годов прошлого века. Значительная часть этих учреждений находится в отдалении от современных социально-экономических центров. Это затрудняет внешний контроль за соблюдением прав заключенных, а без такого контроля искоренить пытки будет невозможно.

Кроме того, в расположенных на отшибе учреждениях труднее организовать рабочие места для осужденных. Туда сложнее рекрутировать специалистов для лечения и обучения заключенных, социальной работы с ними. Географическое распределение исправительных учреждений, не соответствующее распределению населения, не дает выполнять закрепленный в законе принцип отбывания наказания в регионе, где человек жил до приговора. Из-за этого заключенным сложно поддерживать контакты со своими семьями, а без поддержки семьи после освобождения будет гораздо сложнее встроиться в общество.

В построенных много десятилетий назад колониях и изоляторах условия не соответствуют современным санитарно-гигиеническим стандартам. Чем тяжелее бытовые условия, в которых отбывают наказание осужденные, тем меньше их пугают предусмотренные законом дисциплинарные наказания за нарушение режима. В поисках действенных мер поддержания дисциплины и порядка легко обратиться к насилию и жестокости. Плохие условия отбывания наказания, сложности с доступом к медицинской помощи подрывают здоровье осужденных, что снижает их шансы на нормальное устройство жизни после освобождения.

Вторая проблема российской пенитенциарной системы — большое число заключенных. Хотя за последнее десятилетие количество людей, содержащихся в учреждениях ФСИН, сократилось примерно на треть, там находятся чуть менее 600 тыс. заключенных. По такому показателю, как число заключенных на 100 тыс. жителей, Россия находится на восьмом месте в мире и на первом месте в Европе. Неудивительно, что до сих пор не удавалось обеспечить адекватные условия содержания и ресоциализацию такого количества людей — это слишком сложно и дорого.

Третья проблема — устройство службы исполнения наказаний. ФСИН функционирует как силовое, милитаризированное ведомство. Основная часть персонала — 78,5% отвечают за охранные, управленческие и вспомогательные функции. Медицинскую помощь заключенным призваны обеспечить 11% сотрудников, организацию труда — 7%, образование — 2,5%, психологическую помощь — 1% сотрудников. Все эти данные приведены в докладе Совета Европы. Приоритетными задачами являются изоляция осужденных и безопасность. Им оказываются подчинены задачи, связанные с социальной адаптацией: лечение, обучение, привлечение к труду, поддержание семейных связей осужденных. Соображениями безопасности оправдывается и закрытость тюрем и колоний от контроля со стороны общества.

Что нужно поменять

Решение этих проблем должно снизить уровень жестокости, сделать систему исполнения наказаний более гуманной. Отталкиваясь от предложений, сделанных в разное время правозащитниками, учеными и специалистами самой уголовно-исполнительной системы, и учитывая позитивный и негативный опыт пенитенциарных систем в других странах мира, ЦСР сформулировал основные направления пенитенциарной реформы.

Первое направление — общая гуманизация условий в местах лишения свободы. Среди первоочередных мер здесь должно быть улучшение доступа заключенных к качественной медицинской помощи, включая доступ к внешним по отношению к тюремной системе врачам. Гуманизация, несомненно, потребует трансформации сети исправительных учреждений. Исправительные учреждения, расположенные в отдаленных или труднодоступных местах, надо закрывать или переносить туда, где в соответствии с современными тенденциями расселения в них есть потребность. Необходимо изменить и внутреннее пространство учреждений. Это не только достижение приемлемых санитарно-гигиенических стандартов — жилое пространство колоний нужно разделить на сектора, предназначенные для проживания небольших групп осужденных.

Второе направление — повышение открытости исправительных учреждений. Открытость — ключевое условие предотвращения пыток. Но она необходима и для того, чтобы заключенные не совсем отрывались от общества и могли бы вернуться в него после освобождения. Открытость означает ослабление режима изоляции осужденных, за исключением тех, кто совершил особо тяжкие преступления. В исправительные учреждения должны получить доступ не связанные с тюремным ведомством специалисты, которые помогут организовать лечение, обучение, психологическую помощь и социальную работу. Нужно расширить возможности для встреч осужденных с родственниками. Осужденным надо дать возможность пользоваться интернет-связью для обучения и общения с родными и близкими. Было бы полезно отменить запрет на мобильные телефоны в колониях, тем более что нелегально они у заключенных все равно бывают.

Третье направление — преобразование службы исполнения наказаний в гражданское ведомство. Для этого следовало бы выделить из общей структуры ФСИН подразделения, которые будут выполнять задачи, связанные с конвоированием, охраной изоляторов и исправительных учреждений и поддержанием безопасности в них. Остальные функции надо передать назначаемым на основании конкурса служащим гражданской государственной службы или рекрутируемым с общего рынка труда специалистам. Для оценки эффективности учреждений уголовно-исполнительной системы желательно использовать показатели, связанные с качеством жизни и здоровьем осужденных в учреждении, содействию их правопослушному поведению и ресоциализации.

Движение по этим трем направлениям поможет сделать гуманной не только систему исполнения наказаний, но и само общество. А значит, новостей о жестокости, подобных истории из ярославской колонии, станет заметно меньше.

Источник: РБК

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Охотин Сергей Владимирович

Охотин Сергей Владимирович

Член ОНК Кемеровской области, координатор Gulagu.net

Потому, что до настоящего времени верю, что человек, гражданин, может и должен, влиять и вмешиваться в деятельность должностных лиц и органов власти, когда знает (достоверно осведомлён) о фактах нарушения прав человека и Основного Закона Государства, без этого невозможно самоуважение: тут либо нужно не "знать и не ведать", либо Делать (противостоять).
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3445 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ