30 сентября 2018, 17:44 нет комментариев

Найден способ побудить осужденных к обязательному труду

Поделиться

В колониях заключенных ждут изношенное оборудование и социалистический подход к труду. Фото Григория Тамбулова (НГ-фото)

Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) выставляет счета заключенным, которые отказывались работать в колониях, а значит, не перечисляли администрации долю от заработков. После отбытия срока от таких людей требуют возместить расходы на питание, одежду и коммунальные услуги. 

Заключенным, которые могли, но отказывались работать, все чаще через суды назначается обязательное возмещение расходов государства на их содержание за решеткой. Ведомство ссылается на нормы Уголовно-исполнительного кодекса (УИК), в котором говорится, что заключенные должны трудиться для своего исправления. Часто денежными исками наказывают злостных нарушителей режима, упорно избегавших  работы.

Как пояснил «НГ» адвокат и эксперт по судебной защите Тарас Котосин, с такими случаями юристы сталкиваются с с 2014 года. Суды, как правило, руководствуются ст. 99 УИК, где говорится, что осужденные – уклонисты от работ – должны оплачивать расходы на свое содержание. Не распространяется это лишь на тех, кто «не трудится по не зависящим от них причинам». «То есть оснований говорить о нарушении прав осужденных из-за таких взысканий нет», – убежден эксперт.

Адвокат Антон Гусев добавил, что «УИК предусматривает обязанность осужденного трудиться в местах и на работах, определяемых администрацией исправительного учреждения». Такой труд не может считаться принудительным. Этот подход не только российский. В Конвенции Международной организации труда «Относительно принудительного или обязательного труда» говорится то же самое. Более важная проблема российской исправительной системы, по его словам, в том, что не все учреждения могут обеспечить осужденных работой.

Руководитель уголовной практики юридической компании BMS Law Firm Тимур Хутов тоже считает, что взыскания на содержание зэков соответствуют законодательству. К тому же иски предъявляются не ко всем безработным осужденным,  а лишь к тем, кто злостно отказывался работать, игнорируя требования администрации, либо к тем, у кого скопился ощутимый долг перед государством. «Если речь о незначительной сумме, то ФСИН не станет судиться с заключенным – это нецелесообразно, хотя, по идее, и надо», – отметил Хутов.

По мнению же основателя соцсети Gulagu.net Владимира Осечкина, в том, чтобы вгонять освободившихся заключенных в долги, «нет ни логики, ни гуманности». Он считает, что ФСИН финансируется избыточно и «расходы на заключенных не играют особой роли». Обвинять зэков в безделье, сказал Осечкин, тоже нельзя – более 80%  готовы работать, но просят создать  условия. Это и соотносимая с волей зарплата, и начисление пенсии, и трудовые договоры. «Но система предлагает им лишь рабский труд в худших традициях ГУЛАГа», – заявил Осечкин.

Не забыл он упомянуть многочисленные и повсеместные поборы, когда «платить приходится за все: за шанс на УДО, за безопасность, за полноценное питание и лечение – все это осужденные оплачивают из своего кармана». В расходы вводятся и родственники зэков, которым иначе не получить длительных свиданий и комнаты для встреч.

С юридической точки зрения подача исков против бывших заключенных тоже выглядит сомнительно. Если человек только что вышел на свободу, то у него скорее всего не было времени и возможности на получение полноценной защиты в суде, отметил адвокат Даниил Берман. Он считает, что это довольно сомнительный способ вышибать деньги. «Возможно, подобные меры и вовсе следует проверить на соответствие нормам Конституции. Полагаю, что взыскивать деньги с сидельца, даже если он отказался от труда, – неправомерно», – пояснил эксперт.

Глава Ассоциации защиты бизнеса Александр Хуруджи тоже не сомневается, что в данном случае «УИК применяется в разрыве с его конституционно-правовым смыслом». Просто пока этот вопрос еще не разбирал Конституционный суд. По мнению Хуруджи, такие действия скорее всего противоречат ст. 37 Конституции, где говорится, что «труд свободен, принудительный труд запрещен, каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию».

Максимально остро этот вопрос с компенсацией содержания встал с момента, когда перед региональными управлениями ФСИН поставили задачу перехода на самообеспечение продовольствием, напомнил эксперт. «Ранее выделенные средства кончились, а новые выделять никто не собирался –  крутитесь как можете. Вот и крутятся», – отметил Хуруджи. И тут нередки злоупотребления, так как «законодательная конструкция, с одной стороны, и правовая безграмотность осужденных и их родственников – с другой, позволяют взыскивать необходимые средства у тех, кто их имеет, в обход формально принятых законных процедур». Тех же, у кого денег нет, и подавно судят исключительно по всей строгости закона, заявил эксперт.

Источник: Независимая Газета

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Меркачева Ева Михайловна

Меркачева Ева Михайловна

Журналист, заместитель председателя ОНК Москвы

Проект против пыток и коррупции Gulagu.net  сделал то, во что даже трудно поверить. Он объединил тысячи людей в борьбе против произвола в тюремной  системе.  О проекте знают в каждой колонии и в каждом СИЗО, и попасть "на карандаш" блогеров  для многих тюремщиков означает потерять авторитет и, возможно,  даже работу и порой - свободу.  Gulagu.net читают люди в ФСИН, в Кремле, его изучают граждане, живущие за рубежом, в том числе журналисты с мировым именем.  Мне известны случаи, когда после публикации на сайте возбуждались уголовные дела, задерживались коррупционеры, освобождались наконец невиновные.   Многие жалобы заключенные пишут сначала сюда, а потом уже в ОНК. Это говорит о высочайшем уровне доверия, о том, что арестанты знают - их просьбу о помощи не оставят в стороне. 
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3445 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ