21 ноября 2018, 18:30 нет комментариев

Кремль берет под контроль Интерпол: кто такой генерал Прокопчук, и к чему приведет его избрание главой международной полиции

Поделиться

Александр Прокопчук. Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

21 ноября будет избран новый глава Интерпола. Скорее всего, им станет российский генерал-майор Александр Прокопчук. Обозреватель «МБХ медиа» Роман Попков — о том, как авторитарные режимы используют Интерпол в своих интересах и пытаются укрепить там свои кадровые позиции.

Китайцу нашли замену

В Объединенных Арабских Эмиратах началась 87-я сессия генассамблеи Интерпола, в ходе которой 21 ноября должен быть избран президент этой организации. Западные СМИ называют «фаворитом» выборов генерал-майора российского МВД Александра Прокопчука.

Казалось бы, избрание генерала из России на знаковую должность главного полицейского планеты немыслимо в нынешних условиях. Россия уже несколько лет фигурирует в мировых новостных сводках в основном из-за агрессивных войн, шпионских скандалов, политических убийств, вмешательства в чужие выборы и запредельной коррупции. Российские правоохранительные органы никак не помогают своим западным коллегам в борьбе с осевшей в ЕС русской мафией, не проявляют никакого интереса к связанным со спецслужбами хакерскими группами, и, тем более, не расследуют покушения на русских политбеженцев. Зато официальная Москва постоянно стремится использовать Интерпол в качестве механизма для преследований россиян, которые были вынуждены покинуть свою страну из-за гонений по политическим и идеологическим мотивам. И именно генерал Прокопчук, представитель страны, упорно превращающей Интерпол в инструмент политических расправ, скорее всего станет на днях руководителем этой структуры.

Начинал свою карьеру Прокопчук не как сотрудник МВД, а как комсомольский чиновник в УССР. Перебравшись в Москву, продолжил карабкаться по карьерной бюрократической лестнице: занимал должности в управлении международного сотрудничества госкомитета по высшему образованию, управлении международного сотрудничества министерства общего и профессионального образования, в министерстве по налогам и сборам, в налоговой полиции. Нетрудно заметить, что господин Прокопчук стремился усесться в кресла, связанные с «заграничной работой». Возможно, помогало в борьбе за чиновничью «международку» его первое высшее образование — в 1983 году Прокопчук окончил Киевский государственный университет по специальности «Романо-германские языки и литература», а людей, знающих иностранные языки, среди советского и российского управленческого аппарата не так уж и много.

Перейдя в 2003 году из налоговиков в органы внутренних дел, Прокопчук тоже быстро взял на себя «внешнюю политику». В 2006—2016 годах он был замначальника, а затем начальником национального бюро Интерпола при МВД России, а в 2016 году на 85-й генеральной ассамблее Интерпола был выбран вице-президентом.

Новые аппаратные возможности перед Прокопчуком открылись после неожиданного и стремительного краха карьеры предыдущего главы Интерпола, китайца Мэн Хуньвэя. В минувшем октябре журналисты всего мира с недоумением следили за тем, как организация, считающаяся одной из самых могущественных на планете, ищет и не может найти своего руководителя. Затем выяснилось, что Мэн Хуньвэй во время поездки на родину, в КНР, был арестован китайскими властями по обвинению в коррупции и выйдет на свободу очень не скоро (если вообще выйдет, так как за особо крупные экономические преступления в Китае могут и расстрелять).

«Красные уведомления» и «рассылки»

О том, что правительства России и других авторитарных стран злоупотребляют своим членством в Интерполе и преследуют оппозиционеров при помощи интерполовских структур, говорится уже не первый год. Как упоминало в своем исследовании ВВС, есть два способа объявить человека в международный розыск через Интерпол: это так называемое «красное уведомление» («red notice») и «рассылка» («diffusion»).

Инициаторами «красных уведомлений» выступают национальные правоохранительные органы или суды государств — членов Интерпола, которые обращаются с запросом о розыске скрывшихся преступников в бюро Интерпола в своей стране. Интерпол составляет «красные уведомления» и рассылает их в органы полиции разных стран. Эти уведомления являются официальным основанием для проведения местной полицией действий по розыску, задержанию и экстрадиции подозреваемых

«Красные уведомления» вывешиваются на сайте Интерпола, их проще отслеживать правозащитникам и оценивать на предмет правомочности. Сложнее ситуация с «рассылками». «Рассылка» — это объявления в розыск, которые страны Интерпола пересылают другу друг на двусторонней основе. Именно по «рассылке» весной 2018 года года в Испании был задержан Уильям Браудер — британско-американский бизнесмен, бывший руководитель погибшего в российской тюрьме Сергея Магнитского (сегодня, 19 ноября, стало известно о возбуждении нового уголовного дела против Уильяма Браудера — о создании преступного сообщества. — прим. «МБХ медиа»). Через непрозрачную процедуру «рассылок» организовать преследование неугодных гораздо проще — того же Браудера Россия до задержания по «рассылке» несколько раз пыталась объявить в розыск через центральный аппарат Интерпола, но получала отказ.

Через Интерпол Россия пыталась преследовать также экс-премьера Украины Арсения Яценюка, бывшего главу Московской антидопинговой лаборатории Григория Родченкова, украинского олигарха Игоря Коломойского, экс-руководителя ЮКОСа Михаила Ходорковского, бывшего вице-президента ЮКОСа Леонида Невзлина. Во всех этих случаях Интерпол отказал России в розыске, так как усмотрел в преследовании политические мотивы.

Правда, Москве удалось разместить в базе Интерпола розыскное уведомление на украинского националистического политика, основателя запрещенной в России партии «Правый сектор» Дмитрия Яроша. Российские силовики обвиняли Яроша в «публичных призывах к терроризму и экстремизму», и Интерполу потребовалось два года, чтобы разобраться в деле, найти там политическую составляющую и снять «красное уведомление».

Российский политэмигрант, правозащитница Дженни Курпен в беседе с «МБХ медиа» отмечает, что вопросов к России в рамках ее работы в Интерполе накопилось много, и некоторые американские сенаторы еще весной 2018 года высказывались о необходимости ограничить Россию в праве на использование «красных уведомлений» как раз в связи с тем, что она активно злоупотребляет этим инструментом. Американские законодатели рекомендовали генпрокурору США в координации с министром внутренней безопасности использовать влияние Соединенных Штатов для ограничения и пресечения злоупотребления правительством РФ механизмами Интерпола — включая временный запрет на использование Россией механизма «красных уведомлений».

Представители сената считают, что лица, объявленные в розыск по запросу России, не могут ограничиваться в праве въезда на территорию США, а также им не может быть отказано в получении политического убежища. Одним из самых известных примеров такого злоупотребления стало как раз дело основателя фонда Hermitage Capital, Уильяма Браудера.

Уильям Браудер. Фото: Yuri Gripas / Reuters

«Несмотря на то, что Браудер в итоге так и не был выдан России, сюжет вызвал серьезный резонанс. Одновременно с этим, британский парламент вообще призвал исключить Россию из системы Интерпола. По результатам расследования Международного консорциума журналистов-расследователей (ICIJ), более половины опубликованных „красных флажков“ Интерпола были выпущены по запросам стран, возглавляющих список самых коррумпированных государств в рейтинге Transparency International. Более 2200 опубликованных „красных уведомлений“ были выпущены по обращениям стран, которые, по данным неправительственной организации Freedom House, не обеспечивают никаких политических прав и свобод и используют структуры Интерпола как инструмент для расправы с политическими оппонентами правящих режимов. В группу таких стран входят Россия, Беларусь, Украина, Азербайджан, Казахстан и другие государства постсоветского пространства, которые, как выяснил ICIJ, занимают первые места по количеству запрошенных „красных уведомлений“ Интерпола. ICIJ тогда изучил фотокопии картотеки „красных уведомлений“ Интерпола, попавшие в распоряжение организации в 2010—2011 годах. На тот момент по обращениям из 145 государств было выписано 7622 „красных уведомлений“, более четверти из которых приходилось на страны с высоким уровнем ущемления политических прав и свобод граждан. Введенная в 2009 году система „i-link“, по данным организации, позволяет „в течение нескольких секунд странам, входящим в Интерпол, составить и ввести в базу данных просьбу арестовать разыскиваемого преступника, и эта информация немедленно становится доступна полиции по всему миру“. Вероятно, именно благодаря этой системе количество красных уведомлений с 2009 года по настоящее время возросло с 5020 до почти 20 000», — говорит Дженни Курпен.

По словам правозащитницы, теоретически Интерпол не может участвовать в любой деятельности «политического, религиозного, военного или расового характера». Однако в работе Интерпола принимают участие государства с различными политическими системами, в том числе признанными диктаторскими режимами, их запросы обрабатываются в том же порядке, что и обращения демократических государств. Еще в конце 2013 года вышел доклад Fair Trials International (британской неправительственной организации, контролирующей соблюдение прав человека) с примерами того, как правоохранители злоупотребляют международными полицейскими базами данных. Одна из проблем состоит в отсутствии эффективного механизма апелляции. Процедура, с помощью которой можно оспорить появление своего имени в списке разыскиваемых лиц, абсолютно непрозрачна, признают авторы доклада, а временные сроки на обработку жалобы не установлены. Другая проблема — устаревшие данные. Существует множество примеров, когда напротив имен людей, преследуемых по политическим мотивам и получивших убежище, продолжает стоять «красное уведомление».

«Часто Интерпол используется несвободными режимами и как своего рода инструмент пропаганды, сливая информацию о „красных уведомлениях“ в отношении людей, давно покинувших страну, но продолжающих участвовать в ее общественно-политической жизни посредством медиа, — объясняет Курпен. — Очевидно, что государства таким образом стремятся решить сразу две задачи: сделать неугодных людей невыездными из своих стран, а также создать им репутацию международных преступников. Одной из тяжелых проблем является то, что присутствие в базах Интерпола может стать препятствием для получения убежища, потому что согласно Конвенции о статусе беженцев 1951 года одним из оснований для отказа в убежище являются „серьезные основания предполагать, что претендент на статус совершил тяжкое преступление, не связанное с политической деятельностью“. Как наглядно демонстрирует российский опыт последних нескольких лет, политические репрессии в подавляющем большинстве случаев имеют вид общеуголовного преследования. Так, почти 100% уголовных дел в отношении представителей российской оппозиции были возбуждены по таким статьям Уголовного кодекса как „Хулиганство“, „Массовые беспорядки“, „Применение насилия в отношении представителя власти“, „Мошенничество“, „Убийство“ и так далее».

Мрачное прошлое и туманное будущее

Генерал Прокопчук имеет все шансы возглавить Интерпол из-за системы голосования на Генеральной ассамблее организации. Каждая страна имеет при голосовании один голос, а из 192 стран-членов Интерпола государства с устойчивой демократией, стремящиеся защищать права и свободы человека, составляют явное меньшинство. Предыдущий президент организации Мэн Хуньвэй также был представителем недемократической страны — причем в момент его избрания миру было хорошо известно и о репрессивной политике официального Пекина в Тибете, и о превращении Синьцзян-Уйгурского автономного района в гигантский концлагерь.

Фактически с 2016 года президентом и вице-президентом Интерпола уже были представители двух авторитарных режимов — китаец Мэн Хуньвэй и россиянин Александр Прокопчук.

Китай, как и Россия, активно использует «красные уведомления» для преследований диссидентов. Например, китайцы требовали у США выдачи бизнесмена и оппозиционера Го Вэньгуя, а у Германии — исполнительного директора Всемирного Уйгурского конгресса Долкуна Ису, (в начале 2018 года немецкие власти признали дело политически мотивированным и сняли «красное уведомление»).

Еще одна страна, активно использующая «красные уведомления» для преследования своих политических оппонентов — Турция Реджепа Тайипа Эрдогана. После подавления попытки военного переворота в 2016 году правительство развернуло масштабные репрессии против армейских офицеров, журналистов, активистов и вообще всех, в отношении кого были малейшие подозрения в нелояльности. Тысячи человек оказались в тюрьмах. А в Интерпол Анкара выписала одномоментно 16 тысяч «красных уведомлений» на розыск скрывающихся противников Эрдогана.

Разумеется, в Интерполе есть силы, которые заинтересованы в окончательном превращении этой организации в интернационал политических жандармерий. В истории Интерпола был мрачный период, когда эта организация полностью попала под власть диктатуры. Согласно сложившейся в 1930-е годы аппаратной традиции главой Международной комиссии уголовной полиции (так назывался в ту пору Интерпол) автоматически становился шеф австрийской полиции, а сама штаб-квартира этой структуры была размещена в Вене. Но в 1938 году Австрию присоединила к себе нацистская Германия и Интерпол попал под контроль гитлеровцев. В 1938 году главой Интерпола стал обер-фюрер СС Отто Штайнхойсль, в 1940 году его сменил руководитель Главного управления имперской безопасности (РСХА) Рейнхард Гейдрих. После убийства Гейдриха во главе Интерпола был группенфюрер СС Артур Небе, а затем — новый глава РСХА Эрнст Кальтенбруннер. Штаб-квартира Интерпола была перенесена в Берлин.

Эрнст Кальтенбруннер, Генрих Гимлер и Франц Цирайс (слева направо) с инспекционной поездкой в концентрационном лагере Маутхаузен. Фото: Wikimedia commons

Считается, что в первой половине 1940-х Интерпол де-факто прекратил существование как международная организация, так как в его составе были лишь Третий рейх, его союзники и сателлиты. Но не следует забывать, что нацистам досталась вся картотека Интерпола, все его базы данных и документация. Вся полученная в результате «оккупации» Интерпола информация в годы Второй мировой войны использовалась Третьим Рейхом в борьбе против его врагов. В частности, опираясь на базу данных Интерпола, нацисты создали в своих концлагерях целую армию фальшивомонетчиков, изготавливавших поддельную валюту стран антигитлеровской коалиции. В 1946 году Интерпол пришлось создавать практически заново.

Сейчас у демократического меньшинства в Интерполе, похоже, есть только один способ давления на авторитарные режимы. По данным ВВС, на 14 демократических стран приходится около 40 из 53 миллионов долларов годового бюджета Интерпола. «Я бы предложил, чтобы главные доноры-демократии пришли в секретариат Интерпола и сказали: вы начинаете приостанавливать членство злоупотребляющих Интерполом стран — до чрезвычайной сессии ассамблеи, это юридически возможно. А если вы этого не сделаете, то ваши личные зарплаты окажутся под угрозой»", — цитирует ВВС доктора Теодора Броманда, изучающего работу Интерпола.

Конечно, ситуация не столь драматична, как в годы Второй мировой войны. Президент Интерпола — это в основном церемониальная должность, а возглавляемый им исполнительный комитет осуществляет общую координацию работы. Главным же рабочим органом является Генеральный секретариат. Но, безусловно, избрание Александра Прокопчука усилит политические позиции Москвы в Интерполе, и уж точно не приведет к сокращению потока «красных уведомлений» от различных диктатур.

«У меня нет никаких сомнений в том, что руководящая позиция России в структуре Интерпола способна усугубить уже существующие проблемы и создать новые, — утверждает правозащитница Дженни Курпен. — Нет у меня сомнений и в том, что это назначение — результат неких разменов, объектом и заложником которых как всегда станут права и свободы преследуемых по политическим мотивам россиян».

Источник: МБХ медиа

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Павлюченков Алексей Андреевич

Павлюченков Алексей Андреевич

Член ОНК Московской области, координатор Gulagu.net

Я хочу защищать права людей. В нашей стране права человека нагло попираю те органы власти, которые обязаны их охранять. Человек попавший в места заключения фактически  лишен возможности самостоятельно защищать свои права, я чувствую в себе силы и возможности помогать таким людям. Так же пытки над над заключенными и нарушение их прав это одно из звеньев большой коррупционной машины, которая живет за счет взяток, заказных уголовных дел и вымогательств и все это происходит при попустительстве органов власти.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3463 обращения
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ