16 декабря 2018, 21:05 нет комментариев

Начался суд над тюменской «бандой ФСБ». Ее членов — действующих силовиков — подозревают в 53 убийствах

Поделиться

Фото: Lannis Waters \ Zuma \ TASS

В Уральском окружном военном суде стартовал процесс над бывшим лейтенантом ФСБ, служащим отдела по сопровождению оперативных мероприятий УФСБ по Тюменской области Алексеем Коротковым. Его обвиняют в семи убийствах, а также в 13 эпизодах разбойных нападений, хулиганства и похищения людей. Все преступления, по версии следствия, он совершил в составе так называемой «тюменской банды ФСБ» — группы из троих сотрудников Федеральной службы безопасности, одного полицейского и тренера по самбо. На протяжении 9 лет — с 2008 по 2017 год — они держали в страхе тюменских предпринимателей, трудовых мигрантов и таксистов.

Коротков — единственный член банды, давший признательные показания. Остальные фигуранты дела либо отрицают свою вину, либо скрываются, либо умерли в СИЗО при невыясненных обстоятельствах.

«Банда ФСБ» начала «работать» в Тюмени в декабре 2008 года. Ее основателем и лидером следствие считает умершего капитана Федеральной службы безопасности Владимира Гилева.

Гилев — снайпер спецназа ФСБ, неоднократно бывавший в командировках на Северном Кавказе. Вместе с ним, по версии следствия, в банду входили прапорщик ФСБ Евгений Гладких, лейтенант ФСБ Алексей Коротков, полицейский Сергей Зозуля, тренер ФСБ по самбо Александр Кобылин и безработный Сергей Синяков.

Известно, что все бандиты из числа сотрудников бывали в «горячих точках». Это помогало им проходить ежегодную проверку службы собственной безопасности.

Сотрудник правоохранительных органов проходит проверку на полиграфе. Фото: РИА Новости

Полиграф показывал эмоциональные всплески при ответах на вопросы о насилии, но эксперты считали, что реакция связана с пережитым боевым опытом.

Первым преступлением банды, как следует из материалов дела, стала кража сейфа из офиса предприятия «Тюмень Водоканал» в декабре 2008 года. Последним — убийство в 2016 году гражданина Таджикистана. Между двумя преступлениями — 17 вменяемых следствием убийств (а всего, предположительно, члены банды могли быть причастны к 53 убийствам), десятки случаев разбойных нападений и похищений людей.

«Все равно от ответственности не уйти»

Алексея Короткова судят в особом порядке. Он пошел на сделку со следствием и рассказал о своем участии в семи убийствах, хотя изначально ему предъявляли лишь один эпизод. Прокуратура взамен не стала запрашивать для бывшего силовика пожизненное лишение свободы: гособвинитель попросил приговорить его к 24 годам колонии строгого режима и штрафу в 500 тысяч рублей.

Признание вины Коротков объяснил тем, что «не может жить с этим камнем».

Заключенный пишет письмо из колонии. Фото: Юрий Смитюк / ТАСС

Он участвовал в самом первом убийстве, совершенном бандой. 30 декабря 2008 года, согласно материалам дела, Коротков вместе с Владимиром Гилевым и Евгением Гладких ворвался в коттедж тюменского предпринимателя Дмитрия Клованича, который, предположительно, занимался обнальным бизнесом. Наводку на предпринимателя дал сотрудник ОБЭП Сергей Зозуля. У Клованича забрали ноутбук с ключами доступа к банковским счетам, затем связали, вывезли на его же «Мерседесе» в лес и застрелили.

Еще одно убийство с участием Короткова произошло в 2010 году. Жертвой стал гражданин Таджикистана. Вся информация по этому преступлению не раскрывается, только канва. Тюменский бизнесмен, на которого было возбуждено уголовное дело за махинации с налогами, попросил Короткова и Гилева «решить» эту проблему за 600 тысяч рублей. Те деньги взяли, но «решать» ничего не стали. Когда бизнесмен потребовал вернуть деньги, ему предложили встретиться в неформальной обстановке. На встречу члены банды привезли таджикского рабочего, которого предварительно прилично одели, связали и запихнули в багажник.

Таджика сотрудники ФСБ представили как посредника, которому они якобы передали деньги и который решил их присвоить.

Не дав рабочему сказать ни слова, бандиты застрелили его прямо на глазах у коммерсанта. Тот решил больше не спрашивать о своих деньгах.

По свидетельству одного из задержанных Александра Кобылина, сотрудники ФСБ вдобавок заставили бизнесмена заплатить им 10 миллионов рублей.

Виды Тюмени. Фото: Алексей Щукин / ТАСС

В апреле 2011 года, по информации Е1, Коротков убил мигранта. Купил телефон с SIM-картой, зарегистрированной на третье лицо, и отправил с него SMS с угрозами знакомому предпринимателю. Угрожал расправиться с ним и его семьей, если тот не заплатит 1 миллион долларов. Предприниматель, не зная, кто автор SMS, обратился к эфэсбэшникам. После этого бандиты нашли гражданина Таджикистана (его фамилия Халмирзуев), которого и решили выдать за вымогателя.

Халмирзуева задушили, труп показали коммерсанту. В карман убитому положили телефон, с которого было отправлено SMS. Какую выгоду с этого получила банда, не разглашается.

Короткову также вменяют убийство с разными целями четверых трудовых мигрантов. Мигранты и были основными жертвами лейтенанта ФСБ: шесть из семи убитых — граждане Таджикистана.

Выступая с последним словом в суде, Коротков еще раз раскаялся в содеянном: «Я признаю каждый эпизод. Все равно от ответственности никуда не уйти».

Приговор Короткову огласят 20 декабря.

Письмо президенту

Пролить свет на преступления, совершенные «бандой ФСБ», помогает открытое письмо члена группировки Александра Кобылина президенту России Владимиру Путину. Оно было опубликовано 15 марта 2018 года в тюменском издании 72.ru. В письме Кобылин утверждает, что сам никого не убивал, но был вынужден состоять в банде, потому что боялся за себя и свою семью. С Гилевым и Коротковым Кобылин познакомился, когда обучал сотрудников ФСБ самбо.

Александр Кобылин. 72.ru

В середине сентября 2015 года Кобылин первый раз участвовал в преступлении. Убийство таксиста Александра Чашникова он расписывает подробно.

«Коротков договорился со мной о встрече. При встрече спросил, какие у меня планы. Он мне сказал, что сейчас подъедут Владимир Гилев и Евгений Гладких, тоже сотрудники УФСБ России по Тюменской области, и нужно съездить по оперативной работе. Все трое были действующими сотрудниками ФСБ, я их знал и поэтому согласился. Мы сели в машину Короткова, разговаривали на различные темы, а минут через 20 приехал Евгений Гладких. Коротков сказал мне, что Гилев не приедет — занят семейными делами. Это меня немного насторожило, но Коротков и Гладких были сотрудниками ФСБ и моими знакомыми, и я подумал, что здесь ничего такого нет».

Далее, по словам Кобылина, Александр Коротков сказал, что на место проведения оперативных действий нужно ехать на такси.

«Он стал вызывать такси, для этого немного изменил голос, стал кашлять, — пишет Кобылин. — Я хотел спросить, зачем он это делает, но тот резко оборвал меня и сказал: «Тихо, парни, не мешайте». Такси приехало быстро — это был черный «Форд» с шашечками. Коротков сказал, чтобы Евгений Гладких сел рядом с водителем, я сел позади него. <…> Не доезжая до названного адреса, где-то возле лесополосы, Коротков сказал водителю повернуть. Тот свернул с дороги и поехал, куда показал Коротков. Он сказал таксисту остановиться, после чего резко достал пистолет и выстрелил в мужчину. Выстрела слышно не было, это было что-то похожее на хлопок. Тело таксиста бросили в лесу».

Таксист Александр Чашников. 72.ru

В письме Александр Кобылин также рассказывает, что в 2015 году Коротков и Гладких убили другого таксиста, имя которого ему неизвестно. Он знает, что этот таксист управлял Daewoo Nexia. Из признаний Короткова известно, что водителя «Нексии» звали Закиржон Холмуродов, ему было всего 18 лет. Сотрудники ФСБ планировали убить Холмуродова, чтобы завладеть его автомобилем для совершения преступлений.

Убитый 18-летний таксист Закиржон Холмуродов. 72.ru

В 2016 году, сообщает Кобылин, Алексей Коротков и Евгений Гладких убили двух граждан Таджикистана. Из материалов дела известны их фамилии: Тоиров и Сайфрутдинов.

Их убили, «чтобы облегчить совершение иных преступлений». За этой формулировкой скрывается страшное — так бандиты тестировали самодельные патроны:

они хотели удостовериться, что используемое ими оружие невозможно установить по пулям.

После убийства Сайфрутдинова Коротков разослал в силовые органы анонимное письмо, в котором сообщил местонахождение тела. И действительно: по пулям выйти на след «банды ФСБ» не удалось.

Разгром

В 2016 году в тюменском СНТ «Плодовое» у одного из дачников расстреляли окна в доме. Незадолго до этого он поссорился с другим дачником, который оказался родственником Короткова. Подробностей инцидента следствие не разглашает, но известно, что Коротков лично приехал разбираться и открыл стрельбу. Прибывшие на место полицейские смогли идентифицировать пули (они были выпущены не из самодельного, а из боевого оружия). И по ним установили стрелявшего.

Короткова и других членов банды взяли не сразу. Их «вели» несколько месяцев. Короткова и Гладких задержали лишь в апреле 2017-го. Вскоре накрыли Владимира Гилева, а 2 мая — Александра Кобылина.

Бывший сотрудник ОБЭП Сергей Зозуля, давший банде наводку на предпринимателя Клованича, скрылся и объявлен в международный розыск.

Скриншот карточки Сергея Зозули, сотрудника ОБЭП, состоявшем в преступной группировке силовиков

В июле 2017 года Владимир Гилев покончил с собой в СИЗО № 2 г. Заводоуковска — перерезал себе горло. После этого в нескольких уральских СМИ появились «утечки» от следствия, что

теперь раскрыть все преступления, к которым могут быть причастны бывшие сотрудники ФСБ, «не удастся никогда».

И последнее. В 2013 году Алексею Короткову, который уже 5 лет убивал людей, в ФСБ дали характеристику: «Терпим, вежлив, корректен, следует общепринятым социальным нормам».

Источник: Новая Газета

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Меркачева Ева Михайловна

Меркачева Ева Михайловна

Журналист, заместитель председателя ОНК Москвы

Проект против пыток и коррупции Gulagu.net  сделал то, во что даже трудно поверить. Он объединил тысячи людей в борьбе против произвола в тюремной  системе.  О проекте знают в каждой колонии и в каждом СИЗО, и попасть "на карандаш" блогеров  для многих тюремщиков означает потерять авторитет и, возможно,  даже работу и порой - свободу.  Gulagu.net читают люди в ФСИН, в Кремле, его изучают граждане, живущие за рубежом, в том числе журналисты с мировым именем.  Мне известны случаи, когда после публикации на сайте возбуждались уголовные дела, задерживались коррупционеры, освобождались наконец невиновные.   Многие жалобы заключенные пишут сначала сюда, а потом уже в ОНК. Это говорит о высочайшем уровне доверия, о том, что арестанты знают - их просьбу о помощи не оставят в стороне. 
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3546 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ