19 апреля 2019, 11:24 нет комментариев

Скандал в адвокатском сообществе: «донос» против круговой поруки

Поделиться

Известных российских адвокатов, подписавших письмо в Следственный комитет с просьбой расследовать коррупционную деятельность главы Адвокатской палаты Башкортостана, могут лишить статуса.

18 апреля на Всероссийском съезде адвокатов была поддержана резолюция Федеральной палаты адвокатов с предложением привлечь к дисциплинарной ответственности коллег, подписавших письмо на имя главы Следственного комитета России Александра Бастрыкина.

Адвокаты против коррупции

В начале марта целый ряд известных российских адвокатов обратились к главе СК Бастрыкину с просьбой «обеспечить объективное и своевременное расследование всех данных о финансовых и иных злоупотреблениях представителей органов управления Адвокатской палаты Республики Башкортостан».

«Из имеющихся в нашем распоряжении материалов доследственной проверки видно, что управленцами Адвокатской палаты РБ, бюджет которой формируется за счет обязательных взносов адвокатов республики, исполняются подозрительные сделки, заключенные при наличии конфликта интересов», — так начинается письмо корифеев адвокатуры.

Напомним, в конце 2017 года ряд башкирских адвокатов и юристов обвинили президента Адвокатской палаты РБ Булата Юмадилова в «финансовых злоупотреблениях и семейственности». В заявлениях, направленных в правоохранительные органы, в частности, говорилось, что сын Булата Юмадилова —​ Денис Юмадилов, являющийся вице-президентом Адвокатской палаты на внештатной основе, получает зарплату и премии из фондов палаты, а помещение, в котором располагается палата, арендуется ею у тещи Булата Юмадилова.

Очевидно, что пойти на столь беспрецедентный шаг известных адвокатов заставила не только теща Булата Юмадилова, у которой Адвокатская палата Башкортостана арендует помещение, но главным образом репутация российской адвокатуры.

Они просят Бастрыкина обратить внимание на «многочисленные факты присвоения статуса адвоката лицам, не имевшим права быть допущенными к сдаче квалификационного экзамена на присвоение статуса адвоката». И предостерегают: «Непринятие мер по тщательному расследованию проявлений финансовой нечистоплотности представителей органов адвокатского управления и иных должностных злоупотреблений, безусловно наносит существенный удар по авторитету российской адвокатуры, развращает правосознание членов адвокатского сообщества и всей юридической общественности страны».

Свои подписи под этим резонансным письмом поставили: известные российские адвокаты Каринна Москаленко, Илья Новиков, Анна Ставицкая, Роман Мельниченко, Дмитрий Ларин, Юрий Костанов, Михаил Беньяш и другие.

Генри Резник. Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ

Донос или гражданская обязанность?

Письмо не осталось незамеченным. Оно бурно обсуждалось в профессиональном сообществе и в социальных сетях. Высказался в сети ФБ и известный адвокат Генри Резник. В комментариях к посту адвоката Константина Ривкина он назвал письмо своих коллег «доносом»: «Не искажайте суть спора. Подписанты — не члены Башкирской палаты, не обладают непосредственным знанием о ее внутренних конфликтах, не могут стать потенциальными потерпевшими от предположительно имевших место злоупотреблений. Требовать при таких условиях вмешательства правоохранительных органов в деятельность другой палаты — значит полностью утратить профессионализм и вековую корпоративную культуру. И не надо подменять предмет разногласий, апеллируя к традициям присяжной адвокатуры, кои здесь ни при чём. Адвокат, разумеется, вправе требовать расследовать злоупотребления органов самоуправления, но СВОЕЙ ПАЛАТЫ, членом которой он является… Посему… Я определяю этот жанр как ДОНОС».

Нерукопожатные адвокаты

А на днях свое слово сказала и Федеральная палата адвокатов, выпустив так называемое «Разъяснение»: «Такого рода обращения адвокатов в органы государственной власти, либо в правоохранительные органы демонстрируют полное пренебрежение моральными традициями адвокатуры и требованиями профессиональной этики. Все указанное усугубляется в том случае, когда авторы подобных обращений не являются членами той адвокатской палаты, положение дел в которой должно явиться, по их мнению, предметом их проверки. Подобное вмешательство адвокатов в деятельность иной адвокатской палаты, особенно с привлечением следственных органов, насаждает чуждую адвокатуре атмосферу подозрительности и доносительства».

Чиновники от адвокатуры в Федеральной палате (ФПА) посчитали, что письмо их коллег в СК «является нарушением законодательства об адвокатуре, норм профессиональней этики адвоката и должно стать поводом для дисциплинарного реагирования уполномоченных органов адвокатского самоуправления и возможного привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности».

Это означает, что адвокатов-подписантов вполне могут лишить статуса.

Сегодня на Всероссийском съезде адвокатов мэтр российской адвокатуры Генри Резник назвал главу Федеральной палаты Удмуртии Дмитрия Талантова (одного из тех, кто подписал письмо и выступает за право адвокатов критиковать своих коллег) «нерукопожатным».

Значит ли это, что для Резника скоро и Каринна Москаленко станет нерукопожатной?

Каринна Москаленко. Фото: Al Born / Facebook

Круговая порука?

Во всяком случае, Москаленко не боится гнева своих коллег из ФПА. И вступает в полемику со своим старым другом Генри Резником и публикует на сайте «Голос адвоката» полемическую статью.

Вот что, в частности, пишет Москаленко:

«Донос, говорите?

Мой ответ прост.

1) Корпоративная этика не имеет ничего общего с круговой порукой и потаканием коррупционным явлениям в адвокатском сообществе. Это подмена понятий, и в среде профессионалов, я убеждена, эта гнилая идейка не пройдёт.

2) Виталий Буркин (уфимский адвокат, был лишен статуса за публикации в соцсетях, где критиковал пороки судебной системы, сейчас обратился в ЕСПЧ. — «МБХ медиа»), которого лишили статуса адвоката за проявленную им принципиальность при исполнении адвокатских обязанностей, за критику, имел право на корпоративную солидарность, на поддержку и защиту со стороны своих коллег, которую он не получил ни в региональном сообществе, ни на уровне ФПА.

3) Напротив, г-н Юмадилов, как публичная фигура и член Совета палаты Башкортостана и Совета ФПА, может и должен быть подконтролен сообществу и при возникновении ЛЮБЫХ обоснованных подозрений в отношении допущенного конфликта интересов и коррупционной составляющей в отношении него должна быть проведена тщательная проверка в нашем сообществе. А если сообщество в лице чиновников адвокатуры проявляет недопустимую медлительность, — то должны быть организованы следственные действия со стороны правоохранительных органов, — инициатива Виталия Буркина и других башкирских коллег, которую мы с адвокатом Костановым и десятками коллег поддержали. И никто не имеет права называть это доносом.

4) И наконец, почему-то большинство критиков этого обращения в СК РФ, поддержанного группой адвокатов, игнорирует тот факт, что г-н Юмадилов не вправе пользоваться защитным иммунитетом в своём сообществе после того, как он сам подверг нападкам и атакам своих коллег — Виталия Буркина и других. Где были вы, защитники адвокатской солидарности, когда г-н Юмадилов лишал коллегу Буркина адвокатского статуса по просьбе судебных работников, попавших под его критику? Поднявший меч на своего коллегу, должен быть готов к тому, что может быть подвергнут симметричным атакам.

Булат Юмадилов. Фото с сайта Адвокатской палаты РБ

Но вернемся к общеевропейским ценностям, которые, в зависимости от ситуации, так любят то поносить, то восхвалять адвокатские чиновники. Оказывается, в России не только власти, но и некоторые адвокаты не понимают правовую позицию об общественном интересе и необходимости общественного контроля, выраженную Европейским Судом в решениях по многочисленным делам, которые заявители выиграли в ЕСПЧ после того, как были подвергнуты наказанию за свободу выражения мнения и свободу распространения информации. Мы с коллегами решили обратиться с этим вопросом к главному российскому специалисту в области прав, гарантированных статьей 10 Европейской Конвенции, и непревзойденному авторитету в области информационной свободы — к Галине Араповой, которая поддержала нашу позицию и особо отметила следующее:

«Будучи не рядовым адвокатом, приняв на себя руководящую функцию в сообществе, г-н Юмадилов отнюдь не обрёл статус неприкасаемого, как видимо думается многим представителям власти, напротив, он должен был быть готов к критике в свой адрес и общественному контролю со стороны коллег — это очевидные „бонусы“ любой руководящей должности, его деятельность должна отвечать самым высоким стандартам профессионального сообщества».

Я считаю своим долгом подчеркнуть самую возмутительную подробность этой истории: беззащитного Буркина никто не защищал — ни от судей, ни от чиновников из адвокатской Палаты Башкортостана, а «бедного» сановного Юмадилова бросились защищать так, будто за все его художества его завтра кто-то выгонит не то, что из адвокатуры, а хотя бы из Совета ФПА.

Если это не круговая порука, то что же?"

Москаленко выступает против «узурпаторов адвокатского самоуправления», которые почувствовали в письме известных российских защитников в СК угрозу для себя лично, ведь если покопаться, то не только в адвокатской палате Башкортостана можно найти финансовые и коррупционные нарушения.

Каринна Москаленко называет резонансное письмо в СК — последним предупреждением: «Это было последнее предупреждение всем зарвавшимся чиновникам, ставшими наростом на теле адвокатуры: уймите свою чиновничью прыть. Пока это не сделала адвокатская корпорация — настоящее адвокатское сообщество, а не горстка узурпаторов адвокатского самоуправления».

Источник: МБХ медиа

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

Петер Оборн

Петер Оборн

Главный политический комментатор газеты "Тhe Daily Telegraph"

Избиение любого задержанного или осужденного абсолютно неприемлемо и является грубым нарушением их человеческих прав.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3588 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ