5 октября 2019, 22:25 нет комментариев

«Помощи ждать неоткуда»: очередной громкий скандал во ФСИН России

Поделиться

Владимир Путин на этой неделе отправил в отставку директора ФСИН Геннадия Корниенко: в четверг был опубликован соответствующий указ, подписанный еще в понедельник. Это кадровое решение по случайному совпадению последовало вскоре после того, как стало известно об очередном случае насилия над заключенным в одной из российской колоний.

В конце сентября правозащитная организация Gulagu.net опубликовала на своем канале в YouTube видео, на котором заключенного пермской колонии № 9 Дмитрия Сергеева избивает и совершает в отношении него действия сексуального характера другой заключенный, Алексей Лопаткин, сотрудничающий с администрацией исправительного учреждения.

Незадолго до этого Сергеев пожаловался начальнику колонии Салиму Абдурахманову, что его заместитель Сергей Пантелеев с помощью заключенного Лопаткина продает другим осужденным сотовые телефоны, отобранные у их же товарищей. Кроме того, под угрозой «отправки в петушатник» Лопаткин собирал деньги с заключенных — якобы на нужды отряда. О подробностях этого случая RFI рассказал руководитель проекта Gulagu.net Владимир Осечкин.

Владимир Осечкин: К нам на горячую линию Gulagu.net поступило видео, которое из пермской колонии № 9, очевидно, вынес добросовестный сотрудник ФСИН. Этот человек вынес видео с территории учреждения, отправил к нам на электронную почту и достаточно подробно описал схему унижения, которая действует в этом учреждении. Дальше мы с координаторами приняли решение опубликовать это видео и направить тут же в Генпрокуратуру, СК и прокурору региона соответствующее заявление с требованием о возбуждении уголовных дел. Мы знаем, что существует порочная практика, когда заключенных пытают и данные унижения и пытки снимают на сотовые телефоны активисты либо сами сотрудники ФСИН для того, чтобы в последующем компрометировать жертву пыток, принуждать к даче показаний, отказываться от жалоб на применение пыток и так далее.

RFI: Насколько широко распространена сегодня практика, когда заключенные, сотрудничающие с администрацией, избивают и насилуют других заключенных?

Раньше, 10–15 лет назад, это была широко распространенная практика, когда ФСИН использовал секции дисциплины и порядка для избиения неугодных заключенных либо для пыток и выбивания явок с повинными, но в 2011 году Минюст издал указ, согласно которому секции дисциплины и порядка были запрещены. Но после того, как в 2018 году широкой общественности стали известны подробности пыток в отношении заключенного Евгения Макарова в ярославской колонии № 1, после того, как страна увидела, как сотрудники ФСИН сами избивают заключенных, по моей информации, состоялось совещание в Главном оперативном управлении ФСИН России, где фактически опять было принято решение о возврате к старой модели действия через так называемые секции дисциплины и порядка с тем, чтобы минимизировать количество фактов избиения со стороны сотрудников ФСИН. Но в то же время сохранять контроль над основной массой заключенных с помощью пыток.

До сих пор российские тюрьмы пронизаны воровскими гулаговскими понятиями. Во всех учреждениях, будь то СИЗО или колония, внутри действует четкая неформальная иерархия, которую поддерживают оперативники ФСИН.

Фактически мы за последний год фиксируем буквально всплеск случаев, когда именно осужденные из числа завербованных оперативниками применяют пытки, избиения. И буквально в начале августа мы опубликовали на Gulagu.net и YouTube видео, где несколько активистов в пресс-хате СИЗО №1 Санкт-Петербурга, это СИЗО «Кресты», несмотря на то, что он нашпигован электроникой и огромным количеством камер слежения, тем не менее, внутри камер эти негласные агенты оперативников ФСИН творили ужасные вещи, жесточайшим образом избивали заключенных. И не только принуждали к явкам с повинными и самооговору, но и вымогали у них деньги за безопасность.

За последние два месяца — два похожих случая: и там, и там действуют активисты под контролем и по заданию оперативных сотрудников ФСИН, и там, и там они пытки снимают на сотовые телефоны, чтобы потом использовать эти видео как отчет о проделанной «работе» перед своими кураторами из оперативного управления. Для того, чтобы те в последующем использовали это видео как компромат в отношении жертв пыток.

По тюремным «законам» компромат в этом случае может быть только один: если к заключенному применяли сексуальное насилие…

К сожалению, несмотря на то, что государство выделило десятки миллиардов рублей на реформу и гуманизацию ФСИН, никакой гуманизации не произошло, реформа провалена. До сих пор российские тюрьмы пронизаны воровскими гулаговскими понятиями. Во всех учреждениях, будь то СИЗО или колония, внутри действует четкая неформальная иерархия, которую поддерживают оперативники ФСИН. И внизу — так называемые опущенные, обиженные, «петухи». К сожалению, такая терминология применяется не только заключенными, но и сотрудниками. Мы, правозащитники, называем их униженными заключенными. К сожалению, именно подобная иерархия, страх основной массы заключенных быть униженными, вынуждает подчиняться, принимать эти криминальные порядки, власть криминальных авторитетов и фактически помогает главному оперативному управлению ФСИН России полностью контролировать происходящее внутри учреждения.

Наш коллега адвокат Станислав Журавлев выезжал в пермскую колонию № 9 по нашей просьбе и опросил целый ряд осужденных, которые в данном учреждении подвергались и жестким избиениям, и унижениям. Они подтвердили, что в этой колонии существовала секция для униженных заключенных, и именно в эту секцию осужденных поставлял как раз этот завхоз и агент учреждения Алексей Лопаткин.

C помощью страха унижения недобросовестные сотрудники ФСИН, оперативники либо вымогают деньги, либо выбивают из заключенных признательные показания, самооговоры, либо показания в отношении третьих лиц.

Этот заключенный вместе со своими сообщниками по приказу заместителя начальника колонии Сергея Пантелеева избивали и унижали заключенных, записывали это на видео и в последующем шантажировали заключенного. Для чего они это делали? Как я могу предположить… Мы с вами знаем, что униженные заключенные выполняют в учреждении самую грязную работу. Они убирают мусор, моют унитазы, полы. Соответственно, основная масса заключенных, конечно, не хочет выполнять эту унизительную грязную работу, и именно для этого администрация использует бесплатную рабочую силу в лице униженных заключенных, для которых, конечно же, весь срок отбытия наказания — это просто сущий ад на Земле. Соответственно, существует основная масса заключенных, которые не хотят туда попадать. Поэтому с помощью вот этого страха унижения недобросовестные сотрудники ФСИН, оперативники либо вымогают деньги, либо выбивают под этим страхом из заключенных признательные показания, самооговоры, либо показания в отношении третьих лиц.

Почему осужденные не жаловались раньше на то, что в колонии администрация торгует их же телефонами? Их в целом устраивала эта система?

Заключенные в пермской колонии № 9 прекрасно понимали, что помощи ждать неоткуда. Местная прокуратура связана с колонией, обращаться к прокурорам бессмысленно и опасно, точно так же бесполезно обращаться к местным общественникам из ОНК или аппарата уполномоченного по правам человека. Потому что они работают в тесной связке и фактически покрывают все происходящее в учреждениях пермского ГУФСИН. Туда через неделю после Станислава Журавлева выезжали сотрудники аппарата и члены ОНК, которые после посещения колонии заявили, что не было никаких серьезных правонарушений. И что якобы эти активисты действовали самостоятельно, что у них был личный неприязненный конфликт, никакого отношения к этим многочисленным нарушениям якобы администрация учреждения не имеет.

Администрация пермской колонии создавала такие условия, при которых нормальные законные возможности ходить на свидания с родственниками, звонить им бесплатно по государственному телефону были резко ограничены. Соответственно, люди просто, чтобы общаться со своими родственниками, были вынуждены покупать эти сотовые телефоны и точно так же вынуждены были платить за безопасность и личную неприкосновенность. Те заключенные, которые отказывались платить деньги оперативникам пермской колонии, подвергались жестоким избиениям и даже изнасилованиям.

Что случилось с героями этой истории после того, как вы опубликовали видео с издевательствами над Сергеевым?

По информации наших источников, на данный момент заместитель начальника колонии по безопасности и оперативной работе Сергей Пантелеев отстранен от исполнения обязанностей, в отношении его проводится служебная и доследственная проверка. И, скорее всего, он будет уволен по дискредитирующим обстоятельствам и привлечен к уголовной ответственности.

Активистов ГУФСИН, которые избивали и пытали Дмитрия Сергеева, в настоящий момент вывезли из ИК № 9 и, как я понимаю, содержат сейчас в безопасном месте, опасаясь того, что основная масса заключенных при встрече их будет просто жестоко избивать за вот это насилие.

Что касается Салима Абдурахманова, он, к сожалению, продолжает пока исполнять обязанности начальника учреждения. Я буду повторно обращаться к руководству ФСИН и прокуратуру региона с тем, чтобы данного человека в обязательном порядке отстраняли от исполнения обязанностей и тоже возбуждали в отношении него уголовное дело.

Что касается жертвы пыток Дмитрия Сергеева, мы внимательно отслеживаем его судьбу, его регулярно посещает адвокат в исправительной колонии, буквально через несколько дней у него заканчивается срок лишения свободы, он освобождается. И наши координаторы-эксперты помогут ему приехать в Москву и рассказать о том, что происходит в пермской колонии № 9 журналистам.

За последние 15-20 лет тюрьма, очевидно, стала дорабатывать за некомпетентных следователей, массово принуждая заключенных к явкам с повинными и даче признательных показаний. 

Директор ФСИН Геннадий Корниенко уволен. Кто придет на его место, как вы думаете? И что может измениться в системе?

За последние 15–20 лет, при Владимире Путине, ФСИН стала похожа на придаток МВД, ФСБ, СК. К сожалению, на сегодняшний день главенствующую роль в ФСИН играет главное оперативное управление и оперативные управления и части при СИЗО и колониях. За последние 15–20 лет тюрьма, очевидно, стала дорабатывать за некомпетентных следователей, массово принуждая заключенных к явкам с повинными и даче признательных показаний. К сожалению, эти гулаговские традиции были продолжены и при директоре ФСИН Геннадии Корниенко, который с 1981 года служил в КГБ, ФСБ и ФСО. Я думаю, что на место Корниенко придет опять же подконтрольный ФСБ человек из одной из спецслужб. И вряд ли стоит ждать какой-то серьезной гуманизации и реформирования ФСИН в обозримом будущем.

На сегодняшний день есть несколько претендентов на пост директора ФСИН. Одна группа интересантов в администрации президента и ФСБ лоббирует назначение на пост директора ФСИН Анатолия Рудого — это верный соратник Геннадия Корниенко, который последние семь лет был его первым заместителем. И в этом случае все сохранится.

На мой взгляд, очень высока вероятность назначения нового человека на пост директора ФСИН, потому что очевидно, что нынешняя администрация ФСИН просто погрязла в скандалах и с пытками, и с коррупцией. Их главный финансист Олег Коршунов уже осужден за хищения более 200 млн рублей, и в отношении него расследуется еще целый ряд уголовных дел. У следователей СК достаточно материалов для привлечения к уголовной ответственности и Анатолия Рудого. И сейчас, скорее всего, будет принято именно политическое решение президентом. Либо будет дан ход всем уголовным делам, и тогда очевидно, что львиная доля нынешней администрации сама окажется в застенках, либо Путин побоится очередных новых скандалов, и тогда на какое-то время, на ближайшие год-два, он продлит мандат нынешней администрации, и ФСИН возглавит Анатолий Рудый или Валерий Максименко.

Год назад, когда всплыло видео с избиением заключенного Макарова в ярославской колонии, власти заговорили о реформе ФСИН. Дальше разговоров дело не пошло?

После тех громких скандалов с пытками в ярославской колонии № 1 руководство ФСИН заявляло о том, что оно намерено гуманизировать службу, закупить какие-то супервидеорегистраторы, которые будут записывать все 24 часа в сутки. Но, конечно же, ничего этого не произошло. Генералы занимались банальным самопиаром. Никакие видеорегистраторы массово не были закуплены, все закупки по видеорегистраторам были провалены и не реализованы в 2018 году.

Никакие видеорегистраторы не спасут заключенных от пыток и от насилия, если одним из ключевых показателей для ФСИН будет уровень раскрываемости преступлений и содействие правоохранительным органам и прокуратуре. Сначала нужно менять систему и принцип работы ФСИН, разрывать порочную связку с СК, ФСБ, МВД, только после этого можно будет говорить о серьезной реформе. Пока на сегодняшний день полагать, что система будет каким-то кардинальным образом пересмотрена, не приходится.

Россия вышла на первое место в Европе по числу заключенных на 100 тысяч жителей, а также на первое место по количеству бюджетных средств, выделяемых на пенитенциарную систему, говорится в докладе экспертов Общероссийского гражданского форума. По состоянию на 1 июля этого года, в российских колониях и следственных изоляторах находятся более 543 тысяч человек. Содержание одного заключенного обходится примерно в 50 раз дешевле, чем в среднем по европейским странам. В России на это тратится 2,5 евро в день, в Европе — 128 евро.

Источник: RFI

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

Петер Оборн

Петер Оборн

Главный политический комментатор газеты "Тhe Daily Telegraph"

Избиение любого задержанного или осужденного абсолютно неприемлемо и является грубым нарушением их человеческих прав.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3636 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ