Бабушкин Андрей Владимирович

Член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (руководитель постоянной комиссии по содействию ОНК и реформе пенитенциарной системы)

[email protected] 8 (901) 519-62-40
17 ноября 2018, 16:07 нет комментариев

Почему мы становимся правозащитниками?

Поделиться

Такую заметку я написал для агентства "Вайт Ньюс". Сегодня ее решил разместить на своем блоге.

Всю свою молодость я мечтал о карьере на государственной службе. Я даже и не помышлял о том, что при конфликте между гражданином и государством, я стану на сторону  гражданина. Даже в той ситуации, когда этот гражданин не вызывает симпатии, например, отбывает наказание за совершенное преступление. А государство, казалось бы, печется о благе всех.

Почему я сделал такой выбор? У меня до сих пор на этот вопрос нет простого ответа.

Может быть это произошло во время моей службы в армии? Именно тогда я впервые увидел, что законы и правила против армейской дедовщины не работают сами по себе, а необходимо, чтобы среди комсомольского актива, офицеров, старослужащих, сержантов появилась критическая масса людей, убежденная в том, что над молодыми солдатами нельзя издеваться из-за того, что они молодые солдаты. Уже позже мы поняли, что мы не позволим вообще ни над кем издеваться ни по самой убедительной причине.

Может быть это произошло, когда в конце 1980-х я был членом руководства Московского народного фронта? Тогда, организуя митинги МНФ и участвуя в них, я впервые осознал, что бездушная норма закона может вступать в непримиримое противоречие с мудрой нормой права.

Но скорее всего, это произошло, когда я начал свою государственную карьеру, став депутатом Моссовета, и вошел в состав правящей фракции. Виноваты в этом мои родители. Они учили меня, с одной стороны, не сориться с властью, а с другой – всегда действовать по совести. Первый из этих ориентиров они озвучивали словами. А вот второй показывали личным примером. Этот второй оказался для меня более убедительным.

Впрочем, не исключено, что мне, как выпускнику философского факультета МГУ, запали в душу мудрые слова Ф. Энгельса о том, что необходимо построить общество, в котором «свободное развитие каждого является условием свободного развития всех». Помню, как тогда мне было непонятно,  каким образом между одним человеком и миллионами людей фактически ставится.

Кто же такие правозащитники? Я думаю, что скорее всего это – не профессия, а характер мышления.  Правозащитником может быть и общественный деятель, и адвокат, и депутат, и журналист.  Признаков правозащитника мне известно три:

  1. Помогая одному человеку, правозащитник думает том, как при этом можно помочь остальным, оказавшимся в  такой ситуации;
  2. Оценивая политическую программу, правовую норму, судебное решение правозащитник исходит  в первую очередь из того, как эти чудесные программа – норма – постановление реально повлияют на права человека;
  3. Возможность защитить права человека правозащитник ставит тех денег или иных благ, которые он может за это получить.

Я не думаю, что правозащитник должен работать бесплатно, по крайней мере в том случае, когда правозащитную деятельность он осуществляет профессионально.  Однако интересы того, кто к нему обратился, а также тех, кто находится в таком же положении, как и обратившийся, имеют для правозащитника наивысший приоритет, и по сравнению с деньгами, и по сравнению с карьерой, и по сравнению с личным благополучием.

Став правозащитником, человек не перестает быть носителем собственных комплексов и  слабостей,  не гарантирован от ошибок и глупостей. Однако меняется, по меньшей мере две его составляющих: шкала ценностей и угол взгляда.

Малозначительное и невзрачное вдруг приобретает огромное значение, а то, что тревожило ум и чувства сотни раз вдруг предстает мелким и неинтересным. Я и сам пережил это удивительное чувство: еще вчера ты не обратил на них внимание – бездомных, психбольных,  гастарбайтеров, репрессированных оппозиционеров и чиновников, и вдруг ты понимаешь, что их надо защищать и готов встать грудью на их защиту.

Кстати, интересно, что в 2016 году в нашей стране стали вручаться  правозащитные премии – одна в год. Однако ни орденов, ни медалей, ни грамот, ни благодарностей правозащитники не получают.

Не говоря о грантах.

И тем не менее, они работают.

Зачем?

Наверное для того, чтобы у нашего народа была надежда, а у нашей страны с гордым именем Россия был шанс.

Шанс не сгинуть, будучи перемолотой жерновами истории.

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

О ГУЛАГе

Варлам Шаламов

Варлам Шаламов

Русский прозаик и поэт 20 века

Помните, самое главное: лагерь — отрицательная школа с первого до последнего дня для кого угодно. Человеку — ни начальнику, ни арестанту не надо его видеть. Но уж если ты его видел — надо сказать правду, как бы она ни была страшна. <…> Со своей стороны я давно решил, что всю оставшуюся жизнь я посвящу именно этой правде.
(из переписки с А.И.Солженицыным)
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3463 обращения
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ